Республика Марий Эл
Александр Лебедев Александр Лебедев Республика Марий Эл 0

К теме «Предаст ли В.В. Путин своего офицера РВСН?». Российское судилище. Московские гарнизонный и окружной военные суды, как образчики судебного беспредела (практический гражданско-правовой ликбез). 27.03.2006 г. (3).

КАССАЦИОННА ЖАЛОБА

(продолжение)

            II. Недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела.

            а. В своём решении суд «учитывает, что при даче заключений НПАР и комиссией МЗ РФ …Лебедев стационарно не обследовался».

            Моё обследование в НПАР действительно проводилось в течение 1 дня, 8.01.02 г., хотя и по той же методике, что и в ГВКГ. Только последний в ходе моего стацобследования, чтобы напустить побольше значимости и формальной весомости своему заключению, откровенно «тянул кота за хвост», а НПАР провела то же самое в форсированном режиме.

            По логике суда, между 37-дневным стацобследованием в ГВКГ и 1- дневным обследованием в НПАР следует отдать приоритет выводам первого. Однако в этом случае с такой же степенью уверенности следует признать и обоснованность выставленного мне в ГВКГ диагноза без компьютерной томографии головного мозга, то есть без того углубленного исследования, на которое настаивает НПАР и с которым суд почему-то вопреки логике соглашается, хотя, принимая стацобследование в ГВКГ без компьютерной томографии за истину в последней инстанции, логичнее было бы согласиться и с отсутствием необходимости дополнительного углубленного исследования.

            При таких обстоятельствах и с учётом п. «I/ж» настоящего закономерен вывод о недоказанности позиции НПАР о необходимости дополнительного углубленного исследования. Таким образом, суд должен был согласиться с достаточностью стацобследования в ГВКГ без компьютерной томографии головного мозга. Все же последующие обстоятельства, диаметрально противоречащие диагнозу ГВКГ – отказ СПБ МСЭ в установлении инвалидности и признание меня Комиссией МНИИП здоровым, сделанные тоже без компьютерной томографии, а также проявленную мной на протяжении 4 лет способность к высокой степени социальной адаптации, являются свидетельством необоснованности диагноза ГВКГ и должны стать бесспорным основанием для его признания ошибочным и отмены без дополнительного углубленного исследования.

            б. Если же соглашаться со справедливостью занятой судом позиции, то при вышеизложенных обстоятельствах и ссылке самого суда с учётом заключения НПАР на «необходимость стационарного углубленного исследования функций головного мозга» уже сам выставленный мне в ГВКГ психдиагноз становится недоказанным и, соответственно, подлежит отмене в силу того, что моё заявление в суд рассматривается в порядке гл. 25 подраздела III ГПК РФ. В этом случае в соответствии с нормами действующего законодательства заявитель освобождается от обязанности доказывать незаконность решений, а на ответчика возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений). В данной ситуации по логике суда ГВКГ должен был представить результаты компьютерной томографии моего головного мозга. В силу же отсутствия указанного углубленного исследования выставленный мне психдиагноз следует признать не доказанным, так как при отсутствии главного по мнению суда аргументирующего звена становится очевидной недостаточная полнота моего стацобследования в ГВКГ.

            Анализ изложенных в данном разделе обстоятельств, пожалуй, наиболее ярко показывает явную пристрастность суда в пользу ответчика.

Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Комментарии (0)
Комментирование запрещено