Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Мурманская область

Несколько капель в бочку СИЗО.

Вячеслав Пайкачёв

«У нас своих не сдают» - любимая поговорка В.А.Попова.

И, видимо он прав, поскольку его утвердили в должности начальника СИЗО-1.

Вспоминаю первую встречу с ним. Сидит такой барин в своём кабинете, покуривает. Перед ним - огромный ноутбук, а рядом ещё один монитор рабочего компьютера. Сразу предъявляет претензии – мы (члены ОНК) не выполняем ФЗ-76 от 10.06.08. Предлагаем ему открыть закон на его компьютере. После нескольких попыток выясняется, что ни в ноутбуке, ни в рабочем компьютере этого закона нет. И это у человека, до назначения в СИЗО занимавшего должность помощника по правам человека в Мурманском УФСИН. Зато я увидел, что на ноутбуке у него  идёт «войнушка». Чем же ещё заниматься начальнику, когда у него всё в порядке. Услужливый подчинённый сбегал и принёс закон на флэшке. Конечно же, ничего такого, на что ссылался Попов, в законе не оказалось.

В другой раз мне пришлось подойти к нему, чтобы передать заявление, и опять на ноутбуке увидел ту же «войнушку». Заметив это, Попов заорал – «не подходи, стой там».

Был случай, когда в коридоре режимного корпуса, обогнав и загородив мне дорогу, прошипел мне в лицо обещание устроить райскую жизнь в СИЗО.

На втором КП, после очередного досмотра и изъятия якобы запрещённых предметов и составления протокола, дежурный и сопровождавший нас помощник начальника неоднократно врали, что выдадут нам копию протокола при возвращении из режимного корпуса, но так и не выдавали. Очевидно «офицерская честь» сотрудника СИЗО-1 врать позволяет. Мы всё же продолжали каждый раз требовать выдачи нам копий, пока однажды на КП не спустился сам Попов, лично силой вытащил Пайкачеву из КПП,  и заявил, что копий нам никто не даст.

Хочется отметить много несуразностей в правилах, которым приходится подчиняться в СИЗО. Например, к запрещённым к проносу вещам относятся вещи, которые нельзя иметь заключённым, а это деньги, ценности, часы и многое другое. Но никто из сотрудников подобные вещи не сдаёт. Но когда на КП показываешь, например рулетку или люксметр или термометр и спрашиваешь, является ли это запрещёнными предметами, дежурный не знает что ответить. Когда однажды дежурный в такой ситуации обратился за разъяснением к сопровождавшему нас бывшему начальнику, а ныне заместителю начальника СИЗО, тот ответил, что не знает их инструкций.  Сейчас почти в каждой камере телевизор и запрет на часы - анахронизм. Можно иметь электробритву, электрокипятильник, а электрическую зубную щётку на батарейке - нет. И ещё много подобного. Нас, то пускали с фотоаппаратом, то нет. То пускали, но не разрешали фотографировать. То на одном КП пропускали, а на втором обыскивали и изымали. Например, так однажды изъяли рулетку, мотивируя тем, что с её помощью можно убежать. Но мы – то бежать никуда и не собирались!

Запомнилась ещё одна «шутка» сопровождавшего нас офицера. Когда, получив информацию о том, что в СИЗО поступила беременная, мы зашли в камеру, где содержались женщины, и в разговоре с одной молодой девушкой, только что поступившей в СИЗО Пайкачева спросила, не беременна ли та. Девушка ответила – нет. А сопровождавший подполковник «пошутил»  - «исправим». За такие шутки, по-моему, надо менять статус нахождения в СИЗО.

В тот день, когда Попов угрожал семье Пайкачевой, меня с комиссией не было. Но, зная Попова не понаслышке, я верю ей, Бабушкину и Плиеву. И для меня не показалось странным, что свои угрозы этот офицер в письменных «извинениях» расценил как «возможно нанесенные обиды». А перед Бекханом Плиевым вообще не извинился.

К сожалению не только Попов считает, что мы только мешаем и, что они сами лучше знают, что и как надо исправлять. Ну так в чём же дело?

Последние новости

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.