Кировская область
Александр Рашковский Александр Рашковский Кировская область 2

Как строилась экономика Вятской губернии в прошлом. Книжная, журнальная и архивная мозаика.

Как строилась экономика Вятской губернии в прошлом. Книжная, журнальная и архивная мозаика.

Сегодня, когда наш губернатор пытается выстроить экономику Кировской области при помощи инжиниринговых центров и подобных структур, хочу напомнить о том, как строилась экономика Вятской губернии в прошлом. Материалы эти собирал много лет в архивах и в нашей Герценке.

Итак.

Нашим купцам и производителям было на кого равняться.

«Лондон производит обширную торговлю с Россией (в 1837 году из России пришло 488 кораблей), Германией, Францией, Испанией, Португалией и Италией.

Лондон служит главным складочным местом сахара, кофе, хлопка, индиго, пряностей, чая.

Из России в Лондон доставляются сало, пенька, льняное семя, строевой лес, щетина, рыбий клей, кожи. Так, в 1840 году в Лондон было доставлено 1.996.546 пудов сала, 41.608 четвертей льняного семени, 8141 пудов льна, 45330 невыделанных кож.

В Лондоне печатается более 100 периодических изданий. Книжных лавок насчитывается до 1000, 300 магазинов музыкальных нот и около 200 типографий. Лондон является центром английской книжной торговли. Здесь издаются и отсюда расходятся повсеместно почти все сколько-нибудь замечательные литературные произведения.

До 2000 кораблей стоят ежедневно на якоре в Лондонском порту.

Денежные обороты коммерческой сделки вообще чрезвычайно облегчены в Лондоне удобствами, придуманными для сокращения времени и переписки. Например, квитанция (warrant) выдаваемая доковским магазином о роде, качестве и количестве принятого товара, переходит, в случае продажи, из одних рук в другие, причем делается только подпись на обороте бумаги. По такой квитанции хозяин получает деньги в уплату за товар или ссуду под залог его. Таким образом, товар может обращаться как кредитная бумага и представляемый им капитал, может быть, употребляем на новое предприятие.

В Одесское порто-франко дозволено привозить почти все иностранные товары с платежом только 1/8 тарифных пошлин в пользу городской казны, причем с араки, рома, сидра и водки французской взыскивается не 1/8, а полная пошлина».

Коммерческая статистика. Главные портовые и столичные города. СПБ, 1842.

 

Вятская губерния в 1882 году.

 

  1. Пространство губернии – 153.106,5 квадратных километров.
  2. Земли в частной собственности – 731.402 десятины.
  3. Земли в собственности крестьянских общин – 6.238.493 десятины.
  4. Казенных земель – 7.060.529 десятин.
  5. Удельных земель – 163.262 десятины.
  6. Остальной (церковной, монастырской, городской и другой) – 186.652 десятины.
  7. Общее число населенных мест – 23.097
  8. В них жилых строений – 439.506
  9. Из них каменных – 1.896
  10. Из них деревянных – 437.476
  11. Население губернии – 2.740.953 человека.
  12. В том числе в городах – 80.666
  13. Число жителей на 1 квадратную версту – 20,4
  14. Число вольных аптек – 16
  15. Число рецептов, выданных больным – 349.975, в том числе из земских аптек отпущено бесплатно в больницы и амбулатории лекарств по 255.378 рецептам.
  16. Число врачей – 65.
  17. Число фельдшеров – 230
  18. Число повивальных бабок – 57
  19. Лечилось от сифилиса – 6.761
  20. Число лошадей – 637.886
  21. Число частных конных заводов – 3.
  22. Число голов крупного рогатого скота – 1.244.082
  23. Число овец – 1.497.384
  24. Число коз – 352.868
  25. Число свиней – 41.966
  26. Застраховано взаимным страхованием – 1.782.813 строений.
  27. Выкурено 975.554 ведра безводного спирта.

Сборник сведений по Европейской России за 1882 год. СПБ: Центральный статистический комитет МВД, 1884.

 

Начало производства мебели.

В начале XIX столетия один из старожилов города Вятки некто Титов пожелал мебелировать свой вновь построенный дом. За неимением мебели в Вятке он отправился в город Казань, чтобы заказать нужную мебель в одной из тамошних мастерских мебельщиков, а, если возможно, то и пригласить оттуда в Вятку мастера-мебельщика.

Один из более предприимчивых мастеров, какой-то немец, тогда же переселился в Вятку и здесь взял себе в обучение из близлежащих к городу деревень несколько крестьян-древоделов, которые, побывав у немца в учениках, и, освоив технологию производства, занялись им самостоятельно, начав способствовать распространению мебельного промысла в своих селениях.

В памяти кустарей даже сохранились имена некоторых из первых учеников немца. Так, в деревне Сватовской Пасеговской волости, недалеко от города Вятки, мебельным промыслом первым занялся (более 90 лет назад, то есть ранее 1827 года) Иван Иванович Рудин, учившийся в Хлыновке у немца.

В деревне Малые Кушевы Щербининской волости, в которой почти все жители столяры, основателем промысла (более 80 лет назад, то есть ранее 1837 года) был Андрей Федоров, тоже учившийся у немца Хлыновки.

Насколько успешно с легкой руки немца развивался мебельно-столярный промысел Вятского края видно из того, что дано в описаниях промыслов, изданных Вятским губернским земством (Вятка, 1892). В уездах губернии (Вятском, Орловском, Нолинском, Малмыжском и Елабужском) им было занято 2.037 человек.

К 1917 году эта цифра выросла до 4.500 человек.

«Вестник кустарной промышленности», 1918, №7-8, с.28-29.

«В селе Усовском Слободского уезда начала свою деятельность артельная мастерская для выделки ульев и пчеловодческих принадлежностей. Мастерская имеет все необходимые машины по обработке дерева и металла.

В настоящее время она исполняет заказ Слободского уездного земства для артельных пасек на ульи в количестве 300 штук».

«Сельский хозяин», 1914, №4, с.23.

 

Начало производства изделий из капа.

Производство каповых изделий возникло в Вятской губернии более 90 лет назад (то есть ранее 1827 года) в городе Слободском и возникло совершенно случайно. Первым каповым мастером был Василий Макаров. Отец его был столяром и Василий, уже подросток, участвовал в его работах, выполняя заказы. Однажды к Макаровым приехал управляющий заводом, и в разговорах показал им деревянную табакерку с деревянными шарнирами. Заинтересовавшись этой заграничной вещью, Макаровы попросили управляющего оставить ее у них. Из какого дерева была сделана вещь и шарниры, было неизвестно, но Макаровы решили, что деревянный шарнир, требующий очень прочного дерева, надо делать из капа. До этого кап, хотя и был известен, но употреблялся крайне редко для выработки простых поделок.

Первые изготовленные изделия из капа оказались настолько красивыми и оригинальными, что на них тотчас же появился спрос.

Уже на первой российской мануфактурной выставке в Петербурге в 1829 году, Макаровы получили за свои изделия премию в 500 рублей (это половина годового оклада вятского губернского инженера, самого высокооплачиваемого чиновника) и серебряную медаль за трудолюбие и искусство.

Долгое время производство каповых изделий составляло монополию Макарова и его семьи, но затем у них нашлись подражатели, у подражателей ученики. И промысел стал распространяться по Вятской губернии.

По данным подворной переписи 1909 года только в Вятском уезде производителей изделий из капа насчитывалось 117 человек. Средний заработок такого кустаря составлял 1 рубль в день (на один рубль серебром семья из семи человек в то время могла питаться целую неделю).

Сбывали кустарные изделия из капа в магазины города Вятки, в кустарный склад Вятского губернского земства и другие города.

Большая же часть кустарей предпочитала продавать изделия в мастерскую Кушова, которая находилась на Орловской улице города Вятки.

У Кушова даже были назначены дни для приема изделий и выдачи материала (надо отметить, что к концу XIX века запасы капа в лесах Вятской губернии были уже выбраны и кап начали возить из Сибири).

Сам же Кушов сбывал свои изделия в большие города России (у него был, например, большой магазин в Нижнем Новгороде) и за границу (в Австрию, Германию Францию и Англию). Там, за границей, у него были особые агенты и представители.

«Вестник кустарной промышленности», 1918, №7-8, с.33-34.

Отметим, что, видимо, Кушов первым начал использовать для производства своих изделий вместо капа карельскую березу, заметив, что текстура карельской березы не уступает по красоте текстуре капа. Кроме того, Кушов, учитывая развитие мебельного промысла в Вятской губернии, начал производить красивые образцы мебели из карельской березы, которые тоже сбывал за границей.

В результате фирма Кушова стала крупным экспортером продукции Вятской губернии на мировой рынок.

С 1908 года она вывозила ежегодно за границу своих изделий на сумму около 500.000 рублей (на сегодня это составляет около 1.000.0000.000 рублей – А.Р.).

«Вестник кустарной промышленности», 1922, №3-4, с.44.

В Англии продавалось большинство изделий вятских кустарей из капа.

В Лондон отправлялись такие изделия из капа:

-шкатулки дамские с секретом;

-перчаточницы;

-ящики для сигар;

-коробки для игральных карт;

-коробки для визитных карточек;

-портсигары.

(ГАКО, ф. Р-3765, оп.1, д.39, л.9).

Любопытно, что почти все магазины, которым до революции и в 1920-х годах наши кустари отправляли изделия из капа, находятся по тем же адресам в Лондоне и поныне, только сегодня ничего туда не отправляется.

Будущее российской промышленности, вообще, и художественно-кустарной в частности должно быть основано в ближайшее время, писал журнал в 1922 году, на  эксплуатации дерева, которым страна располагает в неограниченном количестве. Оно может быть использовано с минимальными затратами на производство и в обработке которого могут проявиться многовековые прославленные навыки опыт и мастерство русского деревообделочника.

Известный архитектор Жолтовский считал, что самый тип жилья начинает заимствоваться Западом из России. Последние английские журналы, писал он, показывают, что английские коттеджи принимают в себя строительные принципы русского деревянного зодчества. В Англии появляются подражания архангельским и олонецким избам. Это победа русского строительного гения над западноевропейским, английским художественным консерватизмом, подчеркивал Жолтовский, не должна оставаться бесплодной.

«Вестник кустарной промышленности», 1922, №5-7, с.24.

 

Производство детских игрушек из дерева.

Среди кустарей-деревообделочников Вятской губернии существовала многочисленная группа маленьких кустарей-столяров. Эти дети ежегодно вырабатывали громадное количество самых разнообразных и затейливых игрушек. Присматриваясь к изделиям маленьких тружеников, можно было видеть, что они по своему мастерству и красоте, по своей отделке и чистоте работы были неодинаковы.

Это зависело от того, чем был занят отец малыша.

Игрушечники-малыши вырабатывали, по преимуществу, разного вида игрушечную мебель. Это - стулья, столы, комоды, буфеты, кровати и прочее.

Особенно усердно работали малыши, готовясь к особому игрушечному празднику, называемому «свистуньей». Этот праздник отмечался в Вятке на четвертой неделе после Пасхи.

«Вестник кустарной промышленности», 1918, №7-8, с.35.

 

Начало производства самопрялок.

Поскольку в Вятской губернии значительные посевы льна и конопли, то развилось ткачество, которое, в свою очередь, породило изготовление самопрялок.

Любопытна история этого промысла. Он возник разновременно в Шурминском и Буйском заводах Уржумского уезда и на Никольской фабрике Вятского уезда. И возник совершенно обособлено. Поэтому и вырабатывались самопрялки двух систем, причем резко отличавшихся по своей конструкции.

Сначала промысел возник на Шурминском заводе Уржумского уезда. Лет 90 тому назад (то есть ранее 1827 года) в этот завод его владельцем Мосоловым было переведено несколько семейств его же горнозаводских крестьян из селения Мышинки одной из внутренних губерний России. Одним из этих крестьян была привезена с собою самопрялка.

Отец Данилы Сипачева, Михаил Павлович Сипачев, бывший в то время машинистом в Шурме, увидев привезенную самопрялку, пригляделся к ней и, оценив ее достоинства, задумал сам сделать подобную.

Хотя работа по изготовлению самопрялки была, главным образом, токарная, но, за неименьем токарного станка, Сипачев, как хороший плотник и столяр, смел обойтись и без него.

Эта самопрялка оказалась настолько удачной, что вскоре была куплена кем-то за очень высокую цену. Такой успех первого опыта побудил Сипачева заняться изготовлением самопрялок уже как постоянным промыслом. Он устроил себе токарный станок и стал делать самопрялки, похожие на первоначальный образец.

Промысел оказался настолько выгодным для Сипачева и заманчивым для других лиц, что число мастеров в Шурминском и Буйском заводах стало быстро увеличиваться.

Оба эти завода вскоре стали центрами производства самопрялок.

А вот как возник этот промысел в Вятском уезде.

Николай Тюриков, бывший крепостной крестьянин при Никольской фабрике Машковцевых, с самых молодых лет занимался плотничьими работами. Около 20 лет от роду он женился на дочери николаевского солдата, тоже уроженца Никольской фабрики.

Этот солдат был на службе в Гельсинфорсе (теперь – Хельсинки), где женился на шведке, от которой имел дочь. По окончанию службы он перебрался в Кронштадт с намерением обосноваться там окончательно. Но вскоре неодолимое желание потянуло его на родину. И хотя на Никольской фабрике не было у него ни родных, ни кола, ни двора, он переселился сюда и жил в крайней бедности. Когда его дочь подросла, Николай Тюриков женился на ней и забрал стариков к себе.

Однажды, при случае, шведка, теща Тюрикова, сообщила ему, что у нее на родине шведы и чухонцы (финны) прядут не руками, а на особой машине-самопрялке, которая значительно ускоряет и облегчает труд. Николай и задумал сам сделать такую машину, что и осуществил без всякого образца по рассказам тещи».

«Вестник кустарной промышленности», 1918, №7-8, с.38-39.

И вот результат.

«По исчислению военно-интендантского ведомства, одного льняного крестьянского холста поступает в продажу из Вятской губернии до 18 миллионов аршин (свыше 12,8 миллионов метров, то есть 35,068 километров в сутки – А.Р.)».

Янсон Ю.Э. Сравнительная статистика России и западноевропейских государств. Пособие для института инженеров путей сообщения. СПБ, 1877, с.156.

Как удалось выяснить, одна крестьянка могла, не напрягаясь, ткать 10-12 метров льняного холста в сутки, то есть этим промыслом было занято свыше 4000 женщин без отрыва от работы по домашнему хозяйству.

 

Экипажный промысел.

Что касается экипажного промысла в России, то он сильно был развит в Вятской губернии.

Если подсчитать кустарей занятых этим промыслом в Европейской России, то мы увидим, что наибольшее их число падало на Вятскую губернию, где их насчитывалось 13.270 человек.

Здесь, как и в других местах, экипажный промысел распадался на несколько отдельных промыслов: санников, колесников, тележечников, плетюшников, ходовщиков, кузовщиков и экипажников.

Экипажниками называли мастеров, составляющих из отдельных частей целый экипаж.

Главную массу этого рода кустарей составляли санники и колесники.

Дровни и розвальни приготовлялись, главным образом, в Малмыжском, Котельническом и Нолинском уездах. Заработок этих кустарей достигал 40 рублей в год. Кроме простых дровней и розвальней, они приготовляли кошовки, называемые также лежанками, и полусанки.

В Вятском уезде выделкой кошовок занимались в Югринской и Кстининской волостях. В деревнях Грухинской и Соломинской Югринской волости приготовлялись лежанки, окованные мороженной жестью и обитые ковриком на заднике, а иногда и на боках.

В Нолинском уезде производством кошовок занимались преимущественно в Талоключицкой волости, в Уржумском уезде в Косолаповской и Турекской волостях, в Малмыжском уезде в Узинской волости, в Елабужском уезде в Граховской волости, а в Сарапульском уезде в Каракулинской и Большекургинской волостях.

В Вятской губернии наблюдалось и такое явление, что благодаря не порвавшейся связи колесников с землей, колесники вели свое хозяйство с большим успехом, причем количество земли и скота у них было даже больше, чем у соседей.

Производство колес требовало от мастеров значительной физической силы, поэтому промыслом были заняты только взрослые мужчины. Мальчики приступали к обучению мастерству только после окончания начальной школы.

 

Промыслы по обработке лыка, мочала и бересты.

Эти промыслы сильно развиты в Вятской губернии, где число таких кустарей 24.852 человека. Кулевой, рогожный и лапотный промысел были распространены почти во всех уездах губернии.

В Глазовском, Котельническом и Яранском уездах треть всех кустарей занимающихся обделкой дерева составляли лапотники.

 

Производство кожаной обуви.

Время возникновения этого промысла относится к древности.

Надо думать, что оно совпало с началом заселения Вятского края, хотя исторические указания относятся к более позднему времени.

Так, впервые о вятских ремесленниках упоминается в грамоте царя Алексея Михайловича от 1651 года, но без точных указаний и перечисления мастеров.

В 1785 году в Вятском крае ремесленников, выделывающих  кожаную обувь, насчитывалось 24 человека.

В 1797 году уже 50 чеботарей выделывали до 3.800 пар кожаной обуви. Цена продажи обуви устанавливалась по добротности исполнения и чистоте. Пара сапог стоила от 1,8 до 4 рублей.

В городе Сарапуле этот промысел существовал издревле и был занесен туда переселенцами из центральных губерний России. Из Сарапула промысел перешел в Ижевский и Воткинский заводы. С проведением Сибирской железной дороги сапожный промысел начал развиваться в Каракулинской волости Сарапульского уезда.

Кустарей-сапожников в Вятской губернии насчитывалось около 10.000. В год они приготовляли обуви на сумму до 4.500.000 рублей. 

«Вестник кустарной промышленности», 1918, №7-8, с.46-50.

По данным Министерства торговли и промышленности в 1912 году в Вятской губернии было выработано:

1. Кожи подошв – 13.003 пуда (208 тонн).

2. Полувала – 15.322 пуда (245,2 тонны).

3. Юфти – 110.910 пудов (1774,6 тонн).

Всего в Вятке и Вятском уезде насчитывалось 10 предприятий с 1070 рабочими, которые производили продукции на 2.150.000 рублей.

В еще большем размере развито было кожевенное дело в Слободском уезде, группировавшееся в Стуловской волости, в селе Вознесенское-Вахрушево, где выделывалась кожа и готовая из нее обувь. Здесь имелся целый ряд заводов, принадлежавших Вахрушевым с годовой производительностью в сотни тысяч рублей. Всего в Слободском уезде насчитывалось 28 предприятий с 1679 рабочими с годовым производством продукции на 3.584.800 рублей.

Материалы по изучению и использованию производительных сил Северного края. Выпуск II. Вологда, 1921, с.101.

 

 

В 1921 году кустарными промыслами Вятской губернии было выработано:

1. Саней – 9.000 штук.

2. Колес – до 3.000 штук.

3. Ложек деревянных – 300.000 штук.

4. Кожаной обуви – 50.000 пар.

5. Бочек и кадок – 15.000 штук.

6. Лыж – 11.000 пар.

7. Кулей мочальных – 300.000 штук.

8. Валенок – 180.000 пар.

9. Смолы – 100.000 пудов (1.600 тонн).

10. Скипидару – 14.000 пудов (224 тонны).

11. Древесного угля – 400.000 пудов (6.400 тонн).

12. Дегтя – 16.000 пудов (256 тонн).

13. Пихтового масла – 800 пудов (12,8 тонн).

14. Веревки из льна и пеньки – 20.000 пудов (320 тонн).

«Вестник кустарной промышленности», 1921, №4-5, с.21.

Уже к 1922 году доминирующим промыслом Вятской губернии являлась смолопромышленность, производственные возможности которой были следующие:

  1. Древесный уголь – 800.000 пудов (12.800 тонн).
  2. Смолы – 277.000 пудов (4.432 тонны).
  3. Скипидар красный – 35.700 пудов (571,2 тонны).
  4. Дегтя – 80.000 пудов (1.280 тонн).
  5. Пихтового масла – 1.500 пудов (24 тонны).
  6. Пеку – 5.000 пудов (80 тонн).
  7. Сажи – 100 пудов (1,6 тонн).

«Вестник кустарной промышленности», 1922, №3-4, с.44.

До I Мировой войны вывоз эфирного масла из Вятской губернии за границу составлял около 100 тонн в год на сумму примерно 50.000 золотых рублей или 25.000 долларов США.

Гильдемейстер Е., Гофман Ф. – Эфирные масла хвойных. Перевод с немецкого языка отдельных глав. М., 1935, с.226-227.

 

В 1921 году в вятской губернии было 85 учебных мастерских кустарного производства, тогда как во всей России их было 194.

«Вестник кустарной промышленности», 1921, №1, с.28.

Вятское губернское земство содержало сеть кустарных школ. На содержание этих школ земство тратило, в среднем, по 2800 рублей в год на каждую, причем половина расходов возмещалась Министерством Земледелия России. Курс обучения в кустарной школе был рассчитан на три года (для сравнения – курс обучения в ремесленных школах Германии был рассчитан на десять лет).

Задачей школы было выпустить ученика, самостоятельно могущего заниматься выполнением заказов и работой на рынок. С этой задачей кустарные школы Вятской губернии блестяще справлялись. Так, например, за три года обучения в учебных мастерских мебельщиков-краснодеревщиков ученик должен был изготовить своими руками практически все виды мебели от табуретки до резного буфета. В результате, выпускник учебных мастерских, мог поехать в уездный город или крупное село, открыть там свою мастерскую по изготовлению мебели.

(ГАКО, ф. Р-877, оп.1, д.1219).

Российские ученые-экономисты разрабатывали планы развития кооперации на длительный период. Они считали, что кооперативная Европа должна быть не Европой кооперативно организованных фабрик и заводов, а должна стать Европой кооперативно мыслящих живых людей.

Уровень кооперации населения в Вятской губернии, например, был достаточно высокий.

Такой уровень кооперации объяснялся еще и тем, что труд кустарей слабо оплачивался потому, что их изделия продавались по низкой цене. Дело было  в скупщиках. Львиная доля прибыли от проданных изделий переходила в руки скупщиков этих изделий.  Кустари  за свой труд получали буквально гроши. Устранить это стало возможно  посредством создания кооперативных организаций и союзов,  и открытия Московского народного банка с торговым отделом в Лондоне, который помогал нашим кооператорам завоевывать мировые рынки. Вятские купцы Кардаковы, например, значительную часть производимого их заводами, по особому рецепту, овсяного толокна продавали в Англию. Овсяное толокно по своей питательности было намного лучше американского геркулеса и пользовалось в Англии огромным успехом.

Когда в 1911 году комиссионерский отдел Лондонского отделения Московского народного банка обеспечил нашим предпринимателям выход на мировой рынок пихтового масла, в Вятской губернии было, в самое короткое время, зарегистрировано более 80 мелких предприятий по его производству.

 

История Истобенской маслодельной артели.

«В Истобенской волости имелась наиболее мощная по Вятской губернии маслодельная артель, которая оказывала сильное воздействие на все хозяйство волости.

В 1895 году Орловское уездное земство организовало в селе Истобенском учебно-показательный маслодельный завод.

Значительная часть населения волости с давних пор была занята отхожим промыслом, в основном воднотранспортным делом. На время навигации значительная доля взрослого мужского населения выезжала из пределов волости. Многие крестьяне бывали и в Сибири и имели возможность ознакомиться с сибирским кооперативным маслоделием.

И вот под влиянием, с одной стороны, земских работников, главным образом агрономов, а с другой – под влиянием наиболее передовых крестьян, ознакомившихся с сибирским артельным маслоделием, 2 февраля 1915 года в селе Истобенском возникла  маслодельная артель.

В первый же год существования артель объединила 306 хозяйств волости, в которых было 377 коров, и открыла три отделения.

В 1916 году в артель уже входило 535 хозяйств, в которых было 786 коров, и открыла еще три отделения.

В 1917 году в артели состояло уже 734 хозяйства, в которых было 1.104 коровы.

В 1919 году в артели было 863 хозяйства, в которых было 1.145 коров.

В 1920 году в артели было 1.137 хозяйств, в которых было 1.450 коров.

В 1923 году артель открыла еще два отделения.

На 1 июля 1922 года в артели было девять отделений, 1.185 хозяйств и 1.155 коров.

Завод артели находился в селе Истобенском и помещался в новом, специально построенном здании.

Работа на заводе начиналась в 4 часа утра.

Завод вырабатывал и сладкосливочное (парижское) масло. Сливки подогревались до 83 градусов Цельсия, а затем, после суточного остывания до температуры 10 градусов Цельсия, сбивались в масло.

Все помещения завода содержались в чистоте. Приемщицы молока и мастерицы работали спокойно, аккуратно, без расплескивания молока.

При Истобенской артели, при материальной поддержке Вятского губмаслосоюза, были организованы:

  1. Курсы техников-маслоделов.
  2. Курсы инструкторов по молочному хозяйству.

При артели имелась обширная библиотека по сельскому хозяйству.

Сама артель и хорошо организованный маслодельный завод представляли для курсантов великолепный, не с чем ни сравнимый, материал для практических работ и впитывания в себя кооперативной настроенности.

Истобенская артель являлась своего рода академией кооперативного маслоделия».

Цвейтов Дмитрий – Кооперативный авангард – «Вестник сельскохозяйственной кооперации», 1923, №14, с.26-30.

Журнал «Сельскохозяйственный кредит» сообщал, что 98% населения Истобенской волости Орловского уезда состоит в трех кооперативах.

«Сельскохозяйственный кредит», 1924, №3,с.19.

«В 1913 году в Слободском уезде, в Ракаловской волости возникла пятая по счету в уезде маслодельная артель – Саламатовская. Артель небольшая: в ней всего 36 человек членов, которые имеют около 120 коров. Организовалась она при близком участии земской кассы мелкого кредита, которая выделила ссуду на оборудование в размере 700 рублей.

За один год артель получила свыше 200 рублей чистой прибыли. Масло артель продавала по цене от 12 до 15 рублей за пуд».

«Сельский хозяин», 1914, №2, с.22-23.

 

Лекарственная флора Вятского края.

«В последнее время (1922 год) на юго-западном конце Вятской губернии, в Малмыжском уезде близ села и железнодорожной станции Вятские Поляны, на левом заливном берегу Вятки в сосновом и осиновом лесу преподавателем Вятского сельскохозяйственного техникума И. Сележинским была найдена Digitalis granflora All, а в Сарапульском уезде близ города Сарапула – Adonis vernalis (А. Ильинским).

В прошлом Вятская губерния была одним из главных поставщиков спорыньи, сбор которой в урожайные годы достигал 1.000 пудов (16 тонн) и более, а также ликоподия – до 500 пудов (8 тонн), скупавшихся у крестьян мелкими партиями.

В 1922 году только в северном районе губернии было собрано 400 пудов ликоподия, 200 пудов толокнянки, 100 пудов корней одуванчика и некоторых других растений».

«Вестник фармации», 1925, №9, с.27.

Довоенный экспорт лекарственного сырья из России выражался в количестве около 10.000 тонн стоимостью 4-5 миллионов рублей».

«Вестник фармации», 1926, №3, с.73.

«Расходы на фармацевтические цели в государственном бюджете Норвегии предусматриваются на 1926-1927 годы в размере 500.000 крон. Эта сумма распределяется следующим образом:

  1. 13.000 крон для аптечной инспекции.
  2. 60.000 крон на жалование профессуры фармацевтического института.
  3. 56.000 крон в фонд фармацевтических исследований.
  4. 35.000 крон для стипендий нуждающимся студентам-фармацевтам.
  5. 180.000 крон для особых образовательных целей фармацевтического института.
  6. 106.900 крон в фармацевтический фонд».

«Вестник фармации», 1926, №7, с.171.

«На девятимесячные курсы аптечных работников в городе Вятке принято 40 человек. Педагогический персонал курсов состоит из девяти человек преподавателей медицинского техникума, сельскохозяйственного техникума и педагогического института.

Занятия проводятся в вечернее время.

Слушатели не обеспечиваются стипендией, а потому им предоставлен заработок в дневные часы в аптеках города Вятки.

Практические занятия по аналитической химии и фармакогнозии ведутся в лабораториях Вятского бактериологического института, а по фармацевтической химии и анализу по фармакопее в губернской аптеке.

Курс дополнен экскурсиями в ботанический сад, лес, поле и на некоторые заводы и фабрики с целью расширения кругозора учащихся».

«Вестник фармации», 1926, №10, с.255.

 

«В Кукарской слободе с поселениями, к ней примыкавшей, в XVII веке большинство крестьян, в их хозяйствах, насчитывало, либо по две коровы с лошадью, либо по две лошади с коровой.

В дворцовых владениях Вятской губернии в 1797 году насчитывалось 40.400 душ крестьян, располагавших землей, примерно по 8 десятин на душу.

В 1814 году крестьянам деревни Юриха Вятского имения предоставлена была в безоброчное пользование мельница из годового платежа 16 рублей 50 копеек.

На двух усадьбах Вятского имения в течение 1851 года было сделано37 легких американских плугов. Один из хозяев Вологодской губернии ввел в 1840 году валяние обуви из шерсти и устроил для этого мастерскую на 30 человек.

Два хозяина пижемской усадьбы Вятского имения устроили в 1852 году картофеле-паточное заведение, на котором выделывали  до 300 пудов патоки, сбываемой в слободе Кукарка. В 1857 году они изготавливали уже 800 пудов.

Хозяин архангельской усадьбы Вятского имения Санин в 1845 году изобрел молотилку и на выданную ему ссуду в 500 рублей устроил мастерскую для производства земледельческих орудий (молотилок, веялок, сортировок)».

История уделов за столетие их существования. 1797-1897. Том второй. СПБ, 1901.

 

«Из ремесел между крестьянами Вятского уезда развито древоделание. Едва ли где в России оно находится в таких обширных размерах и притом так разнообразно, как в этом уезде.

Доказательством тому служат вятские базары, в особенности зимние, где две трети крестьян бывают с деревянными изделиями и мебелью.

Вятский историк Вештомов говорит, что древоделание занесено в Вятский край новгородскими выходцами, которые, вероятно, пришли из плотничьего конца Новгорода Искусство древоделания и находчивость крестьян замечательны у вятчан. Они нашли лучшее применение бересте и опилкам.

Из бересты они изготовляют берестяные трости, пропуская внутрь ее железный стержень или прут.  Трости эти чрезвычайно красивы и прочны. Они красивы по своей оригинальности и дешевы.

Опилки же древесные употребляются вятскими столярами на шкатулки и другие вещи. Ими осыпают они поверхность вещей, покрытых предварительно толстым слоем клея. Затем сушат, выравнивают и покрывают лаком. Такие изделия имеют вид мраморный и очень красивы. Незнающему трудно сказать из чего они сделаны.

В некоторых деревнях занимаются изготовлением телег (по местному фандаков) и саней. Они приготовляются в Кстининской волости, где этим занимается до 150 человек и каждый может приготовить в неделю три телеги или трое саней.

Колеса приготовляются в Троицкой волости, где выделкой их занимается до 200 человек.

Крестьянских корешковых трубок приготовляется в деревнях Кстининской, Помзинской и Троицкой волостей до 30.000 штук. Там же выделываются точеные деревянные подсвечники до 10.000 штук. Все эти точеные изделия красятся краской и кроются лаком.

Другой отдел древоделания в Вятском уезде – мебельное производство. Так, например, столов круглых ломберных приготовляется до 1.000 штук, кроватей – до 2.000 штук, сундуков до 3.000 штук. Часть мебели изготовляется под орех или красное дерево. Большую часть этой мебели оклеивают березой, иногда карельской.

Третий отдел мебели, составляющей венец искусства вятчан, есть достояние очень немногих крестьянских семей. Профессор Киттары писал: «В искусстве работы, изящности формы, в ценности оклейкою дерева – Троицкая волость превзошла другие места губернии. Между ними есть такие произведения, которые с честью выдержали бы строгий суд столичного вкуса. Тут можно назвать братьев Кушевых, из которых у одного в мастерской делались даже рояли».

 

«Колокольный завод Бакулевых в городе Слободском производит в год на 40.000 рублей колоколов, из которых медь в числе 5.000 пудов получается из Сибири и Ирбитской ярмарки по 10, 12 и 15 рублей за пуд, а олово, через посредство устюжского купца Грибанова, из Англии. Колокола сплавляются на Нижегородскую ярмарку и сбываются в соседние губернии, как и в Вятскую.

В литейной братьев Косаревых и заведении Поповых выделываются котлы для винокуренных заводов. Тут же изготовляется медная посуда, подсвечники и прочие медные вещи. Отливаются чугунные решетки, шейные чугунные и медные колокольчики и бубенчики. Колокольчиков и бубенчиков отливается до 25.000 штук.

К числу фабричных заведений города Слободского принадлежит и мастерская изящных каповых изделий купца Макарова. В ней изготовляются баульчики, шкатулки, табакерки, очешники и прочие мелкие кабинетные вещи. Изделия мастерской дорожают с каждым годом от возрастающих на них требований и отличаются особенными достоинствами перед произведениями других мастеров, как тонкостью работы, так и шарнером, который составляет секрет мастера Макарова.

Вся фабрично-заводская промышленность города Слободского простирается в год на сумму около 1.301.630 рублей. Эта цифра вполне заслуживает внимания при незначительном населении – 5920 жителей. На каждого из них приходится промышленной деятельности до 220 рублей, не считая ряда других ремесел.

В торговле с Архангельском город Слободской также превзошел город Вятку. Из Слободского отпускается туда товара на сумму до 1.249.375 рублей.

В Слободском уезде находится две пищебумажных фабрики, принадлежащих вятскому почетному гражданину Рязанцеву и слободскому почетному гражданину Платунову.

Бумага фабрики Платунова лучше бумаги фабрики Рязанцева и более употребляется в Вятском крае.

Для того, чтобы достигнуть настоящего положения фабрики Платунов положил много труда. Для этого нужны были знания, приобрести которые было негде, потому что Платунов не получил образования ни в высшем, ни в среднем учебном заведении. Но сила воли и благородная жажда знаний чего не делают?

Платунов посвятил себя изучению механики и математических наук. Не имея хороших руководств на русском языке, он решился искать их на французском, которому учился также самоучкой, как и математике. Ознакомившись с французскими сочинениями по механике, и видя из них, что много хороших сочинений по механике на английском языке, он решил изучить сам и английский язык.

Устроив модель задуманной им фабрики, Платунов для ее осуществления стал странствовать по заводам, где бы ему отлили чугунные цилиндры и другие необходимые вещи. Побывав на многих заводах и получив отказы, он нашел, наконец, Тагильские заводы, где ему отлили требуемые вещи под его присмотром.

И вот по прошествии трехлетнего упорного труда появилась прекрасная фабрика Платунова.

Устройство ее, в главном, следующее: вымытое и изрезанное тряпье поступает в чан, где оно трется жерновами, приводимыми в действие водою. Из чана масса поступает на железную сетку (сетка получается из Англии, потому что качество русской сетки неудовлетворительно), а потом на вал, обтянутый сукном, где, в то же время, компонуется с помощью другого цилиндра. Отсюда масса идет на горячий цилиндр, где бумага сохнет, компонуется окончательно и выглаживается. С этого цилиндра бумага уже навивается на цилиндр, с которого поступает на резец и оттуда складывается в стопы.

Чистота отделки машины и правильное производство, со сбережением времени и силы, заслуживают полного внимания.

При пищебумажной фабрике Платунов устроил привод для производства картона. Этот картон по достоинству заменяет у московских и петербургских мастеров – привозной из-за границы».

«Набожность народа Вятского края может служить образцом для других губерний. Нигде нет таких богатых церквей и в них украшений, и нигде не живет так зажиточно духовенство, как в Вятской губернии.

Набожность народная выражается также в строгом исполнении постов, сред и пятниц и в оделении нищих милостынею. Поэтому нищих в Вятском крае значительно более, нежели в других губерниях, и они богаче иногда не только бедняков, имеющих дома, но даже зажиточных мужичков».

Из записок Савинова - «Вестник Императорского Русского географического общества», 1860, №5, с.1, 16, 18, 21-22; №4, с.91, 97, 105.

«Вообще народ Слободского уезда трудолюбив, предприимчив и переимчив. При внимательном взгляде на него видно, что это не ВЯТЧАНЕ – их соседи.

Потому что, относительно разнообразная и деятельная их промышленность ясно говорит, что СЛОБОЖАНЕ не родня ВЯТЧАНАМ, что видно из истории.

Устюжане, искавшие независимости от князей удельных, поселились именно в этих местах.

Вятчане же, как известно потомки НОВГОРОДЦЕВ, которые пришли сюда на Вятку от раздоров и несогласий в своей отчизне.

Вследствие развития ремесел, между СЛОБОЖАНАМИ меньше пьянства и преступлений. Да и народ этот богаче, нежели ВЯТЧАНЕ, которые норовят, если не пропить последнюю копейку, то проиграть в карты.

По крайней мере, последний порок развит между подгородними жителями города Вятки и молодежью, которая, живя в услужении в городе или занимаясь извозничеством на городской бирже, - занесла карты по деревням.

СЛОБОЖАНЕ народ более откровенный, разумно доверчивый, народ серьезный и положительный, и только с удалением от города да на больших дорогах, как характер, так и нравственность их изменяется в более дурную сторону.

ВЯТЧАНЕ же наоборот, - чем ближе к городу, тем плутоватее, недоверчивее и подозрительнее.

Примеров плутовства и обмана слишком много.

Стоит только в воскресный день выйти на базар, присмотреться и прицениться к привезенным ВЯТЧАНАМИ продуктам, чтобы убедиться в справедливости сказанных их недостатков.

Положим, вы намерены купить воз дров. Узнав, сколько стоит воз дров, вы торгуетесь и, наконец, соглашаетесь на условной цене, и дрова вам привозят. Здесь слуга вам докладывает, что мужик вас обманул, что у него на дне вместо дров сено, да и не весь еловый, а поленьев пятьдесят сосновых и столько же между ними сырых. Мужик начинает перед вами оправдываться. Говорит, что на дороге его воз столкнулся на косогоре с возом товарища, ехавшего тоже с дровами. Дрова рассыпались и у того и у другого, а при складке на возы перемешались.

Не верьте, это обман.

Точно также не верьте его клятве, что в следующий базар он привезет вам взамен бракованных дров хорошие, – он непременно обманет.

Ступайте теперь в молочный ряд. Там вас обманет баба.

Продаст вам снятое молоко за цельное и притом парное. А цельное, подбитое мукой, за хорошие сливки.

Мало того, баба будет вам божиться: «Лопни мои глаза, чтобы с места мне не сойти, что для праздника Христова она такого греха на душу не возьмет, чтобы обмануть».

И обязательно обманет.

В овес, для тяжести, подбавляют землицы или песочка, ветром, дескать, нанесло, когда молотили.

Жители Яранского уезда живы и веселы, чего нет в прочих уездах Вятского края, где заметна какая-то усталость, приправленная ленью и бездействием».

Из записок Савинова - «Вестник Императорского Русского географического общества», 1858, №11, с.111-113.

«Пчеловодство значительно развито в Глазовском уезде относительно прочих уездов губернии. Им с любовью занимаются вотяки. В уезде насчитывается свыше 10.000 ульев. Каждый из них может дать до 50 фунтов меду, который идет в город Слободской и продается там по 4-6 рублей за фунт. Воск же скупается кругловскими крестьянами по 14-15 рублей серебром за пуд и отправляется в Казань.

С пуда меда получается  до 8 фунтов воска».

Из записок Савинова - «Вестник Императорского Русского географического общества», 1858, №12, с.221-222.

 

Вятские пчеловоды в 1877 году

Юшков Алексей, священник, член-корреспондент Императорского Вольного экономического общества – Малороссийское дупляночное пчеловодство. Новейшая пасечная практика медового хозяйства. Харьков, 1877 – 140с., чертеж. №Д)523076.

С.108 – Из письма Гавриила Степановича Филипповича, бывшего помощника Харьковской почтовой конторы:

«Я страстный любитель пчеловодства с детства и до настоящей старости своей. Находившись на службе в течение сорока лет в Сибири, Вятке, Батурине (возле школы П.И. Прокоповича) и в Харькове (19 лет) не оставлял занятия пчеловодством и стремлюсь дожить последние свои дни с этим приятным занятием».

С.118-138 – Список русских пчеловодов, которые известны редакции «Трудов Вольного экономического общества», как сотрудники Императорского Вольного экономического общества. В том числе по Вятской губернии:

1. Бочкарев Иван Григорьевич, крестьянин села Данилова Сарапульского уезда. Пасека заводится при доме. Улья разборные.

2. Бочкарев Петр Емельянович, крестьянин села Данилова Сарапульского уезда. Пасека заводится при доме. Улья частью разборные. Размножение искусственное.

3. Воронцов Михаил Иванович, котельнический 2-й гильдии купец. Адрес: город Котельнич, Вятской губернии.

4. Годяев, отец Матфей, священник села Биляморского Уржумского уезда, Вятской губернии.

5. Спасский Михаил Николаевич, священник села Вонданского Котельнического уезда. Пасека около 10 ульев.

6. Чемоданов Михаил, диакон села Троповского Котельного уезда.

 

В конце 80-х годов XIX века вятские кустари братья Кирьяновы специальные мастерские пчеловодного инвентаря, превратившиеся потом, с помощью предприимчивого купца Ложкина, в фабрику пчеловодных принадлежностей БРАТЬЕВ КИРЬЯНОВЫХ и ЛОЖКИНА. Вятка бала основным поставщиком пчеловодного инвентаря в России. Этому содействовало развитие в городе Вятке и уездах кустарных промыслов. В 1892 году, по инициативе вятского губернского пчеловода И.Е. Шаврова, земство организовало обучение кустарей изготовлению пчеловодного инвентаря, а в 1896 году в Вятке был открыт склад пчеловодных принадлежностей, который обеспечивал ими пчеловодов из всех губерний России.

По данным съездов пчеловодов годовая потребность ульев в России составляет – 400 тысяч штук. В городе Вятке имелось 4 организации, занимающихся  транспортом ульев, выделываемых кустарями:

1.Пчеловодческий склад при кустарном складе ГСНХ.

2.Общество пчеловодов.

3.Пчеловодческое Бюро Красноперова.

4.Фабрика и склад пчеловодных принадлежностей Братьев Кирьяновых и Ложкина.

Все эти организации сами ульев не производили, а скупали улья у местных кустарей. Производимое кустарями количество ульев в дореволюционное время едва достигало 20.000 штук в год, а после революции упало до 2000 штук в год.

Заметим, что, по нашим расчетам, сегодняшние потребности в ульях, при переходе на промышленные технологии пчеловодства, намного превышают  дореволюционные потребности пчеловодов России. Еще в середине XIX века знаменитый ученый и пчеловод Н.М. Витвицкий, практические разработки которого опередили  все другие разработки того времени на много лет вперед, не потеряв своей актуальности и сегодня, управлял двумя пчеловодными имениями, в которых было более 6000 ульев. А в черте города Малмыжа Вятской губернии, в то же самое время, один из пчеловодов имел свыше 500 ульев. Сегодня очень мало кто из российских пчеловодов имеет такое количество ульев. Изготовление ульев выгодно еще и потому, что в их производстве с успехом используются отходы мебельного производства и низкосортная древесина. 

После революции фабрика пчеловодных принадлежностей была национализирована и превратилась в фабрику «Метиз».

Во время гражданской войны, в корпусах фабрики работали артиллерийские мастерские III армии.

Вот что отмечалось в одном из писем Вятского губернского Совета Народного Хозяйства (ГСНХ) от августа 1925 года.

«Проведенное ГСНХ сравнение цен на пчеловодные принадлежности по прейскуранту фабрики «Метиз» и частного предпринимателя Кирьянова показало, что расхождение в ценах на пчеловодные принадлежности в большинстве случаев незначительно. Наибольшее превышение цен фабрики наблюдается на ульях Дадан-Дернова. Это объясняется тем, что улья фабрикой не вырабатываются, а закупаются у кустарей».

(ГАКО, ф. Р-791, оп.1, д.2360, л.41).

Тут работники Вятского ГСНХ лукавили. Дело в том, что фабрика скупала только улья очень хорошего качества и продавала их с большой наценкой. Братья Кирьяновы же, имеющие огромный опыт и связи в среде вятских кустарей, возродившие в разгар НЭП свое дело, скупали улья любого качества по низким ценам, дорабатывали их и, конечно, фабрика, где по традициям советского времени были раздутые штаты, не могла конкурировать с ними по ценам.

«Вятские кустари в 1925 году изготовляли много типов ульев:

1.Улья Дадан-Блатта.

2.Улья Дадан-Дернова.

3.Улья Левицкого.

4.Улья Нуклеус.

5.Улья Нуклеус на рамке Левицкого.

6.Наблюдательные (прозрачные) ульи.

7.Ульи липовые полированные.

8.Улья «Малютка».

Кроме того, фабрика «Метиз» изготовляла:

1.Снаряд Кондратьева.

2.Станок «Лекало» для сколачивания рамок.

3.Ящики для переноски и хранения рамок.

4.Кормушки Дадана, Левицкого и Табенского.

5.Дымари.

6.Медогонки.

7.Ситечки.

8.Приборы для вырабатывания искусственной вощины.

Всего фабрика поставляла 154 вида единиц продукции».

(ГАКО, ф. Р-791, оп.1, д.2360, л.42-48).

Фабрика изготовляла, также, для Госметра мерные кружки объемом 0,5 л и 1,0 л.

«Сбыту меда помогает Лига производителей меда.

Темный гречишный мед, например, находит большой сбыт среди евреев. Они пекут свой хлеб на гречишном меду.

Нью-Йорк является центром торговли гречишным медом.

Мед бывает дороже, если урожай фруктов меньше. Мед дороже там, где фруктов родится мало.

Некоторые пчеловоды стали продавать мед внутри шоколада».

«Вестник российского и иностранного пчеловодства», 1926, №7-8, с.17-19.

«Виды продуктов из меда:

  1. Конфеты из меда.
  2. Медовая коврижка.
  3. Хлеб с отрубями и медом.
  4. Кукурузный хлеб с медом.
  5. Медовый хлеб.
  6. Хлеб из отрубей с медом и орехами.
  7. Медовый торт на масле №1.
  8. Медовый торт на масле №2.
  9. Медовое печенье №2.
  10. Медовое печенье с отрубями №1.
  11. Медовое печенье с отрубями №2.
  12. Драчена с медом.
  13. Медовое мороженое №1.
  14. Фруктовые конфеты из брусники и клубники.
  15. Нуга.
  16. Медовый федж.
  17. Медовая карамель.
  18. Медовые напитки».

«Вестник российского и иностранного пчеловодства», 1926, №10, с.5-10.

 

Рыбовод из Чепецкой волости Вятского уезда

«В 1871 году крестьянин Скрябин из деревни Ганинская Чепецкой волости Вятского уезда получил безвозмездно от Общества своей деревни около 30 десятин кочковатого, топкого торфяного болота, поросшего мелким молодым ельником. Будучи еще молодым, полным сил человеком, он энергично взялся за осушку его. Несколько отводных канав в реку Елховку настолько осушили его к 1890 году, что явилась возможность использовать этот торфяник для сельскохозяйственных целей. Здесь в 1899 году Скрябин посадил впервые 18 карасиков в небольшой прудик, устроенный для хозяйственных надобностей. В следующем году караси дали приплод. Это и натолкнуло его на мысль заняться рыборазведением.

Будучи человеком грамотным, вышедшим из сельской торговой среды, он обратился к популярной сельскохозяйственной литературе, где узнал о существовании прудового рыборазводного хозяйства.

Вятское губернское земство командировало его в 1905 году за свой счет на Никольский рыбный казенный завод. Там Скрябин практически ознакомился с методами и аппаратами искусственного оплодотворения, с системой прудов.

Хороший природный практический ум и сообразительность помогли ему правильно усвоить принципы рыборазведения и, применяясь к местным, не особенно благоприятным условиям, он положил основание своему прудовому хозяйству.

Теперь к нему обращаются за советами по рыборазведению крестьяне из других уездов Вятской губернии и покупают у него мальков для посадки в мельничные и другие пруды».

Материалы к познанию русского рыболовства. Выпуск 1. СПБ, 1912, с.33-38.

 

«По сведениям Министерства финансов вывоз из России продуктов русского птицеводства систематически возрастает. В 1896 году из России вывезено продуктов птицеводства на сумму 30.563.000 рублей. Этого не достигала ни одна отрасль животноводства, так как общий вывоз продуктов животноводства составил 36.000.000 рублей.

30% яиц поступает в Германию. В Англию, это лучший рынок птицеводства, поступает, 20% нашего экспорта.

В Вятской губернии в настоящее время оперирует до 15 яичных контор с заграничными и русскими предпринимателями во главе. Яиц вывозится в год на сумму свыше 300.000 рублей, не считая отправления частными лицами на баржах.

Покупаются крупные яйца по деревням конторскими агентами по весьма высоким ценам, каких никогда не бывает в наших городах, куда крестьяне привозят яйцо за 20-30 верст.

Так, например, в Малмыжском, Уржумском, Елабужском и Сарапульском уездах осенью крупные яйца покупают по цене 20 копеек за десяток (сегодня это около 600 рублей). А продавали ли крестьяне когда-нибудь яйца за такую цену в Сарапуле, Елабуге, Малмыже или Уржуме?

Обилие земли в Вятской губернии, избыток подножного корма и благоприятные климатические условия, препятствующие появлению на птицах различных болезней, так частых за границей, дает все данные для разведения в крестьянских хозяйствах птицы, в особенности кур.

Яйца из Вятской губернии идут в Ригу и Гамбург.

По словам немецких агентов из русских яиц в Европе занимают по своим достоинствам яйца приволжских и прикамских местностей и, когда наличие яиц этих местностей не удовлетворяет спросу, то англичанам, под именем приволжских, отправляют общерусские яйца, получаемые от кур, пользующихся свободой, моционом, подножным кормом и свежим воздухом. Эти яйца также отличаются плотностью скорлупы, что нередко стоит в зависимости от местных почвенных условий.

Вообще, по отзывам иностранцев, населению и сельским хозяевам Вятской губернии следует озаботиться постановкой куроводства так, чтобы качество яиц соответствовало требованиям Европы, то есть чтобы птицы были выносливы, пользовались свободою и чтобы, при этом, была увеличена, конечно, и величина яйца. Однако, у нас в настоящее время на всю Вятскую губернию с территорией в 

135.019 квадратных верст имеется всего один земский рассадник племенной птицы».

(ГАКО, ф.616, оп.3, д.63, л.423-424).

«Покупка яиц для экспорта выражается в крупных размерах, достигая цифры 27.072.000 штук, и имеет широкое распространение в Малмыжском уезде».

(ГАКО, ф. 616, оп.7, д.63, л.115).

 

Русское зерно. Письма крестьян. Сборник второй. Петроград, 1914 – 399с. №328.

В письмах крестьян подробно описываются крестьянские хозяйства Моравии и Дании, приводятся планы усадеб и домов владельцев сельскохозяйственных ферм. Даются интересные экономические расчеты.

В сборнике приведены письма крестьян Вятской губернии.

С.37-44 – Михаила Петровича Алексеева, крестьянина деревни Меркуши Байсинской волости Уржумского уезда Вятской губернии. Окончил начальную школу. Владел 21,5 десятинами земли. Был направлен в Моравию Уржумской земской управой, где находился с 2 марта по 31 августа 1913 года.

С.106-109 – Алексея Кузьмича Колупаева, крестьянина деревни Подосиново Малмыжского уезда Вятской губернии. Окончил Малмыжскую земскую школу. Владел 39 десятинами земли.

С.393-394 – Михаила Ефимовича Чуракова, крестьянина деревни Мелиховской Сезеневской волости Слободского уезда Вятской губернии. Окончил начальную народную школу. Владел 25 десятинами земли. По направлению общества «Русское зерно» с марта по сентябрь 1913 года обучался в Дании.

 

Что производили фабрики и заводы Вятской губернии в 1887 году.

 

Бушков Селивестр Никифорович, купец. Малмыжский уезд, Мултанская волость. Выкуривает до 3.000 пудов дегтя.

 

Герасимова Наследники. Малмыжский уезд, Шабанская волость по реке Вятке. Выделывается 3.350 пудов веревки.

 

Голомидов Петр Алексеевич, купец. Орловский уезд, Казаковская волость. Выкуривает 6.000 пудов дегтя.

 

Грехов Иван Петрович, купец города Слободского. Выделывал 1.000 пудов сала.

 

Заблоцкий Архип Петрович, купец. Малмыжский уезд, Вихаревская волость, близ деревни Болты. Выкуривает до 5.000 пудов смолы.

 

Злыгостев Михаил Яковлевич. Красильная фабрика в городе Сарапуле. Окраска холста, пряжи и разных материй.

 

Зылевы Петр и Василий Ивановичи в городе Сарапуле. Выделывали 1600 пудов восковых свечей на 40.000 рублей. На заводе было 7 рабочих.

 

Зырин Семен Сергеевич, купец. Льнотрепальная фабрика в городе Котельниче. Обделывается до 22.000 пудов льна и производится до 4.000 пудов пакли.

 

Красильников Василий Родионович, купец. Канатная фабрика в городе Сарапуле. Производит 13.000 пудов каната.

 

Курбатов Андрей Григорьевич. Мещанин города Сарапула. Изготавливал конопляное, льняное и маковое масло.

 

Курмашевы Фаткуль и Муклиш, купцы. Уржумский уезд, 2-й стан, Турекская волость. Выделывается 2.150 стоп (в одной стопе – 480 листов) оберточной бумаги и 500 пудов картона.

 

Максимов Лазарь Максимович. Малмыжский уезд, Большепореченская волость. Выкуривает до 6.000 пудов скипидара.

 

Маматов Ахмедзян. Уржумский уезд, 2-й стан, село Турек. Выделывает оберточную бумагу.

 

Мякишев Андрей Антонович. Слободской уезд, Рыткинская волость. Выкуривает 4.000 пудов дегтя.

 

Первушина Ивана Андреевича сыновья. Вятский уезд, Вязовская волость, Медянская фабрика. Выделывается 97.200 стоп (в одной стопе – 480 листов) писчей, печатной и оберточной бумаги.

 

Перевощиков Григорий Кузьмич. Мещанин города Уржума. Изготавливал льняное масло.

 

Перминов Ефим Максимович, крестьянин. Орловский уезд, Пинюжанская волость, деревня Середины. Выкуривает 3.000 пудов дегтя.

 

Платунов Николай Александрович, купец. Слободской уезд, Селезеневская волость. Выделывается 50.600 стоп (в одной стопе – 480 листов) писчей и оберточной бумаги.

 

Подыниногин Епимах Николаевич, крестьянин. Орловский уезд, Пинюжанская волость, деревня Крутая. Выкуривает 3.000 пудов дегтя.

 

Поскребышев Иван Степанович, купец города Нолинска. Выделывает 5.000 пудов сала.

 

Родигин Осип Егорович, крестьянин. Малмыжский уезд Мериновская волость. Выделывает до 1.000 пудов каната.

 

Рязанцевы Петр Владимирович и Михаил Николаевич. Слободской уезд, 4-й стан, Коссинская фабрика. Выделывается до 80.000 стоп (в одной стопе – 480 листов) писчей, печатной и оберточной бумаги.

 

Саутин Николай Аникеевич, купец. Глазовский уезд. Выкуривает 3.000 пудов дегтя.

 

Слесарев Климент, купец. Малмыжский уезд, Большепореченская волость. Выкуривает 30.000 пудов смолы и 600 пудов скипидара.

 

Сычев Алексей Александрович, крестьянин. Слободской уезд, Маракулинская волость. Выкуривает 9.000 пудов дегтя.

 

Утямышев Мухаммед, потомственный почетный гражданин. Бумагопрядильная фабрика . Малмыжский уезд, деревня Маскар. Фабрика действует водою. Выделывается 1000 пудов бумажной пряжи.

 

Ушкова Петра Капитоновича. Товарищество химических заводов. Елабужский уезд, Кураковская волость.

Бондюжский завод (учрежден в 1868 году):

  1. 100.000 пудов квасцов по 1 руб. 80 коп. за пуд.
  2. 50.000 пудов квасцов формованных по 1 руб. 50 коп. за пуд.
  3. 50.000 пудов масла купоросного по 1 руб. 40 коп. за пуд.
  4. 15.000 пудов зеленого купороса по 70 коп. за пуд.
  5. 20.000 пудов глинозема по 1 руб. 60 коп. за пуд.

 

Кокшанский завод (учрежден в 1850 году):

  1. 56.000 пудов хромпика по 9 руб. за пуд.
  2. 12.000 пудов меди штыковой по 10 руб. за пуд.

 

Шамов Николай Дмитриевич. Лесопильный завод. Уржкмский уезд, Теребиловская волость, деревня Турек.

 

Шмырин Иуда Яковлевич, крестьянин. Орловский уезд, Пинюжанская волость, близ Даниловской мельницы. Выкуривает 3.000 пудов дегтя.

 

Шуплецов Василий Филиппович. Слободской уезд, Мошкинская волость. На двух заводах выкуривает до 18.000 пудов дегтя.

 

Юшков Константин Александрович, землевладелец. Малмыжский уезд, деревня Дмитриевка. Выделывается 2.000 пудов картона из соломы.

 

Юшков Константин Александрович, землевладелец. Малмыжский уезд, село Константиновское. Выделывается 11.000 пудов картона из соломы.

 

В Вятской губернии в 1887 году было 109 заводов по переработке кож. Перерабатывалось 575.800 кож на сумму 3.716.000 рублей. На заводах работало 1778 рабочих.

Кроме того, было 34 завода скорняжного и овчинного производства. Они вырабатывали продукции на сумму 375.000 рублей. На этих заводах работало 514 рабочих.

Орлов П.А. – Указатель фабрик и заводов Европейской России и Царства Польского. СПБ, 1887, с.33, 51, 69, 80, 93, 107, 130, 132, 164, 199, 205, 252, 448.

 

Из письма Председателя Вятской губернской земской управы А.П. Батуева в адрес Вятского губернатора от 14 февраля 1893 года:

«Директор народных училищ Вятской губернии Александр Алексеевич Красев, заботится о возможно лучшем и широком развитии среди народной массы религиозно-нравственных начал, наряду с развитием в губернии грамотности. В своем письме в Вятское губернское земство он высказался о том, что дело начального народного образования всегда составляло и составляет в Вятской губернии предмет особенного попечения местных уездных земств.

Земств охотно принявших на свои средства почти все материальное обеспечение начальных народных училищ губернии и до последнего времени неизменно и с замечательной последовательностью увеличивает свои на этот предмет ассигнования.

Так, по точным сведениям, имеющемся на этот предмет в Вятской учебной дирекции, цифра земского ассигнования на народно-образовательное дело с 109.618 рублей 90 копеек в 1870 году и с 263.186 рублей 10 копеек в 1880 году, возросла в 1891 году до 332.056 рублей 96 копеек. Считая, в том числе,  земское пособие и церковно-приходским школам.

И  превысив, таким образом, более чем в три раза сумму земских расходов, произведенных на учебную часть в 1870 году.

Этой устойчивой последовательности  в возрастании земских ассигнований на народно-образовательное дело не мог ослабить даже несчастный для местного края неурожайный 1891 год, давший также довольно значительный прирост в поступлении земских сумм на дело народного образования, а именно – 12.695 рублей 25 копеек.

Все это может служить достаточным основанием на то, что местные уездные земства, по традиции прежних лет, продолжают с полной серьезностью и внимание относиться к тому делу, какое выполняется для местного крестьянского населения начальными народными училищами.

Начальные народные училища Вятской губернии служат для местного крестьянского населения очень хорошими учебно-образовательными учреждениями.

С весьма достаточным успехом они развивают в народе элементарную школьную грамотность. И, что особенно важно, в интересах общественной и сельскохозяйственной жизни крестьян, доводят до полного окончания учебного курса весьма значительное число крестьянских детей, которые, по достижению зрелого возраста, должны будут оказаться более подготовленными к тем новым экономическим и бытовым условиям, в какие вошла русская народная жизнь в последние десятилетия.

Таких лиц, за время с 1880 по 1891 год, включительно, начальные народные училища Вятской губернии подготовили для местного крестьянского населения 67.863 детей, в том числе 57.213 мальчиков и 10.650 девочек.

Общее же число учащихся, постепенно возрастая, дошло к 1 января 1892 года до 43.867 детей обоего пола, не считая 12.187 мальчиков и девочек, учащихся в церковно-приходских школах.

К сожалению, те небольшие познания, какие дети приносят с собой из школы в практическую жизнь и деятельность, не только не получают в этой жизни прироста и развития, но, напротив, иногда очень заметно и очень скоро ослабевают. А в некоторых исключительных случаях даже как будто и совсем утрачиваются при тех новых, не вполне благоприятных условиях, в какие вступают обыкновенно наши бывшие ученики по окончании ими курса своего школьного обучения. Особенно быстро утрачивают они ту специально-фактическую часть своего познания, какая усваивается обыкновенно памятью, так как для сбережения этих познаний необходимо некоторое подновление их через известные периоды времени. На что не представляется уже никаких средств в настоящих экономических и бытовых условиях крестьянской жизни.

Среди этих неблагоприятных условий становится заметным в некоторой мере понижение даже общего развития бывших школьных детей, так как ничем не питаемые умственные силы их естественно притупляются несколько, ослабевают, становятся менее восприимчивыми.

Новая и большей частью совершенно неграмотная среда, в которую входят они по окончании своего учебного курса, беспрерывные почти домашние и полевые сельскохозяйственные работы, в которых они принимают участие наряду с взрослыми членами своих семейств. Неимение под руками никаких учебно-образовательных средств, которые могли бы возбуждать в бывших учениках желание хотя бы изредка возвращаться к книге и к своим привычным школьным занятиям. Все это такие условия, при которых очень нелегко было бы устоять против среды даже более развитому и более крепкому умственному человеку, чем какими уходят обыкновенно в жизнь бывшие ученики начальных народных училищ.

Особенно пагубно отражается на них в этом отношении почти полное отсутствие в наших селах и деревнях, каких бы то ни было книг для чтения.

Широкое распространение в народе нравственно-назидательных и других полезных книг для чтения составляет предмет такой серьезной важности, что последующие результаты этого дела, если бы ему было когда-либо вполне осуществиться, нельзя даже и определить теперь с надлежащей точностью.

Особенно необходимыми для народа становятся хорошие и полезные книги для чтения теперь, при крайне тяжелом и, по-видимому, постепенно ухудшающемся, независимо от случайных причин, экономическом положении крестьянского населения и при полной для него необходимости теперь же искать средства к выходу из этого положения, к возможному изменению и улучшению своего хозяйства.

К сожалению, предоставленный самому себе народ, вероятно, не в силах будет, в стремлении к улучшению своего благосостояния, становиться на тех нравственно-образовательных средствах, практическое значение которых остается в сознании самого народа далеко не выясненным.

Ввиду этого, теперь было бы, кажется, совершенно своевременно выйти на помощь народу в значительном направлении тому учреждению, которое в составе своих членов представляет население целой губернии и, следовательно, является выразителем его нравственности и материальных нужд и потребностей.

От Вятского губернского земства не потребуется каких-либо особенных материальных затрат или тяжелых нравственных усилий.

Хорошие книги для чтения , при всем благодетельном влиянии, какое они могут оказать на народ в нравственно-воспитательном отношении, не составляют уже в настоящее время предмета очень большой ценности.

Предусмотрительный почин Вятского губернского земства на этом новом и совершенно нетронутом еще народно-образовательном пути может очень благоприятно отразиться в том же направлении на деятельности и многих других земств и, таким образом, открыть новую ступень в общей заботливости земств о нуждах начального народного образования.

Такой просвещенной работы директора народных училищ Вятской губернии о развитии и укреплении в народе религиозных и нравственных начал путем бесплатного распространения через учащихся в школе детей популярных книг на изложенных основаниях. А равно распространение через тех же учащихся и полезных практических знаний по сельскохозяйственным и техническим производствам, имеющим ближайшее применение в жизни крестьян в особенности в такие тяжелые сельскохозяйственные годы, какие приходиться переживать населению Вятской губернии. При повторяющихся неурожаях хлеба и непрекращающихся почти эпидемиях и эпиозотиях, когда, в такую годину испытаний, и назидательное чтение популярной книжки и благоразумный практический ее совет и указания окажут, несомненно, в высшей степени доброе влияние на невежественные семьи простого народа. Семьи, которые и до сих пор еще упорно придерживаются массы вредных предрассудков, всегда почти стоящих на пути к осуществлению лучших мероприятий Правительства и земства.

Такой просвещенной заботы директора народных училищ Вятской губернии не могло не разделить Вятское земство и, в заседании 21 декабря 1892 года, ассигновало на это благое дело 4.000 рублей, уполномочив Вятскую губернскую земскую управу исходатайствовать перед Правительством разрешение применить предложенную Директором Вятских народных училищ меру на выработанных им основаниях».

(ГАКО, ф.582, оп.121, д.36, л.1-6).

Из письма Директора народных училищ Вятской губернии от 29 ноября 1894 года:

«Список книг, предложенных Вятскому губернскому земству к бесплатной раздаче грамотному населению Вятской губернии:

  1. Душеспасительные наставления Святого Василия Великого.
  2. Патерик Сергиевской Лавры. Издание графа М.В. Толстого.
  3. Жизнь А.В. Кольцова Барышникова.
  4. Учебник всеобщей истории. Часть 1. Древний мир. Виноградова.
  5. Иллюстрированные Чтения по культурной истории. Выпуск 1. Египетские боги, их храмы и изображения. М. Корелина.
  6. Стихотворения Н. Некрасова.
  7. Старина. Кохановской.
  8. Сократ. Издание Сытина.
  9. Мартин Лютер. Издание Ясной Поляны.
  10. Недоросль и Бригадир Фонвизина.
  11. Гоголь Н.В.:
    1. Вечера на хуторе близ Диканьки.
    2. Женитьба.
    3. Заколдованное место.
    4. Пропавшая грамота.
    5. Страшное место.
    6. Ревизор.
  12. Горе от ума Грибоедова.
  13. Григорович:
    1. Рыбаки.
    2. Переселенцы.
    3. Антон Горемыка.
  14. Записки из мертвого дома Достоевского.
  15. Пан Холявский. Квитко-Основьяненко.
  16. Три поэмы Козлова.
  17. После обеда в гостях Кохановской.
  18. Кирилл Петров и Настасья Дмитриевна Кохановской.
  19. Тургенев И.С.:
    1. Бирюк.
    2. Бригадир.
    3. Бежин луг.
    4. Живые мощи.
    5. Касьян с Красивой Мечи.
    6. Льгов.
    7. Малиновая вода.
    8. Однодворец.
    9. Пожар на море.
    10. Певцы.
    11. Стучит.
    12. Хорь и Калиныч.
  20. Диккенс Ч.:
    1. Давид Капперфильд.
    2. Оливер Твист.
  21. Крылья мужества. Жорж Санд.
  22. Могучий Самсон. Оржежко.
  23. Шекспир В.:
    1. Гамлет.
    2. Король Лир.
    3. Макбет.
    4. Отелло.
    5. Король Ричард.
  24. Кавказ. Меча.
  25. Центральная Азия. Меча.
  26. Пушкин А.С.:
    1. Кавказский пленник.
    2. Братья-разбойники.
    3. Бахчисарайский фонтан.
    4. Цыгане.
    5. Галуб.
    6. Сказка о царе Салтане.
    7. Сказка о попе и работнике его Балде.
    8. Сказка о мертвой царевне.
    9. Сказка о Золотом Петушке.
    10. Песни западных славян.
    11. Евгений Онегин.
    12. Медный всадник.
    13. Борис Годунов.
    14. Скупой рыцарь.
    15. Моцарт и Сальери.
    16. Каменный гость.
    17. Пир во время чумы.
    18. Выстрел.
    19. Метель.
    20. Гробовщик.
    21. Станционный смотритель.
    22. Барышня-крестьянка.
    23. Дубровский.
    24. Арап Петра Великого.

(ГАКО, ф.582, оп.121, д.36, л.35-37).

 

История открытия сельскохозяйственной школы в Савалях

 

«Малмыжское уездное земство Вятской губернии возбудило совместно с землевладельцами Наследниками коммерции советника И.В. Александрова, Петром и Иваном Александровыми, ходатайство об учреждении при селе Савали Малмыжского уезда, в имении Александровых, низшей сельскохозяйственной школы I разряда с однолетним приготовительным классом и с пособием от казны по 3.000 рублей в год. На точном основании с Высочайше утвержденным 27 декабря 1883 года Нормальным Положением.

Для осуществления этого предположения землевладельцы Александровы берут на себя устройство и содержание достаточных помещений для служащих и учащихся, поддержание в заведенном хозяйстве хорошего живого и мертвого инвентаря. При сем ассигновали уже на первоначальное устройство названной школы 5.000 рублей.

Малмыжское земство обязалось отпускать из своих средств ежегодно по 2.000 рублей на содержание 20 стипендиатов в школе.

Кроме того, Вятское губернское земство, сочувствуя мысли учреждения сельскохозяйственной школы в имении Александровых, со своей стороны постановило ассигновать, со дня учреждения сельскохозяйственной школы в Савалях, ежегодное пособие в размере 2.000 рублей, из коих 1.500 рублей на содержание в школе 15 стипендиатов и 500 рублей на другие нужды школы.

Вследствие того, что имение Александровых является одним из самых благоустроенных и поучительных в округе, Министр земледелия и государственных имуществ изъявил в принципе свое согласие на учреждение сельскохозяйственной школы I разряда в Савалях».

«Известия Министерства земледелия и государственных имуществ», 1897, том 1, с.379.

 

Из адресного списка учреждений трудовой помощи Российской Империи от 1 июля 1910 года:

«Вятская губерния:

21. Село Большая Кильмезь Малмыжского уезда. Правление Попечительского общества о доме призрения и трудолюбия.

22. Ижевско-Нагорская волость Сарапульского уезда. Совет Ольгинского детского приюта трудолюбия.

23. Слобода Кукарка Яранского уезда. Правление Кукарского общества дома трудолюбия.

24. Город Малмыж. Общество трудовой помощи.

25. Село Можга Елабужского уезда. Правление Попечительского общества об Ольгинском детском приюте трудолюбия.

26. Город Слободской. Правление Попечительского общества об Ольгинском детском приюте трудолюбия.

27. Город Уржум. Совет Уржумского Благотворительного общества по делу призрения малолетних детей обоего пола.

28. Город Яранск. Правление Яранского общества детского дома трудолюбия.

 

Особые учреждения, пользовавшиеся воспособлениями от Российского Попечительства о трудовой помощи:

Село Гоньба Малмыжского уезда (почтовая контора в городе Малмыже). Попечительница учебной мастерской Варвара Леонидовна Граве.

 

Учреждения и лица, пользующиеся воспособлениями от Российского Попечительства трудовой помощи на устройство детских яслей:

  1. Город Малмыж. Малмыжское уездное земство.
  2. Город Яранск. Яранское уездное земство.

(ГАКО, ф.582, оп.139, д.40, л.86, 94).

 

Из отчета Гоньбинской художественно-ремесленной мастерской, учрежденной Варварой Леонидовной Граве при церковно-приходской школе в селе Гоньба Малмыжского уезда Вятской губернии за 1916-1917 учебный год:

 

«Работали следующие мастерские:

  1. Золотошвейная.
  2. Белошвейная.
  3. Портновская.
  4. Кружевная.
  5. Ткацкая.
  6. Ковровая.

Всего – 138 учениц.

 

Персонал преподавателей:

  1. По кружевной мастерской – учительница Наталья Алексеевна Маклакова.
  2. По портновской мастерской – Мария Федоровна Попова (она же преподает кройку по методу Базаровой).
  3. По белошвейной мастерской – Елизавета Ивановна Кузнечикова.
  4. По ткацкой мастерской – Мария Гавриловна Сибирева (Лялина).
  5. По ковровой мастерской – Юлия Семеновна Мухина, окончившая курс в Школе народного искусства.
  6. По золотошвейной и художественной мастерской – инструкторша-художница Анна Сергеевна Николаева.

 

По общеобразовательным предметам по программе двухклассной школы занимались:

  1. По Закону Божьему, арифметике, русскому языку и географии – священник Константин Попов.
  2. По русской истории и словесности – Варвара Леонидовна Граве.
  3. Спевками по церковному пению руководили псаломщик Иван Васильевич Шубин и инструкторша-художница Анна Сергеевна Николаева.

 

Портновская и белошвейная мастерские работали безвозмездно на Малмыжский уездный комитет Красного Креста, а также принимали заказы за умеренные цены от жителей города Малмыжа. Шили белье, ученические формы, платья, пальто, шубки на вате, шубки на меху, полушубки, тужурки и мужское платье.

 

Белошвейная мастерская принимала заказы от частных лиц и работала по заказу Школы народного искусства. Вышивала дорожки, салфетки и подушки рязанскими и другими народными швами. Кроме того, выполняла вещи для своего школьного музея.

Ввиду загруженности, в этом учебном году белошвейная мастерская, по примеру прежних лет, не посылала изделия в Московский кустарный склад.

 

В кружевной мастерской, кроме программных работ, ученицы старших классов плели кружева со старинных русских образцов для школьного музея. Придерживаясь древнего стиля, они сами комбинировали новые рисунки, которые исполняли в кружевах.

 

В ткацкой мастерской в отчетном году значительно расширено ковровое дело. Для этой цели приобретены четыре новых ковровых станка. Всего работало шесть станков.

Продолжали работать бархатный турецкий ковер, начатый весной 1915 года, и малороссийский. Вновь работали гладкие ковры со старинным рисунком, подушки и сидения для мебели в том же стиле. Ковры, за некоторым исключением, предположено оставить для школьного музея.

 

В золотошвейной и вышивальной мастерской ученицы совершенствовались в выполнении художественных древних вышивок и в художественном исполнении разнообразных характерных вышивок народностей Европейской России.

Всю первую половину отчетного года золотошвейная мастерская была занята полученным заказом от Школы народного искусства: вышивкой шелками полного облачения священника и дьякона в древнерусском стиле. Кроме того, были заказы на другие вещи ажурными рязанскими швами – дорожки, скатерти, подушки и другие.

Во втором полугодии ученицы работали вещи для школьного музея:

  1. Стенную плащаницу с древнего снимка, художественно исполненную мишурой и шелками.
  2. Икону-хоругвь с древнего образа Николая Чудотворца, вышитую мишурой, золотом и шелками, тоже прекрасно исполненную.

Кроме того, шили по заказу церкви села Больше-Ройского церковную плащаницу золотом по бархату с живописными изображениями Христа и Евангелистов.

Для практики, ученицы старшего класса золотошвейной мастерской срисовывали от руки в Гоньбинском храме самые древние иконы в натуральную величину. Дело это велось с большим успехом и очень интересовало учениц.

 

Работая столько лет над расширением Гоньбинской школы и усовершенствованием ее работы и художественного вкуса учениц, я давно пришла к тому заключению. Для такой школы, находящейся далеко от всех культурных центров, где человек на каждом шагу встречается с художественными произведениями, которые развивают его умственно и эстетически и наводят на новые мысли, нужен свой музей. Гоньбинская школа, лишенная всего этого, находясь в полной глуши, должна собрать свой собственный материал, который мог бы служить фундаментом для дальнейшей работы учениц и будущих кустарей.

Другими словами, школа должна создать свой собственный маленький музей.

С этой целью уже с прошлого года я стала оставлять при школе некоторые лучшие работы учениц и отдаю в дар школе те старинные лоскутки художественной старины, которые частью служили моделями для изучения давно забытых швов, рисунков и различных работ учениц.

К сожалению, при скудных средствах мастерской и ужасной дороговизне нынешнего времени, школа не может заказать шкафы и должна хранить свой материал в картонках и ящиках, что крайне неудобно.

 

В 1916-1917 годах мне удалось образовать кустарную кружевную артель из крестьянок деревень Мелеть и Константиновка, которые плели кружева в деревне.

 

Из учениц, окончивших курс в прошлом учебном году:

  1. Анна Андреевна Шибанова служит учительницей в Слободинском высшем начальном училище города Сарапула.
  2. Клавдия Михайловна Патрушева живет на родине в деревне Соснур Уржумского уезда и берет портновскую работу на дом. Ее, как хорошую мастерицу, постоянно приглашают в соседние селения. Благодаря этому, она имеет большой заработок.

(ГАКО, ф. Р-791, оп.1, д.377, л.2).

 

Заводы, мастерские и склады сельскохозяйственных машин и орудий Вятской губернии в 1911 году.

 

Мастерская И.С. Балыбердина в починке Бурдынском Котельнического уезда. Изготовление молотилок с конным приводом к ним. Ремонт различных сельскохозяйственных машин. В мастерской 15 рабочих.

 

Воткинский казенный железоделательный завод. Изготовление плугов, борон, корчевальных машин, молотилок и конных приводов к ним, сеялок, соломорезок.

Изготовлением сельскохозяйственных машин занято 170 работников.

 

Серповая мастерская В.Н. Ислентьева в деревне Елишнер Уржумского уезда. В мастерской 10 рабочих.

 

Мастерская М.Я. Князева в городе Котельниче. Изготовляет косы и серпы.

 

Колоколо-чугуно-литейный завод Наследников Д.А. Шишкина в городе Елабуге. Изготовляет молотилки и конные приводы к ним, чугунные детали к веялкам и молотилкам. На этом производстве работает 7 человек.

 

Мастерская А.Г. Иванова в Воткинском заводе. Изготовление молотилок и конных приводов к ним.

 

Мастерская пожарных машин Вятского губернского земства в городе Вятке. Изготовляет молотилки и конные приводы к ним. Изготовлением этой продукции занято три человека.

 

Сельскохозяйственная мастерская Вятского среднего сельскохозяйственного технического училища в городе Вятке. Ремонт сельскохозяйственных машин и орудий.

 

Мастерская сельскохозяйственных машин товарищества Братьев Шабалиных в деревне Жуковляны Котельнического уезда. Изготовляет молотилки и конные приводы к ним, сеялки и веялки.

 

Мастерская Братьев Шабалиных в городе Котельниче. Изготовляет конные приводы к молотилкам, сеялки, веялки, сортировки. Ремонтирует машины. В мастерской работает 20 рабочих.

 

Паровая серповая фабрика И.П. Негашева в слободе Кукарка Яранского уезда. Изготовляет стальные серпы.

 

Мастерская сабанов С.И. Буркова в селе Мултан Малмыжского уезда.

 

Мастерская сабанов Е.Н. Бусоргина в селе Мултан Малмыжского уезда.

 

Мастерская плугов Л.К. Максимова в селе Мултан Малмыжского уезда.

 

Серповая мастерская в деревне Назаровская Яранского уезда. В мастерской работает 30 человек.

 

Мастерская Александровского Нартасского сельскохозяйственного училища в селе Нартас Уржумского уезда. Изготовляет молотилки и конные приводы к ним, соломотряски, бороны и плуги. В мастерской работает 30 человек.

 

Мастерская Н.В. Веснина в селе Петровское Котельнического уезда. Изготовляет косы и серпы.

 

Чугунолитейный завод товарищества кустарей Платонова и Сметанина в селе Рожки Малмыжского уезда. Ремонт сельскохозяйственных машин.

 

Мастерская стальных серпов в селе Русский Билямор Уржумского уезда. Изготовляет серпы английского образца. В мастерской работает 14 человек.

 

Серповая фабрика Д. Терехова в селе Русские Краи Яранского уезда. Изготовляет стальные серпы английские и русские. На фабрике 45 рабочих.

 

Завод сельскохозяйственных машин и орудий Торгового Дома А. и П. Родигиных в городе Сарапуле. Изготовление молотилок, конных приводов, сортировок и прочего. На заводе работает 10 человек.

 

Мастерская сельскохозяйственных машин В.И. Шадрина в Сарапуле. Изготовление молотилок и конных приводов к ним. В мастерской работает 10 человек.

 

Серповая мастерская К.И. Рычкова в деревне Седня Уржумского уезда.

 

Мастерская сабанов И.Н. Злобина в селе Салты Малмыжского уезда.

 

Мастерская сабанов в У.Е. Блинова в селе Сюмси Малмыжского уезда.

 

Завод сельскохозяйственных машин и орудий Торгового Дома А. и П. Родигиных в селе Шаркан Сарапульского уезда. Изготавливает молотилки, конные приводы, льносортировки и прочее. На заводе работает 100 человек.

 

Мастерская сельскохозяйственных машин Н.И. Шлыкова в деревне Шишкино Малмыжского уезда. Изготавливает плуги, бороны и прочее. Ремонтирует сельскохозяйственные машины.

 

Мастерская товарищества Вятских и Ершова в селе Шурма Уржумского уезда. Изготавливает плуги, бороны и прочее. Ремонтирует сельскохозяйственные машины.

 

Мастерская В.Е. Клабукова в деревне Щербининская Вятского уезда. Ремонтирует сельскохозяйственные машины.

 

Серповая мастерская Я.Д. Балдака в городе Яранске. Изготовляет серпы. Ремонтирует сельскохозяйственные машины.

 

Серповая мастерская И.М. Поцкова в городе Яранске. Изготовляет серпы. Ремонтирует сельскохозяйственные машины.

 

Серповая мастерская М.С. Тохтаева в городе Яранске. Изготовляет серпы. Ремонтирует сельскохозяйственные машины.

 

Серповая мастерская С.С. Цепелева в городе Яранске. Изготовляет серпы. Ремонтирует сельскохозяйственные машины.

 

Земские склады сельскохозяйственных машин и орудий Вятской губернии:

 

  1. Село Афанасьево Глазовского уезда.
  2. Село Бемышево Елабужского уезда.
  3. Село Богородское Нолинского уезда.
  4. Село Большая Кильмезь Малмыжского уезда.
  5. Село Белое Глазовского уезда.
  6. Село Вавож Малмыжского уезда.
  7. Село Великорецкое Орловского уезда.
  8. Село Верхоишетское Нолинского уезда.
  9. Село Верхошижемье Орловского уезда.
  10. Город Вятка.
  11. Село Вятские Поляны Малмыжского уезда.
  12. Город Глазов.
  13. Город Елабуга.
  14. Село Кай Слободского уезда.
  15. Село Коса Слободского уезда.
  16. Город Котельнич.
  17. Село Кумены Вятского уезда.
  18. Село Люк Глазовского уезда.
  19. Город Малмыж.
  20. Село Нагорское Слободского уезда.
  21. Село Нартас Уржумского уезда.
  22. Село Новый Тальяр Уржумского уезда.
  23. Город Нолинск.
  24. Село Окунево Уржумского уезда.
  25. Омутнинский завод Глазовского уезда.
  26. Город Орлов.
  27. Село Полом Глазовского уезда.
  28. Село Ржаной Полом Вятского уезда.
  29. Село Рожки Малмыжского уезда.
  30. Город Сарапул.
  31.  Село Святогорье Малмыжского уезда.
  32. Село Селты Малмыжского уезда.
  33. Село Сергино Глазовского уезда.
  34. Село Сернур Уржумского уезда.
  35. Село Синеглинье Слободского уезда.
  36. Город Слободской.
  37. Село Слудское Орловского уезда.
  38. Село Сюмси Малмыжского уезда.
  39. Село Уни Глазовского уезда.
  40. Город Уржум.
  41. Село Ухтым Глазовского уезда.
  42. Село Чекалда Елабужского уезда.
  43. Село Шаргино Сарапульского уезда.
  44. Село Шурма Уржумского уезда.
  45. Город Яранск.
  46. Село Кукнур Уржумского уезда. Склад Кукнурского сельскохозяйственного общества.
  47. Слобода Кукарка Яранского уезда. Склад И.П. Негашева.
  48. Слобода Кукарка Яранского уезда. Склад О.Д. Поскребышева.
  49. Город Котельнич. Склад товарищества Братьев Шабалиных.
  50. Село Шаркан Сарапульского уезда. Склад А. Родигина.
  51. Село Шурма Уржумского уезда. Склад Шурминского сельскохозяйственного общества.
  52. Город Яранск. Склад Наследников Торгового Дома А.П. Сазанова.

Адресная книга заводов, мастерских и складов сельскохозяйственных машин и орудий. Составлена по сведениям 1911-1912 годов // Труды Бюро по сельскохозяйственной механике. СПБ, 1912, с.13-18, 174-179.

 

О работе промышленного отдела Вятского губернского союза кооперативов за 1921 год.

 

«Промышленным отделом производительность предприятий доведена почти до производительности военного времени.

Так, три серповые фабрики (бывшие Попцова и Сазанова в Яранском уезде и бывшая Негошева в слободе Кукарке) выпускают до 20.000 серпов русского и английского образцов в месяц. Рожкинским механическим заводом (бывшем Сметанина), помимо ремонта сельскохозяйственных орудий, к началу сезона будут выпущены новые сельскохозяйственные машины: одноконные молотилки типа Ланца, рядовые сеялки Элькорти, конные приводы и плуги типа Воткинских.

Колбасная фабрика в городе Вятке (бывшая Репина) выпускает ежегодно до 35 пудов разных колбасных изделий.

Кондитерская фабрика в городе Вятке (бывшая Якубовского) выпускает ежедневно до 20 пудов (320 кг) конфет.

На днях открывает производство мыловаренный завод (бывший Балезина) в Вятском уезде, производство коего предполагается довести до 1500 пудов мыла в месяц».

(ГАКО, ф. Р-1137, оп.1, д.998, л.19).

Первая публикация:

https://rodnaya-vyatka.ru/blog/3633/111698

Александр Рашковский, краевед, 18 июля 2017 года

 

Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Сергей
# 23 / 10 / 201718:09

Класс! Вот это история! Надо в Кировских школах учить!!!

Класс вот это история! Надо в Кировских школах учить!!!

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: