Горизонтальная Россия
Архангельская область
Собирается ежемесячно 15 809 из 50 000
  1. post
  2. Архангельская область

Арктический дневник (продолжение): Остров Алджера - сиди и не рыпайся

Ирина Скалина
Ирина Скалина
Добавить блогера в избранное

Остров Алджера – сидим и не рыпаемся. Если и будет высадка, то в очень ограниченном составе. Меня, скорее всего, не возьмут. На море качает, правда, не так как ночью, тогда вообще крутило.

 

Провела экспресс-мастер-класс с Сашей по видеосъемке. Марк, естественно, с собой не дам, и семерку тоже жалко, но что делать. Объяснила, как пользоваться штативом и что такой общий, средний и крупный план. Плюс как выставлять горизонт, поднимать и опускать штатив. Надеюсь, не сломает. Это мне кажется, что всё очень легко. Коля смеется: за мастер-класс вычти из зарплаты. Саша изумился – а что, это пользуется популярностью? Такие уроки? А когда узнал расценки, вообще очень долго приходил в себя. Ну, это, конечно, не урок. Продолжила объяснять в салоне, аж Коля уши развесил. Сняла пару планов на фото- и видео. Погода мрачная, вместо неба – серое марево. В такую погоду и Гавайи покажутся мрачным местом. Остров не очень типично выглядит. Гора-то стандартная, но при ней длинная-длинная коса.

 

Собрались на митинг. Решение – на Алджера попытаемся позднее. Сейчас идем на Хейса, хотя в первоначальном маршруте он не значился. Я рада. Там была обсерватория имени Кренкеля – это любимый полярник моего детства. Всё влияние дедушки. Кренкель был беспартийным. Я не помню, откуда эта история, когда он принимал радиограммы от партии и правительства, а потом гулял вокруг палатки, где проводилось партсобрание, на которых обсуждались эти радиограммы, а он не имел права на обсуждениях присутствовать.

 

Половина первого. Около часа идем мимо острова Ньюкомба. После обеда должны быть у Хейса Часть гор похожа на небольшие вулканы классической конусовидной формы. Вышло солнце и стало теплее. По крайней мере, когда я в этот раз выскочила сделать пару снимков, в свитере не замерзла.

 

Опять объявили про экономию воды. Вчера почему-то потратили 9 кубов, в предыдущие дни тратили по 3 в сутки. Это было нормально. Отключить воду полностью нельзя – придется промывать систему, сначала вода пойдет черная, что совсем не эффективно.

 

С названием Ньюкомба есть путаница – остров на востоке пролива Маркема назван Уэлманом в честь Саймона Ньюкомба – американского астронома. Есть еще полив Ньюкомба, но в честь другого Ньюкомба – Гарри – участника экспедиции Э. Фиала, по совместительству американского ветеринара.

 

Подходим к Хейса. С названием этого острова в центре ЗФИ история тоже непростая. Открыла его американская экспедиция Болдуина в 1901-м году. Американцы назвали его в честь Исаака Хейса – американского исследователя и путешественника. Но острова имени Хейса уже были. Их открыл Пайер в 1874-м. Болдуин такую мелочь не заметил и убрал с карты. А острова-то от этого никуда не делись. Сейчас они называются Комсомольские. Но вернемся к Хейса. Остров уникален в первую очередь тем, что здесь нет ледника. А еще в 90-е здесь находилась не просто метеостанция, а огромная обсерватория имени Кренкеля. (С 1957 года – Дружная, с 1972 – Кренкеля). Одновременно здесь могло проживать до 300-т человек. Занимались изучением высотных слоев атмосферы. Закрыли объект после пожара в 2001-м. А может, и не было пожара… Через несколько лет работу станции восстановили, но масштабы уже не те. Работает здесь до 8-ми человек. На станции порой очень напряженные отношения. Говорят, в прошлом году сотрудники друг с другом не разговаривали.

 

А еще на острове Хейса находится самое северное в мире почтовое отделение «Архангельск 163100». Открыто по вторникам, средам, четвергам и пятницам один час в сутки – с 10-ти до 11-ти утра. А живут они вообще по Гринвичу. Это как на сейсмостанциях.

 

Станция сосредоточена в одном месте. Рядом свалка, неподалеку буровая. В новом здании – почта. Есть еще круглое озеро. Высаживаться, скорее всего, придется в долине реки Романтиков – там песок. Еще не факт, что пустят к аборигенам. Идти рекомендуют по дайкам – аметистовым – сказал Денис. Там красиво. Если простоим 3 дня, попытаемся опахать всё. Заодно и открытку отправить и штамп поставить. Надо взять деньги. Вроде наличка оставалась.

 

План такой: на Хейса сначала высадится пробная группа: посмотрят, как там местные, ну и бараки зачистить насчет медведей. С острова отвечают вальяжно, мол, цель визита. Щас, говорят наши, начальник подойдет, не уходите, Кренкель, со связи. – Да куда мы денемся? – Метеорологам рассказали про научные исследования, все дела. Ну ладно – отвечают, добро пожаловать.

 

Юра сказал, что люрики в неволе не живут – не создать условия. Из полярных пташек более-менее можно поселить в вольере бургомистров. Этих достаточно даже парочку. Моевки и кайры еще способны вынести заточение. Вольер должен быть большим с большим же водоемом с морской водой. Понятное дело, подходящей едой, и стая должна быть не меньше нескольких десятков.

 

Высадка на Хейса: Сегодня система непривычная. Создан периметр, внутри которого на предмет медведей все зачищено. Место высадки на камнях. Вперед: круглое озеро, вокруг старые строения, налево новая и станция и часть строений старой, направо – свалка техники, в том числе упавший самолет. Договариваемся на месте, что идем влево, после отработки центра. В итоге опять разбредаемся, я решаю никого не искать, раз уж периметр. Увлекаюсь фотографировать какие-то железяки, потом соображаю, что времени-то не хватит и отправляюсь в сторону озера. Там как-то жутковато, решаю направиться к самолету, тем более, по времени, думаю, другие его уже опахали. Леша Кабанихин показывает, как двигаться к самолету, но вокруг просто такой сюр, что глаза разбегаются. Съезжаю с мусорной горы с включенной камерой, получается забавно, но приземляюсь опять на обе многострадальные коленки и получаю штативом по спине.

 

С коленками договариваюсь, что сильно много шастать не буду, они не верят, но идти надо. Шлепаю по красно-зеленым мхам, солнце закатное делает ржавчину еще более оранжевой. Ветер чуть шевелит незакрытые двери, одна поскрипывает. Жуть да и только. Я понимаю, что тут скорее не зомби вылезет, а белый медведь, но зомби лучше вписывает в антураж… и Бред Питт…, нет, можно, Дэниэл Крейг…

 

На месте медведей я бы отсюда в ужасе смоталась, но тут пряталок много. Чего там только нет. Наш железный нарвал отдыхает перед скончавшейся техникой, бочками в окружении веселенького зелененького и пурпурного мха. А эти рухнувшие краны и ржавые гусеницы! Может, не зачищать площадку, а по сходной цене предложить Голливуду. Терминатор-5.

 

Погода сегодня вообще прекрасная, а в нас пытался врезаться айсберг. Это уже за ужином.

Что ни вид, то абсурд. Эти бочки в сверкающих на солнце озерцах, батареи стеклянных плиток, то ли для пола, то ли для перегородок – для ванной, в общем. Планировалось нечто масштабное. И, завезли, похоже, перед самой эвакуацией. Захватила одну плитку, с Михалычем посмеялись: забрать завтра штук 30 – будет дома в ванной отличный пол.

 

Самолет – ждала, пока все разбегутся. Осталась одна. Писала стендап на движущейся камере, полчаса потратила. Трудно попасть с задним планом картинки. Один дубль, вроде приемлимый, но запишу еще, если высадимся снова. Охрана устроит периметр.

 

Там еще фонари сохранились от бывшей взлетки, в рабочем состоянии, кстати. Их вполне можно для вертолетной площадки использовать.

 

Моя группа меня потеряла, даже на корабль уезжать не хотели – какая преданность.

 

Возвращалась последней лодкой, с Юрием Станиславовичем, Михалычем, Полом и Кори. Нас провожали собаки. Одну мы с Кори переименовали в Кори, и он на прощание с ней обнимался.

 

С собакой вообще было жутковато. Я снимала очередную ржавую машину. У нее поскрипывала дверь, на среднем, затем на крупном плане. Потом посадила на сидение Джада. Котенку же нужна фотосессия в сюрреалистическом пейзаже. Обернулась – а там что-то белое. Сердце прикинуло, не стартануть ли ему в пятки, но вовремя передумало. Ко мне пришла светлая собака-блондинка. Потом сказали, что её вроде как Лиза зовут. Лиза нам и составила компанию на свалке. Мне и Джаду.

 

Доктор колдовал над моей второй ногой, где открытая рана после вчерашнего падения. Обработал перекисью, йодом, антибиотиком намазал, заклеил, велел ходить аккуратнее. Кровило-то не по-детски. Колено на штанине хорошо пестрое, а то там, как я утром обнаружила, пятно, как от бандитского ранения. Сдала в прачечную со всем остальных. Хожу – на обеих ногах эластичные бинты. Хромать на две ноги легче, чем на одну. Очень увлекательно, особенно по лестницам. На этом острове ведь решила не нарушать традицию и скатилась по склону. Процесс ведь запечатлела, надо отсмотреть.

 

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером

Новое в блогах

Рубрики по теме

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности