Республика Коми
Сергей Рубцов Сергей Рубцов Республика Коми 0

Ожидая Трампа

 

Приведу  ниже несколько цитат из интервью ВВПутина прошлых лет.  Полагаю, что понимание им сложного механизма балансирования на 4-ом (экономическом) приоритете ОСУ будет как никогда важно в ближайшем будущем.  

И немного про «фундаментальные,  культурологические» отличия...
_____________________

 Путин В.В. (2011.04.20), цитата:

- США проще: они станок включили, гособлигации скупают.

Это прямое финансирование правительства за счёт всего мира.

Контекст:

«Что касается наших коллег в Штатах, у которых всё хорошо, мы с вами понимаем, что это не так. Посмотрите на торговый баланс, посмотрите на дефицит бюджета, посмотрите на долг Соединённых Штатов. У нас такого нет, и, надеюсь, никогда не будет.  Им проще: они станок включили, гособлигации скупают. Что такое гособлигации? Это прямое финансирование правительства просто за счёт печатного станка. И раскидывают эти деньги на всю долларовую зону, а долларовая зона – это весь мир. У нас с вами такой возможности хулиганить нет и не будет в ближайшее время.      Но, надеюсь, что мы будем укреплять национальную валюту и сделаем её резервной для нашего куста, для нашего региона. Во всяком случае на постсоветском пространстве рубль укрепляется и укрепляется и становится даже резервной валютой. Сегодня наши украинские партнёры просят, чтобы мы перешли к расчётам в рублях за энергоносители. С Белоруссией, например, у нас в безналичных расчетах идёт уже почти 90% расчётов в рублях. Вот вам и создание финансового центра в России, вот о чём в Правительстве говорят, о чём Президент говорит. Это не эфемерные какие-то планы, мы двигаемся в этом направлении и реально добиваемся результата. Я хочу обратить ваше внимание на это. Это очень важно. Постепенно, потихонечку: курочка по зёрнышку клюет.»

 

Путин В.В. (2014.10.02), цитата:

 - США производят самый главный свой продукт — доллары.

Контекст: 

«А.Костин: Спасибо. Даже банкиры не жалуются на Центральный банк у нас.

В.Путин: Жалуются, все жалуются. На Центральный банк, так же как на Минфин, все жалуются. Ставки, говорят, держит высокие,  ещё что‑то – постоянно жалуются, как же.

А.Костин: Первый сектор, пожалуйста.

Вопрос: (Как переведено.) Добрый день! Меня зовут Майкл, я из США.

Господин Путин! Вы упомянули санкции несколько ранее. Воздействие этих санкций на стоимость капитала в России – оно возросло. Это означает, что теперь глобальному капиталу труднее сотрудничать. Думаете ли Вы, что Правительство должно помочь найти решение этого вопроса? Одно из решений – это углубить внутренний рынок, создать рынок облигаций, который является более ликвидным, более глубоким. Каковы Ваши мысли по этой проблеме?

В.Путин: Сразу видно, что Вы американец. По пути такого смягчения бюджетной политики ваше правительство идёт – и, наверное, правильно делает, но именно потому, что США, как известно, производят самый главный свой продукт: доллары производят.  Но мы доллары не производим, и поэтому мы должны действовать очень аккуратно.

Что касается рынка ценных бумаг, Минфин и так их выпускает, эти ценные бумаги, но мы должны внимательно следить за их объёмом на внутреннем рынке, потому что финансовый сектор с удовольствием будет скупать эти бумаги Правительства Российской Федерации. Но это значит, что мы уберём часть ликвидности с рынка и поставим в достаточно сложное положение реальный сектор российской экономики.

Мы это имеем в виду, понимаем, и мы, конечно, будем эти инструменты использовать и внутренний долг будем немножко увеличивать потому, что он у нас на рекордно низком уровне находится, на очень низком во всяком случае, но будем действовать очень аккуратно. Всё‑таки рост мы должны обеспечить не за счёт накачки ликвидностью или там какими‑то финансовыми инструментами, а за счёт структурных преобразований в экономике Российской Федерации.»

 

Путин В.В. (2013.06.11), цитата:

 - В основе американского самосознания лежит индивидуалистическая идея,  в основе российского – коллективистская.

Контекст:  

 «В.ПУТИН:   А для нас неправильный.  У нас разные экономики. У нас развивающаяся экономика и рынки развивающиеся, а в Европе в основном мы имеем дело с развитыми экономиками. И разное состояние этих экономик сегодня. Она у нас в целом достаточно здоровая. У нас нет отягощения внешним долгом, таким, который есть в Европе и в Соединённых Штатах, кстати сказать. Там, в Европе, средняя задолженность бюджета уже около 90 процентов. В США тоже к этому приближается или даже чуть больше, сто с лишним процентов.

Там действительно очень большая безработица. Там у всех дефицитные бюджеты. Мало того что государственный долг огромный, ещё и дефицит огромный. У нас внешний долг 2,5 процента, общий – около 10 процентов. У нас бездефицитный бюджет, у нас безработица 5,6 процента, а в Европе – 25–26 процентов в некоторых странах, а среди молодёжи достигает 40 процентов, а в некоторых странах к 60 процентам приближается. Катастрофа! У нас разные ситуации.

 Да, конечно, мы можем использовать так называемые нефтегазовые доходы.  Но я хочу обратить Ваше внимание на другое:  у нас нет печатного станка для резервных валют, а у них есть.  И ситуация заключается не в том, что у нас есть нефтегазовые доходы и, соответственно, резервы, а в том, что мы ограничивали расходы. Вот постоянно ругают Центральный банк за то, что у нас высокие ставки.  Сейчас у нас 8–8,5 процента? 8,25 процента? Не важно, но она большая.

В США, посмотрите, 0,25 процента, по-моему.  В Европе тоже к этому приближается. И говорят: вот нам бы так.  Да, ЦБ держит такую высокую ставку в том числе и для того, чтобы не раздувать так называемые «финансовые пузыри». Ведь можно раздать дешёвые кредиты, можно добиться того, что на эти дешёвые кредиты производители произведут продукцию, но потом она не будет иметь спроса. Вот вам, пожалуйста, «пузырь».

И, конечно, найти ту грань, за которой и смягчение денежно-кредитной политики, и ужесточение, связанное с расходами, приведёт к максимальному эффекту, – вот это экономическая политика на грани искусства. Я не думаю, что мы такую грань нашли, что мы так уж эффективно во всём работаем. Надеюсь, что сейчас Правительство России после наших неоднократных встреч сделает какие-то дополнительные шаги, стимулирующие развитие экономики и деловую активность.


Но вот одна из них, одна из этих мер, она у нас постоянно применяется, нас за это, конечно, критикуют, кстати, наши коллеги – либеральные экономисты. Но, скажем, поддержание темпов роста реальных доходов населения у нас достаточно высокое. В прошлом году это было, по-моему, 4,5–4,6 процента. За январь, февраль, март, апрель этого года уже 5 процентов с лишним – рост реальных располагаемых доходов населения. А это увеличение внутреннего спроса.

Понимаете, у нас немного разные ситуации. И поэтому в целом я разделяю позицию тех наших европейских коллег, которые видят выход из кризиса в консолидации бюджетов, в наведении порядка и дисциплины в экономике. Конечно, всё имеет какие-то границы. И всё перекладывать на плечи граждан, конечно, невозможно.»

О.БОЙКО:  Можно небольшое уточнение? Просто мой вопрос был не только об американо-иранских отношениях, но и  американо-российских отношениях и наличии – согласны Вы с этим или нет – идеологических и фундаментальных противоречий по ключевым вопросам международного права.

В.ПУТИН:  То есть перед встречей с Обамой Вы меня прямо так туда и толкаете.

О.БОЙКО: Это же очень важно! Потому что если страна считает, что ей позволено больше, чем всем остальным, то…

В.ПУТИН: Я думал, что Вы не заметите, но нет – Вы заметили. Вы действительно такой цепкий боец.

Значит,  у нас идеологических противоречий на сегодняшний день практически нет – у нас есть  фундаментальные,  культурологические.

В основе американского самосознания лежит индивидуалистическая идея.  В основе российского – коллективистская.

Вот есть один из исследователей Пушкина, который об этом очень точно и ясно сказал. Вот в «Унесённых ветром», помните, там главная героиня говорит: «Я не могу себе представить, что я буду голодать».  Для неё это самое главное.

А в нашем представлении, в представлении русского человека, всё-таки другие задачи, что-то такое, за горизонт уходящее.  Что-то такое душевное.  Что-то такое, связанное с Богом.  Понимаете, это немного разные философии жизни.  И поэтому понять друг друга довольно сложно.  Но можно.

О.БОЙКО:  Для этого, наверное, есть международное право, для того чтобы поставить всех в равные условия?

В.ПУТИН: Да… Вот Соединённые Штаты, безусловно, демократическая страна, и она развивалась изначально как демократическое государство. Ведь когда люди начали осваивать этот континент, они приезжали и выстраивали отношения друг с другом. И по факту жизни вынуждены были это делать в диалоге друг с другом. Поэтому она изначально зарождалась как фундаментальная демократия.

Вместе с тем не будем забывать, что освоение Американского континента – Вы меня заводите прямо в дебри, мне не хочется об этом говорить, – освоение Американского континента началось с крупномасштабной этнической чистки, которая не имела себе равных в истории человечества.

Ведь европейцы, когда туда приехали, они именно этим и занимались – надо прямо об этом сказать. Человечеству не так много известно из истории. Скажем, уничтожение Карфагена римлянами: когда они уходили, они даже землю – так легенда гласит – солью посыпали, чтобы там ничего не росло.

А освоение Американского континента европейцами – там землю никто не посыпал, потому что её использовали, но уничтожали коренное население. После этого американская история знала рабство. И оно так глубоко проникло! Ведь Колин Пауэлл ещё в своей книжке написал, как ему было тяжело – человеку с тёмным цветом кожи – тяжело было пробиваться. Как он всё время чувствовал на себе взгляды окружающих. Значит, это сидит, сидит наверняка до сих пор, в душах и сердцах людей.

Смотрите, мы знаем – во всяком случае, сегодня – разные стороны советского режима.

Знаем Сталина. Так, как раньше мы его не знали.  Знаем, что это был диктатор, тиран.  Я очень сомневаюсь, что Сталин весной 1945 года, если бы у него была атомная бомба, применил бы её против Германии.

В 1941–1942 годах, когда стоял вопрос о жизни или смерти государства, может быть, и применил бы, если бы у него было.  А в 1945‑м, когда уже противник сдавался по сути дела, шансов у него никаких не было, – я сомневаюсь.  Вот я лично.

А американцы применили против Японии, терпящей поражение.  

Причём против неядерного государства.

Знаете, у нас большие различия между нами. Но это ведь нормально, когда люди с такими большими различиями полны решимости искать пути, которые помогают понимать друг друга. И мне представляется, что у нас нет другого выбора. И более того, ведь не случайно, что в критические периоды современной новейшей истории Россия и США объединялись: и в Первую мировую войну, и во Вторую мировую войну.

Как бы ни противостояли друг другу, а когда гром грянул, произошло объединение. Что-то всё-таки объединяет. Какие-то фундаментальные интересы объединяют. Нам нужно на это обращать внимание прежде всего. Знать наши различия, но при этом всё-таки обращать внимание на тот позитив, который поможет нам сотрудничать.

… Н.ЧУРКИНА:  Как Вы думаете, почему не состоялась всё-таки перезагрузка и может ли она вообще в принципе состояться на реальных равных основаниях или же всё-таки от нас всё время ждут,  что мы будем поступаться своими интересами?

В.ПУТИН:  Я уже, в принципе, начал отвечать на Ваш вопрос. Любое государство стремится к соблюдению своих национальных интересов, и в этом смысле Соединённые Штаты не исключение.  Уникальность ситуации заключается в том, и это всем понятно,  что после развала Советского Союза  США остались на какое-то время единоличным лидером.

Но это для них определённая засада, которая заключается в том, что Штаты начали чувствовать себя империей.  

А империя порождает не только определённые элементы во внешней, но и во внутренней политике.

Империя не может себе позволить проявление слабости, а любое стремление договориться на паритетных началах часто внутри страны воспринимается как слабость.

А это руководство страны себе позволить не может по внутриполитическим соображениям.

Я думаю, сегодняшнее руководство Штатов – я знаю об этом – понимает, что в одиночку основные проблемы сегодняшнего мира решить невозможно.  Но очень хочется, во-первых.  

А во-вторых, невозможно действовать иначе, кроме как имперскими методами. Очень сложно по внутриполитическим соображениям. Иначе тебя сразу обвинят в слабости.

Чтобы иметь возможность поступать иначе, нужно либо иметь какой-то неограниченный кредит доверия от избирателей, населения,  либо должно нечто такое произойти внутри страны, должно измениться сознание того, что договариваться и искать компромиссы – это гораздо выгоднее, чем навязывать свою точку зрения всем и всюду.

Это время какое-то должно пройти, чтобы такое понимание возобладало внутри собственной страны, в данном случае в Штатах.

 Причём, конечно же, прежде всего в правящей элите в широком смысле этого слова.  Я не считаю, что это невозможно.  Я считаю, что в целом мы к этому должны подойти, и очень на это рассчитываю.»

 

РС:  Выделение в тексте мое.

И... есть такое наблюдение у жираф - чем выше, тем линия горизонта дальше отодвигается.

Источник цитат: http://mediamera.ru/post/18307

Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: