СИЗО-1 «Кресты» - самое проблематичное учреждение не только по нормам содержания и медицинскому обеспечению, но и противодействию работе ОНК · «7x7» Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Права человека
  1. post
  2. Права человека

СИЗО-1 «Кресты» - самое проблематичное учреждение не только по нормам содержания и медицинскому обеспечению, но и противодействию работе ОНК

Леонид Агафонов
Леонид Агафонов
Добавить блогера в избранное

СИЗО-1 «Кресты»

СИЗО-1 «Кресты» самое  большое и старое пенитенциарное учреждение Санкт-Петербурга, построенное в конце 19 века. Возможность круглосуточного надзора за заключёнными - главная цель строительства тюрьмы «Паноптикум» по плану Иеремии Бентама. «Тюрьма должна быть построена прочно и удобно, но совершенно просто, без лишних украшений и роскоши, нередко допускаемых в западных государствах и столь нежелательных для России, где предстоит построить значительное количество мест заключения» - так звучала инструкция Главного тюремного управления Российской империи, данная группе архитекторов, отправившихся в Европу для изучения тюремного дела.

Среди этих «новиков», отправившихся познавать разумное, доброе и вечное в европейских застенках, был и Антоний Иосифович Томишко. Именно он построил тюрьму «Кресты», являющуюся неформальной достопримечательностью города на Неве. По проекту Томишко новая главная тюрьма Петербурга была рассчитана на 1150 заключенных. Ее постройка началась в 1884 году и закончилась в 1890-ом. Любопытно, что «каменщиками в фартуках белых» были сами тюремные сидельцы. Находившиеся в старой тюрьме заключенные строили новые корпуса и переходили в них, а ветхие застенки ломали.

На сегодняшний день лимит наполнения составляет чуть менее 1800 человек, а по факту в «Крестах» постоянно находятся порядка 2300-2400 человек, что создает перегрузку ряда служб СИЗО-1 и нарушение прав заключенных, даже предусмотренных по закону в качестве минимальной нормы в 4 квадратных метра на человека, не говоря уже про семь метров на человека в Европейский странах.

СИЗО-1 «Кресты» - самое проблематичное учреждение не только по нормам содержания и медицинскому обеспечению, но и противодействию работе ОНК.

5 августа 2015 года комиссия в составе членов ОНК Леонида Агафонова и Бориса Пантелеева вошла в проходную (это было мое шестнадцатое посещение СИЗО-1) в этом году. В 11:00, войдя в шлюз КПП СИЗО-1, мы сдали телефоны и документы, о чем была сделана запись в журнал дежурного, и стали ожидать сопровождающего. Чтобы было понятно, поясню: в шлюз КПП попасть можно только пройдя две двери. И пока одна дверь не закроется, другую никто не откроет. Все формальности были выполнены, осталась только одна дверь, и мы бы вошли на режимную территорию, и можно было бы начинать проверку. Но, по непонятным нам причинам, за нами никто не приходил. Минут через двадцать к нам заглянул ДПНСИ (дежурный помощник начальника следственного изолятора) Алексей Алексеевич и сообщил, что для нас нет сопровождающего и придется подождать. На вопрос сколько ждать, ответил: «Не знаю». Борис Пантелеев пытался еще кое-что уточнить, но ДПНСИ дипломатию отверг - просто удалился. Да, возможно кадетских корпусов он не заканчивал и нормы этики ему не знакомы, а жаль. Вместо того, чтобы культуришен провести нас на территорию и предложить место для томления в каком-нибудь помещении, нас тупо оставили стоять в шлюзе. Как подозреваете, ни стульев, ни дивана там не предусмотрено. Мимо нас туда и обратно сновали люди. В дверное окно, выходящее во двор СИЗО-1, было окошко, и мы наблюдали, как в нарушение приказа №204, заключенный П. три раза заходил в дежурную часть без сопровождения сотрудников (наверное, ему тоже не хватило сопровождающих). Перед глазами кипела жизнь: через КПП чинно и мирно шагали сотрудники с детьми. В столовой на территории СИЗО-1 у них был праздник, посвященный дню знаний. Прошли сотрудники с автоматам. Тут напрягло: в одном месте находились сотрудники с оружием, заключенный без сопровождения и… дети. Почему руководство допускает подобные ситуации?! Или это факты профессионального выгорания? Хоть заключенный был невысок и худощав, судя по свободному перемещению по СИЗО-1, у него были доверительные отношения с администрацией учреждения. Но не прошло еще и месяца после побега из СИЗО-4, откуда сбежал заключенный из аналогичного хозяйственного отряда… Ставить под угрозу жизнь детей сотрудников из-за чьей-то халатности просто недопустимо.

Время шло, ситуация не менялась. С учетом того, что наше уведомление о посещении было подано в 8:55, у сотрудников СИЗО было полных два часа, чтобы найти нам сопровождение. В 12:00 пришлось взять телефон у дежурного. Первый звонок сделали во ФСИН России. Сообщили, что нас около часа удерживают в шлюзе КПП, срывая проверку. 12:10 сделали звонок на 911, сообщив о нарушении административного кодекса и препятствии деятельности ОНК, с просьбой к 17:00 прислать наряд. Поняв, что планы по посещению сорваны, начали корректировать список: из сорока человек, которых должны посетить, в списке оставили только 21. Мимо возвращались родственники заключенных с краткосрочных свиданий. Пока они получали свои документы и телефоны, мы раздавали визитки на случай выявленных проблем с условиями содержания заключенных. Все могут, не стесняясь, обращаться к нам за помощью  -наша деятельность бесплатная.

В 12:20, после почти полуторачасового стояния в шлюзе, за нами,наконец, пришли.

После длительного стояния, мы были в «приподнятом» настроении и «отличном» тонусе. Предстояла вторая часть Мерлезонского балета - проход через металлодетектор. Здесь тоже можно было пообщаться о знании инструкций. Я прошел через металлодетектор - он молчал. Вспомнился разговор одного из сотрудников со своим начальством, когда он назвал нас «по пояс деревянными». «Наверное, он прав», - хмыкнул я про себя. Каждый раз, отправляясь на проверку, я выкладывал все, что могло звякнуть или вызвать подозрение - время дороже. Борис Еремеевич при проходе «пискнул»… Началась старая «песня о главном»: сотрудники требовали предъявить «писк», а Борис Пантелеев - вызвать понятых для досмотра и составления протокола. Я взял стульчик и присел понаблюдать со стороны. Лучший способ сократить время - не вмешиваться в процесс. На удивление, все закончилось быстро, и мы пошли заниматься своими делами.

Первая остановка - психиатрическое отделение. В списке пять человек. Присутствует заведующий отделением старший лейтенант Гавриш А.С. В принципе, до конфликтной ситуации, у нас были обычные рабочие отношения: нас беспрепятственно пускали в психиатрическое отделение, пока начальник Б-2 МСЧ СИЗО-1 Янчук Ю.В. не выдал устное распоряжение, запрещающие членам ОНК посещать вверенную МСЧ, куда входит и психиатрическое отделение без заведующего отделения или лечащего врача. Я понимаю - ведь мы требуем оказывать медицинскую помощь своевременно, чтобы люди с острой болью в животе попадали на прием сразу, а не через неделю. Ну что делать, раз медики в СИЗО-1 такие «ранимые», но после того, как в психиатрическом отделении шесть человек написали обращение, что их положили туда без их согласия, доступ в психиатрическое отделение был закрыт под любым предлогом. И ссылки на ФЗ-76 уходили в никуда, хотя все прописано:

Статья 16.1. Осуществление общественного контроля за обеспечением права лиц, находящихся в местах принудительного содержания, на охрану здоровья

Члены общественных наблюдательных комиссий осуществляют контроль с соблюдением требований законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и требований, предусмотренных статьей 16 настоящего Федерального закона, за обеспечением права лиц, находящихся в местах принудительного содержания, на охрану здоровья при их нахождении в местах принудительного содержания, при временном помещении их в медицинские учреждения. Контроль за обеспечением права лиц, находящихся в местах принудительного содержания, на охрану здоровья может также осуществляться в стационарных (конечных либо промежуточных) пунктах перемещения таких лиц.

 

Вроде все ясно, но каждый раз нам отказывали по новым обстоятельствам. Специально для нас родился сей шедевр:

Правила посещения психиатрического отделения филиала «Больница №2» ФКУЗ МСЧ – 78 ФСИН России.

Посещение пациентов возможно на основании Закона РФ от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании».

Посещение пациентов психиатрического отделения возможно в среду с 13.00 до 14.00.

Для соблюдения Постановления главного государственного санитарного врача РФ от 18 мая 2010 года № 58 «Об утвержденных СанПин 2.1.3.2630-10» иметь сменную обувь, халат, шапочку, анализ кала на яйца гельминтов, анализ кала на кишечную группу (дизгруппа), анализ крови на сифилис (PW), ФЛГ - флюорографию, сведения об отсутствии контакта с инфекционными больными по месту жительства в течение 21 дня до посещения. Общение с больным осуществляется только в присутствии лечащего врача или начальника психиатрического отделения.

Начальник психиатрического отделения филиала «Больница №2» ФКУЗ МСЧ-78 ФСИН России – врач, старший лейтенант внутренней службы:

(подпись)                                               А.С.Гавриш.

Хотя доктор Гавриш проходит, судя по его словам, обследование раз в полгода - к чему о нас такая забота, чтобы ничего лишнего с его психиатрического отделения не подцепили! С другой стороны, люди, находящиеся во вверенном господину Гавришу отделении, спокойно ездят на следственные действия и суды, сидят в обычных сборных камерах со всеми, даже на автозаках ездят в обычных отделениях и без сопровождения медперсонала. Почему господин Гавриш это с легкостью разрешает и не сопровождает больных в суды и следствие. Увидев спускающегося по лестнице заведующего психиатрическим отделением Гавриша А.С., в предвкушении подумалось: каким способом он на этот раз не пустит нас в отделении. Теперь у нас появилась новая версия: он может пустить нас только с письменного разрешения ни кого иного, как самого господина Дамаданова, являющегося начальником МСЧ-78 (а это самый главный медицинский начальник в УФСИНе!). Правда, господин Гавриш не уточнил, в курсе ли начальник МСЧ-78, что у него появились такие полномочия. Пока нас не пускали в психиатрическое отделение, пришел ответ от Дамаданова, что люди, написавшие заявления радостно продолжают лечиться и претензий уже не имеют. Заключенный С. рассказал, как его закалывали лекарствами. И пока он не подписал согласие на лечение, не выписывали из вверенного господину Гавришу отделения. Вот вам и гуманная медицина! Да еще и задержка питания на отделении 5 (2 и 3 этажи). По расписанию обед должен быть выдан с 12.00 до 13.00, но когда мы покидали отделение в третьем часу, обед еще не был роздан.

Дальше двигались в ускоренном темпе. Было получено пять обращений (почти все связанные с медициной) и две медицинские доверенности. У заключенных проблема ознакомиться со своими медицинским документами. В отличие от психиатрического отделения, в медсанчасть мы попали. По просьбе родственников навестили больного.

Надо сказать, поставленные задачи на сегодняшний день были выполнены ровно наполовину. Навестили меньше половины из запланированных, составили два акта о воспрепятствовании. Хоть и вышли из проходной, когда не было еще пяти вечера, но домой вернулся только в девятом часу вечера. Пока дождались участкового, составили протокол, искали, где сделать ксерокопии с наших актов для протокола… Сложным был день и есть над чем работать.

Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
10 сен 2015 23:40

Какие ужасы вы описываете. Остается лишь порадоваться, что СИЗО в Кировской области - рай по сравнению с вышеописанным

11 сен 2015 01:20

У нас в городе только 4 СИЗО, Кресты самые большие, медицина вообще отстой. Профессиональное выгорание колоссальное.

Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

ОНК

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных