Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Марий Эл

Открываю «открытое заявление к В.В. Путину». Раздел № II, часть № II, глава И. Стр. 143-145.

гл. И)  ОБОБШЕНИЯ НА ЛИЧНОМ УРОВНЕ.

§ И/4 – инициативная группа в защиту ООПТ «Сосновая роща». Стр. 143-145.

            На определённом этапе развитие общей ситуации потребовало моего личного общения с различными представляющими действующую власть официальными должностными лицами. Весной 2010 г., кажется, во время ожидания своей очереди личного приёма в МВД РМЭ, я случайно разговорился с такими же, как и я, «ходоками» - двумя женщинами, которые, как выяснилось, представляли собой часть инициативной группы в защиту особо охраняемой природной территории (ООПТ) «Сосновая роща» - лесного массива, расположенного в черте г. Йошкар-Олы. Помимо того, что на этой территории произрастают уникальные вековые реликтовые экземпляры растительного мира, она ещё и является, образно говоря, «лёгкими» города, своеобразным местом паломничества отдыхающих от городской суеты жителей. Почти в любое время года там бывает столько любителей природы, пеших и лыжных прогулок, что её можно назвать местом народных гуляний. И вот на эту территорию, как оказалось, откровенно покушается местная марийская власть, в частности, в лице бессменного городского мэра Войнова О.П., который подписал откровенно противозаконные постановления № 3276 от 25.12.2006 г. и № 3288 от 26.12.2006 г., на основании которых в нарушение основополагающих норм и требований действующего природоохранного законодательства ООПТ «Сосновая роща» стала распродаваться частным лицам и нарезаться под индивидуальное строительство. Разумеется, исключительное право на приобретение таких лакомых кусочков получили далеко не простые граждане. Этому чиновничьему беспределу было дано достойное народное сопротивление в лице вышеуказанной инициативной группы, с двумя представительницами которой я случайно и встретился в приёмной МВД РМЭ и которые вкратце посвятили меня в суть проблемы. Я не стал скрывать, что являюсь законно избранным председателем РО ОПСВ РМЭ, хотя тогда мы ещё не были зарегистрированы, как юридическое лицо. Учитывая, что многие военнослужащие Йошкар-Олинской ракетной дивизии (в/ч 34096) проживают в микрорайонах «Дубки» и «Звёздный», то есть – в шаговой доступности от ООПТ «Сосновая роща» и вместе со своими семьями также систематически посещают этот природный оазис, общавшиеся со мной женщины попросили у меня контактный телефон. Так началось ставшее вскоре более тесным сотрудничество между РО ОПСВ РМЭ в моём лице и инициативной группой в защиту ООПТ «Сосновая роща», наиболее активным бойцом которой является достаточно известная в РМЭ правозащитница, одна из сопредседателей указанной инициативной группы Лузина Лидия Васильевна (из каких-то своих соображений она предпочитает, чтобы в периодической печати в статьях о незаконных порубках деревьев и т.п. её указывали под фамилией Куклина).

            Как оказалось, инициативной группой в защиту ООПТ «Сосновая Роща», ядро которой составляют 50 человек, ещё несколько лет назад было собрано более 3 000 (трёх тысяч) подписей граждан в форме надлежаще оформленных списков (с паспортными данными и т.д.), а общая продолжительность их борьбы с чиновничьим беспределом составляет теперь уже более 4 (четырёх) лет.

            Вплотную заняться этой проблемой меня заставил звонок Лузиной Л.В. 17.08.10 г., когда она предложила мне посоветоваться и поговорить по ряду вопросов, касающихся ООПТ «Сосновая Роща». 29.08.10 г. мы собирались с некоторыми членами инициативной группы дома у Лузиной Л.В. В том числе на этой встрече присутствовали Председатель инициативной группы, детская писательница Копылова Марина Леонидовна и секретарь Союза писателей РМЭ Хисамутдинова Елена. У Лузиной Л.В. 29.08.10 г. мы договорились принять участие в публичных слушаниях, назначенных на 31.08.10 г. По окончании публичных слушаний Председатель инициативной группы Копылова М.Л. выразила мне своё глубокое удовлетворение нашим сотрудничеством. С Копыловой М.Л. и Е. Хисамутдиновой я встречался в редакции журнала «Финноугроведение» (ул. Красноармейская, 44) по вопросу подготовки к приобщению к исковому заявлению находившихся там списков и т.д. Разумеется, я ни в чём не отказывал, делал в этом плане всё, что мог и надеюсь, что моя помощь оказалась достаточно существенной. Не вдаваясь в излишние подробности, моя основная работа выразилась в совместном с Лузиной Л.В. анализе ситуации в её развитии и перспективе и в выполнении таких чисто технической задач, как набор на компьютере текстов обращений. То есть, при этом основным автором текстов была Лузина Л.В., а я, помимо их печатания, участвовал в основном в их стилистической и, в редком случае – в незначительной смысловой корректировке. Но тоже - совместно с Лузина Л.В. Во-первых, это было обусловлено тем, что тема достаточно специфическая и первоначально была мне абсолютно незнакома, в то время как Лузина Л.В. является наиболее опытным специалистом в этой сфере. Поэтому что-то возражать с моей стороны было бы не очень корректно, даже если бы у меня был повод для этого. Во-вторых, даже в последующем (когда я начал что-то соображать, более-менее вник в тему), я умышленно не выражал своё особое мнение по некоторым моментам, даже если внутренне был не согласен с Лузина Л.В., по следующей причине. Когда было принято решение о совместном (сопредседателей инициативной группы и РО ОПСВ РМЭ) оспаривании действий (бездействия) и решений наших оппонентов в судебном порядке, я заранее ничуть не сомневался в бесперспективности этого шага, поскольку в отношениях с нашим «правосудием», думаю, я обладаю несравнимо большим практическим опытом, нежели члены инициативной группы. Однако просто словами убеждать недостаточно посвящённых людей в том, как в нашем «самом гуманном в мире…» всё донельзя запущено – занятие неблагодарное. Неблагодарное настолько, что в отдельных случаях это даже может дать повод усомниться, мягко говоря, в объективности такого рассказчика. А мне с моим пусть и сфальсифицированным психдиагнозом рисковать в этом плане было противопоказано. Поэтому я решил для себя, что мои соратники по защите ООПТ «Сосновая роща» должны на собственном опыте прочувствовать всю степень судебного беспредела. А чтобы в последующем у них не возникло иллюзии, что судебный вариант не дал ожидаемого положительного разрешения проблемы потому, что это именно я сам что-то напартачил, то я и не стал для пользы дела настаивать на своей позиции по отдельным спорным моментам, даже если она казалась мне более правильной. 

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.