Кировская область
Дмитрий Плотников Дмитрий Плотников Кировская область 4

Последний бой Анатолия Фока

Начало - в кубанских станицах,
В Толедо - преддверье конца…
Всех верных зовут причаститься
Отчизне отдавших сердца.
Николай Кудашев

В июле 1936-го года в Испании началось националистическое восстание. Изначально армейский мятеж, он был поддержан консервативной и религиозной частью испанского общества. Гражданская война расколола не только Испанию, но и политизированные круги Европы. Многие партийные активисты присоединялись в качестве добровольцев к одной из сторон. Не прошли мимо вечеринки и наши соотечественники. О советских военцспецах и интергбригадистах мы знаем. Но вот о тех, кто в составе карлистских рекете бился на стороне Франко известно немного. Одним из них был Анатолий Фок, генерал-майор Русской императорской армии. Георгиевский кавалер, командовавший артиллерией Кавказского корпуса во время Великой войны, впоследствии служивший в Добровольческой армии и Русской армии Врангеля в Крыму.

Анатолий Фок в Русской императорской армии

 

Прибыв на фронт в начале 1937-го года, он был зачислен в терцию Дона Мария де Молина. Это было вооруженное формирование карлистов, воинствующих монархистов Испании. Их девизом была фраза «Бог, Отечество и Король». Карлисты тепло приняли эмигрантов-белогвардейцев, именно в терции Дона Мария де Молина был создан отдельный русский отряд, после того как Фок и его товарищи отличились в боях на подступах к Бильбао. В августе 1937-го их перевели на Арагонский фронт.

Русские в карлистских рекете

 

24-го августа республиканцы начали наступление на Сарагосу силами XV Интернациональной бригады. В ее составе находились британский батальон, болгарский батальон Димитрова, испанский батальон и знаменитый батальон Линкольна, набранный из американских добровольцев. Задача перед ними стояла вполне тривиальная – прорвать позиции франкистов у деревень Бельчите и Кинто. Республиканцы обладали превосходством в живой силе и артиллерии, так что проблем не ожидалось. Но они возникли.

Солдаты батальона Линкольна

1200 человек из рекете и ультраправых боевиков «Фаланги», имея одно 70-ти миллиметровое орудие, собирались сражаться насмерть. Они укрепили церковь, выбрали позицию для пушки, окопались на возвышавшемся над Кинто холме. Диспозиция напоминала начало Славянской эпопеи.

Советские танки у Кинто

 

Первую атаку интербригадисты провели с марша. Американский батальон, растянувшись цепью, как в благословенные времена Наполеоновских воин, в лоб пошел на деревню под прикрытием восьми танков советского производства. Они столкнулись с довольно плотным огнем со стороны франкистских траншей, и откатились на исходные позиции. Окопы националистов отутюжили артиллерией. После обеда вперед вновь пошли танки, которые попросту передавили оставшихся в живых солдат противника. В деревню, однако, командир танкистов вводить машины отказался. И правильно сделал, франкистская семидесятимиллиметровка не оставила бы легким Т-26 никаких шансов на улицах деревни. Американцы уже праздновали победу, всего десять убитых, взята первая линия траншей. Однако, у штурмовавших холм британцев дела шли не столь радужно.

 

Позиции франкистов у Кинто

 

Командир интербригады, хорватский коммунист Владимир Чопич утром вызвал к себе командира британского батальона Питера Дэйли, прославленного ветерана ИРА, человека с огромным опытом партизанской борьбы. Он сказал ему, что на вершине холма сидит где-то 10-15 человек, дел там на десять минут максимум. Поэтому давайте, мол, парни, встали и «Ура! Ура!». Дэйли, однако, не торопился и атаку начал лишь ближе к вечеру. Существенной роли это не сыграло. На штурмующих обрушился кинжальный огонь. От первой же пули Дэйли лишился половины черепа. В британцев летели гранаты и валуны. Потери были огромные.

Впрочем, у националистов дела шли не лучше. Потери были огромными. Вторая рота из терции Дона Мария де Молина, попавшая под раздачу артиллерии и танков, теперь насчитывала 13 человек. Многие солдаты были ранены. Среди них был и командир пулеметного взвода, лейтенант рекете Яков Полухин, бывший капитан Марковского полка. Все силы стянули к церкви, где расположили и раненых.

Утром следующего дня американцы начали зачистку деревни. Правда, делали они это в соответствии с довольно специфическими представлениями о процессе, почерпнутыми в основном из вестернов. Потеряв немало солдат убитыми и ранеными, «благородный» батальон Линкольна просто забросал дома гранатами и банками с нитроглицерином, что привело к гибели большого количества гражданских.

А вот церковь взять с наскока не получилось. Неизвестные испанские мастера постарались на совесть – огонь артиллерии не нанес зданию вреда. Франкисты тем временем яростно отстреливали все, что движется. Из церкви кидали гранаты, с колокольни, напоминавшей изрядно подточенное жуками дерево, бил пулемет. К ночи американцы смогли подтащить к церкви облитую бензином солому и поджечь ее. Оставшиеся внутри фалангисты сгорели или задохнулись, некоторым удалось выбраться и сдаться в плен. Часть пленных американцы расстреляли. А после этого всю ночь грабили деревню. Вот такой вот батальон Линкольна, борцы за счастье трудового люда.

 

Холм еще держался. В ту ночь, когда американцы грабили деревню, англичане смогли взять в плен нескольких солдат с холма. Оказалось, что там, наверху, не десять человек. А целых пятьсот, вся терция Дона Мария де Молина. После смерти старшего офицера командование над ней принял русский офицер Анатолий Фок. Британцы помянули свое командование тихим злобным словом и начали готовиться к утреннему штурму.

Утром, 26-го августа, артиллерия интербригадистов начала артподготовку. Она продолжалась до обеда. Когда британцы ворвались на вершину холма, живых там уже практически не было, однако офицеры продолжали сопротивляться. Те же, кто предпочел сдаться в плен, прожили немногим больше – всех захваченных офицеров расстреляли.

Анатолий Фок погиб одним из последних. Уже неоднократно раненый и отбившийся от своих, он предпочел застрелиться, но не сдаваться в плен. Республиканцы взяли с тела георгиевское оружие, полученное офицером от Николая II.

Разрушенные деревни Бельчите и Кинто стали музеями под открытым небом при Франко, руины должны напоминать испанцам об ужасах гражданской войны. А генерал-майор Анатолий Фок и капитан Яков Полухин были посмертно награждены орденом Святого Фердинанда, высшей военной наградой Испании.

*В материале упомянута организация, деятельность которой запрещена в РФ
Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Евгений Юшков
# 22 / 08 / 201617:27

Ну и что, "...каждый за себя, один бог за всех, - один за всех и все на одного..."? "Слава, слава героям! Правда, довольно им воздали дани, Давайте теперь поговорим о дряни..."? Согласен, интернационализм-патриотизм-национализм - это как "три источника и три составные части..." Как полицейские-пофигисты-разбойники, но поиграть хочется всем. Пофигисты считаются обычно, - трусами и ботанами. "Я сам из тех, кто спрятался за дверь, Кто мог идти, но больше не идёт, Моя душа беззвучно слёзы льёт...". Но бывают моменты, когда меланхоликов-ботанов в игру загоняю палками, прикладами, повестками... И, как и все, - идут в атаку, становятся героями, бесславно гибнут. Главное, что бы игры не закончились, детские - двор на двор, и там оставались навсегда. И взрослые, Большие, но до первой крови!

Всего приличней для солдата — бой,
А хоровод — для девки молодой, -
Всё хорошо, когда оно на месте.

Кирилл
# 18 / 10 / 201610:21

Запомни молитву простую,
Всегда повторяй и везде:
Врагу - предпоследнюю пулю,
Последнюю пулю - себе!

Кирилл, к великому сожалению тот же старик Хэм (Хемингуэй) в бытность на революсьонной Кубе не внял этой "проповеди". Говорят от того, что всем нутром любил котов и кошек...

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: