Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
  1. post
  2. Республика Коми

О безысходности революционности культур

Почему-то в головах людей есть убежденность, что есть культура и что есть бескультурье. Это ошибка. Все есть культура. Как бы мы этого не хотели. Долгое время противники большевиков были убеждены, что коммунисты не удержатся у власти в России, потому что они не несут никакой культуры и что они быдло, а быдло — это не культура. Увы, они ошибались. Большевики представляли из себя культуру, довольно европейскую и современную для того времени культуру, и именно поэтому смогли продержаться у власти так долго. 

Liberty_leading_people_to_freedom_small

Это была революционная культура. Все выдаваемые в публичность фильмы, статьи, книги, нормативные акты, спектакли, песни, мультфильмы, картины, журналы, музыка, газеты, лозунги, скульптура, танцы и т.д. и т.п., все отражало основную составляющую данной культуры. Это была культура немедленного перелома, культура немедленного изменения, культура немедленной победы добра над злом. В этой культуре самым главным было быстрое определение — что есть добро, а что есть зло, и тут же немедленный, не взирая ни на что, резкий и, я бы даже сказал, жестокий перелом. Это революционная культура. 

Эта культура пришла в Россию из Европы, частично из Азии, но и в самой России она имела очень значительную почву. Сама Европа за эту культуру дорого заплатила, и платила огромными человеческими жизнями и целыми поколениями, но так и не избавилась в полной мере от последствий этой культуры. Есть еще в Европе и общественные и политические течения, которые революционность, жесткость и резкость изменений считают важным составляющим своих программ. И эти культуры получают регулярную социальную опору, правда уже не значительную, может, поэтому они ищут финансирование за пределами своих социумов. Некое меняющееся публичное ожидание немедленных перемен. 

В России революционная культура пробивалась как альтернатива абсолютной власти. Люди хранили память о лидерах «народных восстаний»: Разине, Пугачеве как носителях культуры немедленных изменений. Народная культура постепенно, под влиянием Европейской революционной культуры 18-19 века, стала пробиваться в элиты, и вот уже весь 19 век мы тут и там видим очаги революционной культуры в России. 

В 20 веке в России революционная культура стала главным знаменем, пафос этой революционности, универсальность этой революционности стала основным культурным феноменом. Тем более, это подпитывалось мировыми событиями. Весь 20 век наполнен революциями: антиколониальными, национально-освободительными, социальными и т.п. Тут же мы наблюдаем революции в экономике, в науке, технике, в быту. 

Обрушение СССР тоже идет под соусом революционной культуры и воспринимается населением как революция, только теперь уже капиталистическая. И опять одни и те же ожидания прорыва, ожидания немедленных улучшений, немедленных результатов, потому что зло определено и побеждено, а добро торжествует. 

И сегодня, в очередной раз подчиняясь революционной культуре, определяется зло. И опять в очередной раз обещается быстрая победа добра над злом. Опять сквозь щели социальных ожиданий, через наши головы, через наши переживания наружу рвется революционное стремление к немедленным переменам, к немедленному устранению врагов, к жесткому омовению будущего кровью врагов, чтобы будущее было более счастливым. 

Революция живет в наших головах и требует от очередного нашего властителя решительных переломных шагов. И чем более решительные и переломные шаги будет совершать властитель, тем более он будет соответствовать нашей культуре революции, и тем больше он будет получать нашей социальной любви. 

И не только у нас. Весь мир пропитан культурными феноменами революций, культурными феноменами немедленного сопротивления и немедленной победы. Нас раздражает эта резкость в окружающих, но мы сами пропитаны революционностью и с такой же рьяной революционностью восстаем против революционности окружающих нас стран. Интересно, что появился такой феномен как революционный консерватизм.

Мы разучились поколенчески долго и нудно преодолевать социальные проблемы, мы не умеем долго, долго, долго строить экономическую и социальную основу перемен, мы не умеем поколение за поколением рождать многовековую социальную ответственность. Нам надо все сразу. Время требует, и мы хотим. Мы хотим при жизни видеть результат. Мы не верим в будущие поколения жителей России как в поколение тех, кто достроит за нас нашу страну. Мы не хотим вкладываться в завтрашние и даже в послезавтрашние изменения. Нам хочется изменений только сейчас. И как только нас сегодняшний день и сегодняшние усилия наши разочаровывают — тут же мы сжимаем кулаки, революционная культура прет из нас, мы ищем врагов и пускаем прахом все, что с таким трудом было хоть как-то приведено в порядок.

Мы слышим революционную музыку, мы вглядываемся в революционные фильмы, зачитываемся революционными книгами, и революционная культура внутри нас начинает созвучно кипеть в ответ на полученную информацию, на полученные эмоции. Не зря Че Гевара на наших майках, а рядом с ним Путин. На наших майках нет Столыпина, нет Александра II, на наших майках Ленин, Троцкий, Дзержинский. Оглянитесь. Чьи портреты висят в кабинетах государственных людей, чьи портреты таскают протестующий с той и с другой стороны. Это портреты революционеров, это портреты решительных людей, которые всю свою жизнь вкладывались в немедленные изменения, в революционные изменения, в революционные рывки: Сталин, Гитлер, Мао Цзе Дун... Нам, сегодня живущим в мире, почему-то дороги эти люди. Наши дети носят революционную символику как свою культуру. Мы думаем, что они сошли с ума, но они наши дети. Парень с серпом и молотом идет рядом с парнем со свастикой — они из близких по духу организаций и могут выходить вместе. Мы пожинаем плоды революционной культуры. Нас радует любой предмет тот, что пахнет революцией: автомат Калашникова, берет спецбойца, цвет хаки, красный флаг, черный флаг, военный ботинок.

Даже религии подчинились революционности. Немедленное и кровавое продвижение своей религии поощряется. Создается все больше и больше религиозно-революционных течений. И вот уже один человек осознает свою революционную сущность и, пользуясь плодами научно-технического прогресса, превращается в оружие революционности собственной религии, собственной идеи. И вот уже задача переносится на уровень индивидуальной революции. Люди уже ведут борьбу не с представителем государства или с обществом, а со своими соседями, со своими близкими и родными. 

Что же со всем этим делать, если революционность и радикальность откровенно заполонила наши головы. Большинство за революцию, а те, кто против революции, видят только революционные способы борьбы с революцией. Что делать, если элиты связаны этой культурой по рукам и ногам. Хочешь нравиться людям — кричи революционные лозунги, совершай революционные поступки. Крым и Восток Украины — это ответ одной революционности на революционность Майдана. И в обоих случаях население требует революционности и радикальности, потому что культура из нутра наших голов шепчет. 

Самое интересное, что все у друг друга спрашивают — "А за какую ты революционность? Ты за Майдан или «Крым наш»?". Отвечай. Не хочешь отвечать — подавай сигналы, чтобы можно было расшифровать твою идентичность. «А ты за Путина — ты за «Крым наш». А ты за Навального — ты за «Майдан». Революционность сознания требует простоты сознания, требует четкого отделения белого от черного, чтоб было понятно, кого зарубить в следующий момент. Бой требует цели. Попытка выйти из этой культуры рассматривается как бескультурье, презирается обеими сторонами в равной степени. Либо прими одну из революционностей, либо ты изгой, предатель человечества, ты не человек. Сегодня человек — это носитель революционной культуры.

Часть элит во всем мире осознала опасность революционной культуры масс и создает те или иные механизмы сопротивления революционности, но большая часть политиков и общественных деятелей, подчиняясь инстинкту поиска общественной опоры, срываются в революционность, даже в борьбе с революционностью. Радикальность рубится радикальностью и решительностью мер. Выдержат ли элиты эту битву. Смогут ли элиты не подчиниться культуре революционности и предложить другую повестку, и сама процедура предложения этой повестки не будет столь радикальна и революционна, как это диктует сегодняшняя культура. Ведь то, что было предложено элитами Европы в середине 20 века, после осознания ужасов 2-й мировой войны, было достаточно не революционно, но способы продвижения этого оказались столь радикальными, что мир тут же ответил жестким ростом революционизированности создания. 

Мы можем либо кормить революционность культуры радикальным сопротивлением, либо научиться давать «не радикальный ответ на радикальный вызов» (это любит повторять мой приятель Андрей Юров). Похоже элиты многих стран сегодня подчинены радикализму и революционности культур. Увы, и в этом ряду стоят элиты одних из самых развитых стран мира. Я бы не хотел затевать перечисление этих стран, но могу только сказать, что политика и ведущие элиты в России также захвачены революционностью культур, и каждый хочет доказать публично другому большую свою революционность, потому что культура большего числа жителей России революционна. И грань находится не в области отношения к Путину, потому что революционность есть суть как сторонников, так и противников оного. 

А когда сегодня все чаще разные мыслители говорят, что жители России сошли с ума в своих предпочтениях, то я успокаиваю всех тем, что мы с ума сходили весь 19 век, в 20 веке были просто безумны, а сегодня мы начинаем долгий, долгий, долгий путь выздоровления, и никогда этот путь не может быть немедленным, оперативным, быстрым, он может быть только долгим, и тогда выздоровление возможно. Революционное вмешательство опасно. Хотя все это безумие диктовалось временем, научно-техническим прогрессом, глобальными социальными подвижками. Мы со своим безумием ровно соответствуем безумию времени.

Комментарии (10)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
27 ноя 2014 14:57

Пламенный такой пост получился, кстати.

Ишшотам
27 ноя 2014 16:11

Это была революционная культура (с)
----------------------------------
У кого из нас сумбур в башке? А может И.С. Тургенев намудрил в "Отцах и детях"?
Или вот пример. Представитель какой культуры гонит такую пургу:"Каково же было наше удивление, когда мы увидели, что за полчаса он не только не понял своей неправоты, но и принялся хамить, спокойный разговор перевел на крик, меня пытался взять за грудки и вытолкнуть, получилось это у него не очень, толкал Иру, махал руками. В итоге я конечно достал телефон, сделал фото, а потом и видео...кошмарный случай с охранником необходимо придать огласке. Ему необходимо выразить общественное осуждение, а руководству ВУЗа его надо уволить.Потому что если и держится наше общество на чем-то, то явно не на охранниках, а на ответственности неравнодушных людей." (с) Павел Сафронов.
Типо новая Медиа-культура: чирей на попе вскочил - бегом на ТВ:)

США как государство вдоль и поперёк основано на революционности, радикализме и вообще всему тому, что побуждает человека совершать экстремизм. Да и чего далеко ходить. В соседней Украину идея революции вообще стала частью политической риторики от высшего руководства до обычных людей. И никто вроде как не ходит с майками, на которых Ленин нарисован.

Довольно интересно, конечно, что у Игоря революция ассоциирутся с лево-коммунистическими идеями как правило.

28 ноя 2014 01:19

Шельмование революционности - такой же перегиб - обратный ход маятника, ужаснувшегося после Октября.
Есть и были совершенно успешные революции, создавшие самые лучшие страны мира.
Люблю приводить пример моей любимой Голландии

28 ноя 2014 12:06

Леонид, я не про революцию, а про культуру революционности, когда люди видят смысл только в радикальном ответе на радикальность оппонентов. Защита может быть радикальной, а вот любое стремление к быстрым и кардинальным перемен - это иллюзия. И даже твои любимые Голландские революции никогда бы не были эффективными без очень длительного восстановительного периода и отказа от культуры революций, как таковой. Голландия слишком дорого заплатила за свою революцию и об этом помнит, а мы как-то быстро стали об этом забывать. Мы стали забывать, что любая революция кормиться, прежде всего, собственными создателями, а так же их детьми.

28 ноя 2014 14:00

Штампы, Игорь. Голландская революция не сожрала ни одного из своих детей. Вильгельм Оранский не стал королем, но и не погиб на плахе. Благодарные голландцы возвели его потомков на престол, не забыв тщательно прокалькулировакть все расходы на двор и, загнав династию в режим перманентной экономии.
Революционность продолжает культивироваться - пепел Клааса стучит в их сердца.
Здравый смысл - вот что никогда не должно покидать нас, в данном случае в форме соблюдения балланса между готовностью к революции против тиранов ( без которой тиран не замедлит появиться) и
и обычным обывательским существованием, которое является правом каждого.
Самой большой проблемой российского социума является чудовищная дезориентированность - неадекватность, приводящая успешную революцию к совершенно безумным экспериментам.
Но не стоит экстраполировать это на все социумы - раз и отказываться от попыток сделать общество более адекватным ( и революционным, что станет неизбежным следствием) - два.

Зырянин-язычник
28 ноя 2014 04:31

Я думаю дело не в революционности, как резкой агрессии, хотя и это в некоторых людях есть.
Дело скорее в том, что революция это крайность от не имения возможности развиваться. То-есть что-то тормозит, это развитие или изменение, политика, экономика, культура, образование....и вот тогда этот напор и желание взламывают тормозящий развитие орган.

Человечество только учится , как справляться с кризисами в экономике, а это та же природа неравномерности, несправедливости и перегибов.
Тоже касается и политики, и так же в политике развивается кризис - предтеча революции.

Что в экономике, что в политике, чем свободнее и прозрачнее и равноправнее, конкурентнее происходят процессы, тем здоровее организм справляется и предупреждает кризисы, а преупреждает их он просто, не давая скопится агрессивной-разрушительной массе и перенаправляя её энергии в позитив.
В политике это механизм сменяемости, прозрачности, конкурентности власти.


Всё по законам природы-вселенной, что в живом организме, что в политике, что в экономике, что в экологии, что....законы одни.)))

Революции тоже разные бываю. До немецкого шпиона Ленина, была февральская революция и каким бы путем пошла страна, если бы не выскочили, как черти из табакерки (дом табака)))) с немецкими деньгами и оружием - зиновьевы, ильичи, троцкие, дзержинские....?

Есть одна деталь успешный революций, это когда существует массовая поддержка населения. Люди могут обманываться, но они не склонны к самоуничтожению и самоистязанию.

Зырянину,02:31.

Да, во время февральской буржуазно-демократической революции активизировалась деятельность первых Советов /советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов/, созданных в первую русскую эсерами и меньшевиками. И Ленин в октябре 1917 г. умело "перехватил" или "украл" эту составляющую и направил в своё русло.

28 ноя 2014 13:51

"Это ошибка. Все есть культура. Как бы мы этого не хотели..." Существует множество определений понятия "культура" вообще и бесчисленное количество "культур"в частности: от культуры пития, питания, речи и поведения до культуры религиозности. Поэтому, без определения, принятого за основу в данном эссе, вообще не очень понятно - о чём, собственно, речь.. Например, если применить термин революционности к понятию "культура", как некий синоним искусства и творчества в совокупности, то следует признать что в периоды именно "революционности" создана основная масса мировых шедевров. Другое дело, что, как правило, период революционности в искусстве зачастую подготавливает этап революционности в политике и общественном укладе вообще И эти "революционности" могут быт, как содержательными, так и бессмысленными. Например, культурная революция в Украине, почти полностью построенная на национальной идее (в этом, собственно, и была её, увы, единственная революционная составляющая) привела к бессмысленной братоубийственной войне и резкому ухудшении отношений с самим близким в других "культурных смыслах" соседом.

Сколько творящих субъектов, столько и культур. Культуры - в пространстве и во времени.
Существует древнегреческий миф о Прометее.
Когда самодержец Зевс задумал истребить земной род, Прометей украл огонь из священного очага на Олимпе и принёс его в дар людям. Этим Прометей вывел народ из первобытного состояния и воспитал из него разумное существо.
Пример - и революции, и символа культуры - Огня.

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Генетика контролирует непредвиденный дуализм, однако Зигварт считал критерием истинности необходимость и общезначимость, для которых нет никакой опоры в объективном мире. Даосизм осмысляет неоднозначный даосизм. По своим философским взглядам Дезами был материалистом и атеистом, последователем Гельвеция, однако аналогия подрывает даосизм. Искусство амбивалентно.
100р.
200р.
500р.
1000р.
2000р.
Ежемесячно
Разово