Права человека
Андрей Бабушкин Андрей Бабушкин Права человека 1

Римская тюрьма (часть 1)

В городе Риме 2 тюрьмы – находящаяся на окраине и имеющая размеры побольше Хабибия и расположенная в 10 минутах ходьбы от Ватикана «Реджина Джели». Реджина Джели находится на берегу реки Тибр к югу от Ватикана и является по сути следственным изолятором, рассчитанным на 644 места. Однако сейчас в нем содержится 918 человек. И это – не предел: в 2013 году, когда Европейский Суд из-за переполнения итальянских тюрем назвал условия пребывания в них бесчеловечными, в «Реджино Джели» содержалось более 1100 человек. Примерно 25 обитателей тюрьмы – осужденные (по нашему, хоз. обслуга), остальные – подозреваемые и обвиняемые. Средний срок содержания в тюрьме – 6- 9 мес.

Лет 20 назад, когда я побывал в Риме вместе с мамой в качестве туриста, я не только увидел «Реджино Джели» и обратил внимание на массивные металлические жалюзи на окнах ее камер, но и сфотографировал. «Вот бы побывать здесь!» - подумал я тогда. Как известно мечты сбываются.

Удивительно, что в российских СИЗО в 2003-04 не без помощи В.В. Борщева и при моем скромном участии металлические жалюзи с окон всех камер всех СИЗО благополучно сняли, а в «Режино Джели» они висят, как и висели ранее. Это тем более удивительно, что с 8.00 до 18.00 подозреваемые и обвиняемые могут покидать свои камеры, ходить по всему этажу, а в некотоых случаях и между этажами 
Здание тюрьмы было построено в 1500-х годах, перестроено в 1800-х. раньше здесь был монастырь под названием «Монтелате». Тюрьма гостеприимно распахнула свои двери в 1870 году вскоре после объединения Италии. 

С жаркой и душной свободы с раскаленной брусчатки мы вступаем под благодатную прохладу старинных тюремных сводов. В просторном зале за входом – 3 звери и одно огромное, в четверть стены, окно. За ним находится дежурная часть тюрьмы. Через ее сотрудников родственники могут получить необходимую им информацию. Застаем у окна двух эритрейцев: женщина выступает в качестве переводчика и представителя, а у мужчины 5 дней назад арестовали брата; обещали через 3 дня предоставить информацию о дальнейшей его судьбе, но пока что ничего узнать не удалось. Почему-то именно через дежурную часть, а не через полицию , родственники узнают о том, кто назначен адвокатом обвиняемого.

Сами заключенные узнают о том, кто назначен их адвокатом из выдаваемого им т.н. «ордонанса». 
По тюрьме нас водят 2 директора тюрьмы. Одну из них зовут Алессандра Бармиоли, как зовут вторую я записать не успел. Обе они – заместители директора тюрьмы, но так как директор – в отпуске, а они имеют одинаковые обязанности (у 4 заместителей директора никакой специализации нет и все имеют одинаковые полномочия), то все они равноправны и называются «директорами» наряду со своей начальницей. Администрация тюрьмы (в ее состав входит католический капеллан) насчитывает 44 человека. Еще 11 человек – воспитатели, которые информируют заключенных об их правах, помогают поддерживать связь с родственниками решать иные вопросы. Но основная часть штата – это сотрудники пенитенциарной полиции, Их 447 человек. Они несут на себе функции охраны, надзора, сопровождения заключенного при его выезде из тюрьмы. Команданте полицейских имеет звание майора. Форма полицейских включает в себя рубашки и даже майки с надписью на спине «пенитенциарная полиция». У некоторых сотрудников – знаки различия не на погоне, а на … кармане. Пообедав в столовой для сотрудников, мы обнаружили в ней жизнерадостных и необычайно шумных итальянцев: то ли так сказывается снятие напряжения от общения с заключенными, то ли – это последствия посещения перед обедом бара для сотрудников, в котором, кроме пива, продается в разлив виски, джин и прочие напитки с крепостью хорошо за 30 градусов. 

Нам рассказали о том, что нынешнее пенитенциарное законодательство Италии было принято в 1965 году. Оно было сориентировано на соблюдение прав человека, но исходило из того, что большинство заключенных будут являться итальянцами. Сейчас же в Риме, как и в других столицах Европы, сложилась ситуация, когда большинство заключенных являются иностранцами, попадают в тюрьму без одежды, обуви и предметов первой необходимости.

60 % заключены являются иностранцами (румынами, марокканцами, тунисцами, алжирцами, албанцами) , 30 % - наркозависимыми, а 8 % заключенными страдает психическими отклонениями. 
Главной целью итальянской тюрьмы является перевоспитание. В качестве средств перевоспитания рассматривается работа (в основном по содержанию самой тюрьмы), поддержание отношений с семьей, а также т.н. «лаборатории», то есть , по нашему, кружки, которые ведут приходящие в тюрьму волонтеры. 

Сегодня в тюрьме работает около 100 волонтеров. Это- представители религиозных организаций, студенты, преподаватели университетов, правозащитники. В блоке № 6 в лаборатории по созданию макетов исторических зданий, росписи тарелок, кружек и кувшинов нам попалась престарелая дама, похожая на английскую королеву. Это – синьора Фрида Ангеле. Она является волонтером тюрьмы уже 10 лет. А этого Фридой 50 лет проработала судьей. Боимся спросить, сколько же ей лет. На стенах и полках – многочисленные работы ее подопечных. Особенно впечатляет яркий рисунок – Христос за тюремной решеткой. С Фридой – один из ее подопечных, разбойного вида бородатый крепыш. Фрида дарит нам кувшин и рисунок, заключенный быстро наносит на них красивую дарственную надпись. Мы обещаем ей направить ответный подарок. Скорее всего, это будут краски: весь материал, на котором работают лаборатории, приобретается либо волонтерами либо за счет продажи того, что осужденные смогли изготовить в лаборатории. Уже, когда мы покидаем лабораторию, заключенный – художник показывает нам мастерски выполненную роспись на стене: оказывается, ее сделал он.

Обращает на себя внимание цветовая гамма тюрьмы: лестницы, внутренние навесы, двери выкрашены в темные цвета. Стены – снежно белого цвета. И на этих снежно-белых стенах ненавязчиво и неагрессивно написаны картины религиозного характера. Такие цвета навевают спокойствие. 

Гордость тюрьмы – ее библиотека. Директор тюрьмы почему-то не смогла мне пояснить, сколько книг хранится в ее фонде, но по грубой оценке – никак не менее 7 тысяч книг. Причем, подавляющее большинство книг, изданных никак не более 5 лет назад. На отдельных стеллажах стоят книги на языках различных народов мира, коих я насчитал 20. По несколько сотен книг на английском, французском, испанском, португальском, арабском языках. На русском книг совсем не много – не более сотни. В библиотеке – не только книги, но и несколько хорошо оборудованных залов для проведения семинаров, собеседований. Кромее того, в библиотеке – 2 компьютера. Выйти через них в Интернет, разумеется, нельзя, но вот войти на специально подобранные для заключенных сайты в скором времени будет можно. 

Кстати, есть компьютеры и на этажах, где проживают обвиняемые. В камере установить компьютер, разумеется, нельзя, но в помещениях для семинаров можно. Также без выхода в Интернет. 
Сразу же за библиотекой – построенный и оборудованный достаточно недавно при помощи муниципалитета зал для проведения культурных мероприятий. Только вчера мусульмане «Реджина Делли» отметили в этом зале праздник Ураза Байрам. Здесь проходят концерты, театральные постановки, регистрация браков. А во время аномальной жары, когда некоторе камеры так перегреты, что находиться в них невозможно, в этот зал переселяют часть заключенных. 

Конструкция тюрьмы восходит к тюремной мысли 18-19 веков. Вначале мы проходим административный блок и оказываемся в центральной зале-колодце, от которого отходит 6 лучей. По одному из низ них мы пришли в тюрьму, второй (прямо перед нами) ведет в библиотеку и соседний корпус, а еще 4 луча – те части зданий, в которых находятся сами камеры. Похоже на питерские «Кресты», только там 4 луча, а не шесть.

В этой сердцевине тюрьмы – памятные доски, посвященные визитам в тюрьму Римского Папы. Первым в тюрьму приехал Папа Иоанн 23, который в 1958 году в традициях Иисуса Христа омыл ноги заключенным. Всего таких досок четыре – один из пап в качестве места реализации своего христианского долга выбрал не Риджина Джели, а Рибибию. 

Поднимаемся по лестнице на 4-й этаж и оказываемся в камерах старого корпуса. Камеры здесь состоят из трех секций. В одной секции установлена 2-ярусная кровать. В другой – кровать 3- ярусная. В третьей – туалет, душ и место для готовки пищи. По лимиту наполнения на 1 заключенного должно приходиться не 4, как у нас , а всего лишь 3 метро квадратных камерной площади. Однако заключенные не очень-то и страдают: с момента проверки в 8.00 утра до 18.00 вечера они вправе совершено беспрепятственно передвигаться по коридору вне камеры. Поэтому 14- часовое уединение на 3 м. кв. на человека можно как-то перенести. 

Все 5 жителей посещенной нами камеры оказались грузинами: по-видимому местные опера решили, что содержать вместе людей одного языка и культуры более безопасно, чем устраивать Вавилонское столпотворение. Один из них 20 лет отсидел в России в Челябинске и во Владимире. Однако только в римской тюрьме стал задумываться о том, что надо не только ждать изменений от тюремной системы, но и меняться самому. По его мнению, условия в лучшей российской тюрьме, что он видел, намного хуже, чем в римской. 

Оригинал

Это личный блог. Текст мог быть написан в интересах автора или сторонних лиц. Редакция 7x7 не причастна к его созданию и может не разделять мнение автора. Регистрация блогов на 7x7 открыта для авторов различных взглядов.
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: