Архангельская область
Сергей Яковлев Сергей Яковлев Архангельская область 0

Соловки и общественное судостроение Поморья

Не секрет, что на Соловки попасть через Архангельск сейчас очень трудно. Два раза в месяц летом из столицы Поморья ходит весьма скромное судно "Беломорье", для многих путешествие на нем по Белому морю отбивает всякую охоту приезжать в наши края снова. Другой вариант - обещанное судно - замена "Алушты" - пропало, видимо, уплыло к крымским берегам. И сейчас трудно представить, что раньше на Соловки пароходы ходили раз в 1-2 дня, имели каюты 3-классов, могли перевозить до 700 человек каждое (хм, при норме в 300). Существовало регулярное и нерегулярное сообщение с Соловками таких поселений, как Онега, Никольский монастырь, деревни Онежского полуострова (Яреньга, Лопшеньга, Пертоминск, Золотица, Пушлахта, Дураково), Сумской Посад и Кемь. Губернские власти развивали не только монастырское соловецкое пароходство и крупные судоходные товарищества, а также частое и общественное судостроение. Особенно интересна история последних двух, так как оно способствовало развитию поморских поселений, на вырученные деньги строились храмы, школы, жилые дома, это способствовало занятости местного населения. Ниже будет моя статья из "Соловецкого сборника" за 2016 год о развитии общественного судостроения (здесь просто текст, а в сборнике со всеми ссылками на архивные дела и другие источники).


 

История общественного судостроения на Русском Севере мало изучена, хотя вопросы строительства и эксплуатации промысловых и купеческих судов поднимались в дореволюционное, советское и постсоветское время. Часто у именитых авторов можно найти неточные данные, например: «беломорское судостроение ограничивается только постройкою судов промышленнических»(Богославский). В советской историографии также бытовали подобные утверждения (Любимов). В настоящее время тема судостроения на Русском Севере рассматривается гораздо шире, анализируются разнообразные его виды: поморское (крестьянское), государственное, купеческое и монастырское, но общественное направление не раскрывается, как и вопросы перевоза мещанами и крестьянами богомольцев на подобных судах в Соловецкий монастырь (Ружников).   

Расцвет общественного судостроения и перевозки соловецких богомольцев на таких судах пришелся на первую половину и середину XIX в. Об этом говорят многочисленные архивные свидетельства, материалы периодической печати и воспоминания богомольцев.  Наиболее активно этим промыслом занимались мещане, купцы и крестьяне Онеги, Кеми, Сумского Посада, Архангельска, Летней Золотицы, что было обусловлено сложившимися историческими путями богомольцев в Соловецкий монастырь. В официальных описаниях губернии подробно рассматривались такие пути и возможности переправиться в монастырь из этих населенных пунктов на больших карбасах и шхунах (только из Архангельска). Со времени появления в середине 1850-х гг. пароходов архангельских купцов Брандтов, а затем судов соловецкого пароходства и других регулярных линий, перевозки на общественных и частных судах стали носить эпизодический характер, хотя сведения о них встречаются и в самом конце XIX в.

Государство пыталось регулировать это направление перевозок: утверждало чертежи судов, осуществляло проверки, определяло очередность рейсов между перевозчиками.  Одна из причин этого – массовость перевозок: так например с 1788 по 1790 год из Сумского посада на 106 карбасах было перевезено 4468 богомольцев. Вторая причина – нарушение правил перевозки. Третья, во многом зависящая не только от погоды, но и от второй причины - частые  кораблекрушения. 

Один из первых рекомендательных документов – письмо 1815 г. от архангельского губернатора Клокачева: «По случаю бедствия постигшего в 1815 году отправившихся отсюда в Соловецкий монастырь богомольцев на непрочном судне, - предложено было от меня губернскому правлению того же 1815-го года 30го июня № 568, объявить всем судохозяевам, чтобы они о прочности отправляемых в Соловецкий монастырь своих судов, как равно и оснастки имели и предъявляли свидетельства по крайней мере от корабельных мастеров коммерческих верфей; - пред отправлением же в путь осматривать же суда в прочности со стороны полиции чиновнику обще с присутствующим магистрата ратманом, и есть ли малейшее сумнение замечено будет, приглашать к новому освидетельствованию коммерческого корабельного мастера за исполнение чего предписано полиции строго наблюдать и хоть в последствии неоднократно было сем подтверждаемо, но за всем тем лично мне архимандрит Соловецкий Макарий объяснил мне, что приходящие с богомольцами в Соловецкий монастырь суда оказываются весьма неблагонадежными и для плавания опасными. По поводу чего я нужным нахожу предложить губернскому правлению, дабы оное благоволено вновь учинить подтверждение полиции о строжайшем наблюдении предписанных правил и дабы из Архангельска в Соловецкий монастырь ни под каким видом не надежные суда отправляемы не были, о каковом распоряжении дать знать и Соловецкому архимандриту, присовокупив, что ежели бы начальство Соловецкого монастыря расположилось на своих судах доставлять богомольцев из Архангельска и обратно: то можно бы возпретить на партикулярных судах (гражданских – С.Я.) переезд богомольцев». Соловецкий архимандрит Макарий в официальном ответе губернатору отказался от такого предложения. 

Другой важный документ – письмо архангельского губернатора в губернское правление - датируется 1825 г.: «Составленный по приказанию моему корабельным мастером Колодкиным чертеж судна для перевоза богомольцев в Соловецкий монастырь, я при сем в губернское правление препровождаю, предлагая дабы губернское правление, призвав тех, кои суда имеются для перевозу богомольцев в Соловецкий монастырь, предложить им, дабы они устроили суда по сему чертежу и тем, кои устроят таковые суда, преимущественно отдавать право отвозить богомольцев, которые весьма много терпят несчастий и крушений. Судно же, устроенное по сему чертежу, есть совершенно безопасно от опрокидывания и люди будут иметь свободное и спокойное на судне пребывание, а что бы показать какое оное должно быть устроено, то рекомендую корабельного мастера Колодкина, который с удовольствием всегда явится и даст наставление как удобнее и прочнее устроить; ныне же употребляемые суда должны быть совершенно уничтожены». Скорее всего, в этом документе говорится о мастере Якове Аникеевиче Колодкине, знаменитом русском кораблестроителе, под руководством которого в 1810-1840-х гг. было построено более 70 судов на Русском Севере. В Архангельске по чертежу Колодкина строить судно в 1826 г. решился только архангельский купец 1-ой гильдии Афанасий Амосов. Местные власти сдержали свое обещание, предоставив привилегию в перевозке Амосову, чем вызвали недовольство других перевозчиков уже в самом начале навигации 1826 г.: «В следствии приказания его Превосходительства Господина Генерал-Губернатора и кавалера Степана Ивановича Миницкого  губернскому правлению, донести честь имею, что хотя купцом Никифоровым и выстроено новое судно для перевозки в Соловецк богомольцев, но не велено ему давать той привилегии, какая предоставлена купцу Амосову, а должен отходить с богомольцами наравне с другими судохозяевами по очереди, потому что судно Никифорова по личному осмотрению Его Высокопревосходительства выстроено корпусом, так же как и старые соловецкие карбаса, но купцом Амосовым выстроено таковое же корпусом по данному ему и утвержденному чертежу…».

Всего Афанасием Ивановичем Амосовым было построено два судна для перевозки богомольцев в Соловецкий монастырь, все они были сделаны крестьянином архангельского уезда Федором Резиным. Архангельские губернские ведомости назвали 1828 г. годом открытия регулярного маршрута Архангельск-Соловки-Архангельск.

Известно и описание поездки в середине XIX в. на староманерном  судне. Это описание можно принять за общее для частных и общественных судов: «Лодьи эти трехмачтовые, обыкновенной формы беломорских судов с древнею варяго-русской оснасткой, о 8-ми или 10-ти веслах, наподобие галер…на соловецкое судно садится обычно от 100 до 200 пассажиров, плата за место: в палубе от 70 коп. до 1 рубля сереб. с человека в оба пути, каюты от 4 до 15 руб., смотря по величине…Случалось, что пространство это проезжали и в 16 и 24 часа: но это редкость…при неблагоприятных ветрах ходят не менее одной-двух недель. До учреждения регулярного пароходного  сообщения через Архангельск, онежский путь был популярен, особенно за счет того, что путникам приходилось преодолевать меньше открытого морского пространства: «Путь в Соловки почитается лучшим, безопаснейшим и удобнейшим через г. Онегу, а не через Архангельск. Дешевейшим и удобнейшим потому, что плавание по реке Онеге, на пространстве более 300 верст совершится спокойно о очень дешево даже и тогда, если купить в Каргополе особый, собственно для себя карбас, а не покупая карбаса, проезд до г. Онеги обойдется какие-нибудь 5- 7 целковых, конечно кроме вологи, т. е. издержек на стол, а безопаснейшим потому, что путь из Онеги морем от 200 до 300 верст лежит через многие острова, тогда как из Архангельска морем надо плыть не через острова, а голоменью. Конечно, Архангельские суда для проезда морем почитаются лучшими, но и в Онеге есть прекрасные с палубою и каютою суда». 

Проблема очередности была основной у перевозчиков богомольцев: иногда сами мещане не соблюдали правил, иногда богомольцев «перехватывали» крестьянские суда, но, чаще всего, без очереди богомольцев забирали суда Соловецкого монастыря. Здесь следует подробнее остановиться на истории, произошедшей в 1826 г. в городе Онеге. Один из путей богомольцев шел через Каргополь, паломники спускались по реке Онеге до ее устья, где находился город Онега. Там пересаживались на «соловецкие карбаса» онежских мещан и отправлялись морем в монастырь. Выше города Онеги находилась деревня Подпорожье (Подпорожская), крестьяне которой иногда пересаживали на свои суда богомольцев и, минуя город, уходили в Соловецкий монастырь.  Онежский мещанин Гаврила Филиппов Зимин и его 13 сотоварищей, имеющих богомольческие суда для отвозу в Соловецкий монастырь богомольцев жаловались, «что имеют они 11 водоходных с установленными крепостями судов со взносом положенных по силе Устава о водоходстве в казну пошлин издревле обыкновенно происходящего в городе Онега отвоза в Соловецкий монастырь богомольцев с получением с них маловажной за 250 верстное расстояние платы, в том и заключается их малый промысел…противу прочих граждан не имеющих таковых называемых соловецких судов имеют чинить пользу в городской доход …». В этой жалобе указывался подпорожский крестьянин Василий Афанасьевич Савин. В.А. Савин, в свою очередь, оправдывался тем, что был отцом многодетного семейства, не мог отлучаться надолго из дома на промыслы, поэтому и получил ранее разрешение у начальства построить крытое судно для перевозки богомольцев. На этом судне Савин и возил паломников, беря с них 1 руб. 15  коп., перевозя по 60-70 человек. О том, что беломорский путь богомольцев иногда начинался от деревни Подпорожье, говорят и воспоминания богомольцев.

В середине 
XIX в. Григорий Панкеев так описал свою остановку в этой деревне: «На реке Онеге деревня Подпорожье, на сем месте пристань хорошая, откуда отправляются суда в Соловецкий монастырь. На этом месте построены две церкви пятиглавые и звонница новая».

Также онежские мещане утверждали, что перевозка богомольцев это «собственная и прямая их промышленность и особенное мещанское право, которым никакой крестьянин не может пользоваться». Другим их важным доводом было то, что, что такие перевозчики могут брать людей без документов, беглых и дезертиров. Архангельское губернское правление указом от 23 июня 1826 г. дало знать, что перевозка людей в Соловецкий монастырь из Онежского уезда не должна быть возбранена крестьянам.

Возможно, богомольцы, выходцы из центральных губерний империи, или большая скученность людей в беломорских деревнях и селах способствовала эпидемиям. Так в 1848 г. наибольше число заболевших было именно в Сумском Посаде, Кеми, Подпорожском селении. В другие годы также в летний период были отмечены другие вспышки заболеваний в этих населенных пунктах.  

Сумской посад издавна был связан с перевозкой богомольцев в Соловецкий монастырь. «Весной и во время навигации народонаселение посада умножается числом богомольцев, как отправляющихся в Соловецкий монастырь, так и оттуду возвращающихся». Так, например, в 1837 г. в Суме был один бриг и 30 лодей, на которых было занято до 300 человек экипажа, более половины народонаселения посада. Важность подобных промыслов указывает и тот факт, что с 1826 г. сумляне могли вырубать лес для судостроительства без уплаты попенных денег. От высланных в 1835 г. чертежей усовершенствованных судов жители Сумы также отказались, продолжая строить староманерные лодьи.  В официальных документах маршрут до Соловков назван «сумской переправой», а транспортные  средства «соловецкими карбасами».

В 1844 г. сумской мещанин Иван Иванович Михилев передал посаду, построенное в 1842 г., судно-кочмару для перевозки на нем богомольцев в Соловецкий монастырь, «но по величине оной, для проходу с полным количеством народа, по мелкости фарватера по реке Суме не удобна, также требует отчасти поправки, а потому и полагают означенную кочмару, по окончании прохода поклонников (богомольцев) сего лета, согнать в Архангельск и желающим продать, а вместо оной в будущем 1848 году на эти деньги выстроить новую и удобную, дабы могла проходить по фарватеру с полным количеством народа…». Спустя некоторое  время из сумской ратуши доложили что, «1) мореходное судно кочмара встречает затруднение в проходе по реке Суме с полным количеством пассажиров по ветхости оного, ибо оное не ходило по морскому пути, если б оное ходило бы по морю, то могло бы существовать более 18 лет, а по пресной воде едучи судно и стоя в воде пресной не может существовать более 8-ми лет, а по нужде и с большою поправкой оного 10 лет. 2) мещанином Михилевым построено вышеозначенное судно из казенных надвоицких лесов безпошлинно, 3) члены ратуши предполагают продажу судна без такелажу в Архангельске желающим за выгодную цену и желающий купить может».

Судно это называлось «Св. Николай», во время рейсов оно могло взять на борт 140-150 пассажиров. Несколько лет его не могли отправить в Архангельск, так как летом оно продолжало возить богомольцев в Соловецкий монастырь, а также не было желающих рабочих на отгон судна. Известно, что в 1846 г. на общественном мореходном судне было ратушею отправлено в Соловецкий монастырь богомольцев 193 человека, это принесло доходу 83 рубля 70 коп. серебром: «из оных на содержание судна израсходовано, а именно: 1-е на поправку общественного судна, за взаимку и на спуск с места на воду 12 руб. 2. на покупку толстого каната и тонкого троса к общественному судну 36 руб. 3 копеек на наем кормщика с его работником для хождения в Соловецкий монастырь на  судне с богомольцами 15 руб. и 4. на покупку к общественному судну карбаса 8 рублей, а всего израсходовано для судна семьдесят один рубль». При этом на обывательских судах и церковных судах из Сумского посада переправилось в Соловецкий монастырь богомольцев 858 человек. В 1850 г. зафиксировано четырехкратное хождение этого общественного судна в Соловецкий монастырь. Так 21 и 22 июня было перевезено 100 человек, в т. ч. троих в одну сторону по 50 коп., 95 по 50 коп. в обе стороны и Христа Ради., всего 48 рублей 48 коп. 

В 1850 г. нашелся сумской мещанин Николай Демидов, желающий отогнать судно, но судно оказалось в неисправности, так как во время последнего рейса в Соловецкий монастырь оно было повреждено «из-за задержания в посаде богомольцев таможенным надзирателем Шлыковым (проверяли паспорта и снимали беспаспортных богомольцев, выявлено таких 19 человек – С.Я.),по упущенной воде во время прилива судно село на камень в так называемых порожках». Судно дало течь. Во время инцидента на борту было 140 пассажиров. Шлыков жил в посаде на тот момент уже более 10 лет, и (такие случаи уже были отмечены в документах) никогда он не обращал внимания на благоприятные погодные условия. Обычно Шлыков приходил на судно перед отправкой, после молебна богомольцев, ссаживал их с судна и проверял билеты.

В 1857 г. Сумской Посад потратил на постройку нового общественного судна 168 рублей 46 ¾ коп. В 1858 г. перевозка богомольцев стоила в каюте 1 рубль в одну сторону, в обе стороны – 1,5 рубля. В трюме: в одну сторону 35 копеек, в обе стороны – 60 коп. 
Интересен и описанный случай проверки документов во время отправки судна в Соловецкий монастырь. «…21 числа июня месяца подрядили они (богомольцы – С.Я.) в Посаде Суме у посадского мещанина Ивана Вязьминова чрез посредство помянутой Ратуши судно на отвоз для богомоления в Соловецкий монастырь, за что ими уже были уплачены следующие деньги, почему они того же дня, в 12 часов по полуночи, вошед все на судно, хотели отваливать, потому что была сама хорошая погода и существовал ветер весьма удобный и попутный, по которому легко бы они смогли проследовать сто двадцать верст не больше, как в 6 часов. Смотритель же судоходства в то время прибыл на оное судно с партией  солдат вооруженных на штыки и стал проверять их на судне, проверивши же тех, которые стояли на палубе, а которые были под палубой, к тем приставил караул, не выпуская из оной, приказывал колоть народ, сам же смотритель топтал ногами тех, которые выползали из-под палубы и когда ему в этом предупредил пятисотский, чтоб он не приказывал колоть, то смотритель его пятисотского начал ругать скверноматерными словами и толкать в воду, почему они и был столкнут смотрителем в воду…   

В конце 60-хх гг. XIX в. сумское общество вновь столкнулось с проблемой постройки нового общественного судна, поскольку старое обветшало, а на новое не было денег: «сумское мещанское общество в приговоре, составленном 15 сего февраля (1870 года – С.Я.), относительно покупки нового общественного для перевозки богомольцев в Соловецкий монастырь, между прочим изъяснило, что судно, построенное для означенной же цели в 1857 году, по билету Кемского лесничего, от 7 мая того же года за № 245, называемое «Лодейка», пришло в совершенную ветхость». Также сумской ратушей была составлена такса сбора за перевоз богомольцев, представленная губернатору: «находящееся в Сумском посаде Общественное судно для перевозки из посада в Соловецкий монастырь и обратно богомольцов пришло в ветхость, а потому сумское мещанское общество 23 января в общем собрании приговором постановило: долженствующия оставаться за всеми расходами к 1870 году суммы, принадлежащие посаду употребить на постройку нового общественного судна, на выдачу коих испросить где следует разрешения. В следствии сего сумская посадская ратуша имеет честь покорнейше просить губернское правление о разрешении выдачи все остатков посаду принадлежащих Сумскому мещанскому обществу на постройку общественного судна, в непродолжительном времени, дабы не упустить удобного времени для заготовки для обозначенного судна и постройки оного к нынешней весне».

Губернатором и губернским правление прошение было одобрено: «соображая возбужденное  сумским обществом ходатайство с постановлениями изложенными …находит с одной стороны, что в виду получаемого посадом дохода от перевозки в Соловецкий монастырь богомольцев обществу действительно необходимо иметь для сего судно».


Тот же документ говорит и о проблеме чередования перевозчиков: «в Сумском посаде для перевозки богомольцев в Соловецкий монастырь и обратно в посад состоит два мореходных судна: церковное и общественное, на которых богомольцы и отправляются с платою как в доход церкви, так и в доход Посада не менее 60 копеек с каждого человека; суда эти по общему согласию должны перевозить богомольцев поочередно, но нередко случается, что церковное судно забирает к себе богомольцев не в свою очередь, поэтому общественное судно теряет значительный доход посада, сверх сего возят богомольцев прибывающих в Посад от 20 до 30 человек и не желающих ожидать общественного судна и частные лица на своих судах «шняках» со взносом в ратушу по 10 копеек с человека и всегда скрадывая число перевозимых богомольцев.  Донося о чем Губернскому Правлению Сумская Ратуша имеет честь покорнейше просить сделать распоряжение чрез Архангельскую Духовную Консисторию, чтобы в нынешнюю навигацию церковное судно Сумского Прихода непременно очередовалось перевозкою богомольцев с общественным: жителей же Сумского посада, занимающихся перевозкою богомольцев на своих судах, обязать чрез Станового Пристава 1 Стана Кемского уезда подписками, чтобы они без ведома Ратуши не осмеливались заниматься перевозкою богомольцев, а случится им перевозить богомольцев на своих судах, то вносили бы в доход посада вместо 10 копеек по 50 к. с каждого человека…».

15 мая 1870 г. было освидетельствовано новое общественное судно «Лодейка», построенное сумским мещанством для перевозки богомольцев в Соловецкий монастырь. Торги на продажу старого судна были перенесены с весны на зиму, в связи с тем, что весной большинство поморов было на промыслах. 19 ноября на торги явился только один мещанин Максим Падорин, который и купил судно за 5 рублей 60 копеек.

Ежегодно на общественные суда выделялись дополнительные средства, затраты были традиционны для всех селений: подъем и спуск судна, окраска, оплата кормщика и команды. В 70-ее гг. XIXв. на ремонтные работы уходило: «…за подъем на балки осенью нового общественного судна выдать мещанину Гаврилу Еремину 7 руб., мещанину Андрею Рюхину  за купленные у него для окраски судна материалы 10 ф. белили и 10 фунтов олифы 4 р. 50 коп. и мещанину Василию Андрееву Пономареву за пригон того судна из деревни Колежмы в Сумской посад 3 рубля 50 коп., и справки, по коей оказалось, по росписи на 1870 год назначено на ремонт общественного судна, спуск на воду и поднятие на балки 14 руб. 55 ½ коп. В настоящем году старое общественное судно на воду спущено не было за негодностью его к езде и продажею».

В 1873-1875 гг. на сумском общественном судне было перевезено богомольцев на сумму 384 рубля 25 коп., кроме него ходили частные сумские суда. На одном из таких карбасов в 1873 г. совершил путешествие А. Ильин: «14 июня были у обедни, после которой священник отслужил панихиду у мощей преподобного Елисея. Придя на квартиру, мы стали собираться в путь, так как нам сказали, что карбас уже приехал. В 3-м часу мы сели в лодку, чтобы ехать на большой карбас, стоявший в устье реки Сумы. В это время пошел довольно сильный дождь. В скором времени мы доехали до карбаса и взошли на палубу его по прибитым к борту ступенькам. На корме нам была приготовлена надпалубная каюта, т.е. та, которая находится не в трюме, а сверху палубы, другие же разместились на палубе. Отслуживши молебен в часовне, стоящей на берегу, в 5-часу вечера снялись с якоря». 

В 1880 г. общественное судно продолжало ходить, за 1887 г. есть данные о шняках, совершающих рейсы на Соловки наравне с соловецкими пароходами, но не указано, чьи они – общественные или частные.  

Мы видим, что общественное судостроение для перевозки богомольцев в Соловецкий монастырь было распространено по берегам Белого моря и существовало наравне с частным, церковным и государственным. Немаловажно и то, что государство способствовало развитию этого промысла. Жители поморских селений понимали важность данного промысла и указывали это в своих прошениях. Во многом показательно доношение онежан о постройке общественного суда и поновлении храма на вырученные от перевоза деньги. Жители г. Онеги  писали архангельскому губернскому правлению: «в 1827 году поспешением всевышнего творца от разразившейся над городом Онегой грозы с молнией от коей сгорели деревянные никольская и успенские церкви с приделами к ним, существовавшие до того с давнего времени, каковые по бедности нашей не возобновлены постройкою до настоящего времени, а в 1848 году 28 ноября по определению всевышнего погорел Свято-Троицкий собор с колокольней, находившейся в верхнем этаже каменной церкви, над престолом Архангела Михаила, выстроенный на открытие города Онеги на пожертвованные 8000 рублей Ассигнациями, Блаженные и Вечнодостойные памяти Государыни Императрицы Екатерины II и приделом Св. Николая Чудотворца. Бывшие в Троицком соборе иконы и иконостас вынесены и спасены старанием всех жителей города Онеги, с повреждением некоторой части иконостаса от свирепого развившегося пламени при действии сильных северо-западных ветров препятствовавших к спасению и угрожавших скорым обрушением церковного купола, ныне мы остаемся без помощи на краю неизвестности и не предвидим со стороны своей никаких средств к возобновлению Свято-Троицкого собора по совершенной нашей бедности и неимуществу, кроме как напред сего покрыть пожертвованием…временною крышею, несоотвествующей и не имеющей пристойности и благоприличия к храму Господню, а полагаем все единогласно пожертвованные  в общество при выпуске из оного здешним мещанином Прохоровым 100 руб серебром, т. е. в выстройку на имя Св. Троицы судна для перевозки в Соловецкий монастырь и доход собираемый в пользу устроения или исправления Свято-Троицкого собора с тем чтобы разрешено было оному судну всегда преимущество пред прочими первыя и последующие когда оное свободно  очередь ходить безостановлено». 10 января 1851 г. под этим документом оставили подписи 35 онежан.

Архивные документы позволяют выявить следующие тенденции развития общественного и частного судостроения и перевозки пассажиров в Соловецкий монастырь:
- 10-20-ее гг. XIX в. – поддержка судостроения, конкретные шаги по регламентации перевозок через рекомендации и нормативные документы, отмена попенных пошлин;
- 20-ее гг. XIX в. – попытки упорядочить перевозку богомольцев через введение регулярных рейсов на Соловки, в т.ч. и предложение взять Соловецкому монастырю это направление в свои руки;
- 30-70-ее гг. XIX в. - поддержка общественного судостроения, как одного из источников пополнения местного бюджета и занятости населения. В то же время с 1850-1860-х гг. в СМИ проводилась компания по популяризации современного пароходного сообщения с Соловецким монастырем, которая перенаправила основой поток богомольцев на город Архангельск.  

Оригинал

Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: