Республика Коми
«Он не был членом команды Гайзера». В Сыктывкарском городском суде продолжили слушать свидетелей по делу экс-мэра Зенищева Республика Коми 1
Фото Кирилла Шейна

В Сыктывкарском городском суде 9 октября продолжили слушать свидетельские показания по делу о взятке экс-мэру Сыктывкара Роману Зенищеву. По версии следствия, городские автоперевозчики платили ему за получение выгодных маршрутов. На предыдущих заседаниях свидетели рассказали о портфеле с деньгами, который Зенищев якобы собирался предать бывшему первому заместителю главы Коми Алексею Чернову во время очередного предвыборного периода.

 

«Кулуарно ничего не решалось»

Первым выступил бывший руководитель ГУП «Сыктывкаравтотранс» Сергей Ситников. На вопрос прокурора о том, кто занимался пассажирскими перевозками в Сыктывкаре и как проводились конкурсы на право перевозок, он рассказал, что преференций для его предприятия не было, но оно было единственным серьезным претендентом из-за размера автопарка. Собственно перевозками занималось общество с ограниченной ответственностью (ООО) с тем же названием, но частные фирмы также привлекались к сотрудничеству, так как у предприятия не хватало техники. На конкурсах предпочтение «Сыктывкаравтотрансу» отдавалось, по мнению Ситникова, еще и потому, что предприятие было государственным, у него были большие площади и ремонтные мастерские, а в его деятельности было занято много людей, которых нельзя было оставить без работы. На одном из предыдущих заседаний экс-директор транспортного предприятия «Эмбур» Роман Быков рассказал, что Ситников препятствовал работе частных перевозчиков. 

— Кому принадлежали предприятия, которые занимались частными перевозками? — поинтересовался представитель стороны обвинения.

— Когда уже некоторые из этих предприятий обанкротились, я узнал, что их владельцем был Веселов [бизнесмен Валерий Веселов], — ответил Ситников. 

Он также рассказал, что проблем с руководством администрации города не имел, почти не контактировал с Романом Зенищевым в тот период, когда тот был мэром, а чаще имел дело с Магомедом Османовым, поэтому подсудимый никак на него не влиял.

— На планерках в мэрии было трудно, Зенищев в очень неловкое положение меня ставил своими вопросами, но кулуарно ничего не решалось, — сказал Ситников.

 

«Роман Валерьевич начал вставлять палки в колеса Веселова»

Следующим показания давал Дмитрий Микушев, который был водителем и охранником бизнесмена Валерия Веселова с 2004 по 2012 годы. Первым делом представитель прокуратуры поинтересовался, знакомы ли ему фамилии Гайзер, Чернов, Зарубин, Фаерштейн [фигуранты дела Гайзера] и Шлопов [Николай Шлопов, учредитель и координатор деятельности ряда автопредприятий Сыктывкара]. Микушев ответил утвердительно и предположил, что все они могли делать финансовые вливания в предприятие «Автоспас», которое занималось пассажирскими перевозками. 

— Расскажите, как Веселов организовывал работу в «Автоспас»? — поинтересовался представитель стороны обвинения.

— Знаю только, что ими руководители Бондаренко [Юрий Бондаренко, бизнесмен, также известный как участник ОПГ «Айвенго»] и Шлопов. Вопросами продвижения бизнеса занимались они же и Фаерштейн.

— Платили они кому-то взятки?

— Не знаю, но о перевозках договаривались они конкретно с Зенищевым.

Микушев заявил, что не знает ничего о взятках деньгами, но рассказал о другом эпизоде. На его имя была оформлена организация «СЖКК-ЧОВ», учредителем которой он был только формально. В 2010 году Антон Фаерштейн попросил переоформить фирму на некоего Олега Килаева, который считался лицом, близким к жене Романа Зенищева Полине Головановой.
 
— Тогда говорилось, что предприятия ЖКХ переходят под управление Полины Головановой в счет транспортного блока. Не знаю, что это значит, — рассказал он.

— А Фаерштейн говорил вообще, что перевод предприятия является взяткой?— поинтересовался адвокат Антон Косырев.

— Нет, — ответил Микушев и добавил, что речь шла о передаче 4–5 предприятий, но он не знал ничего ни об их стоимости, ни о том, в каком состоянии они находились и приносили ли прибыль. — Фаерштейн был финансистом Бондаренко и компании «Финансово-промышленный альянс», но потом [в 2009 году] произошел скандал между Бондаренко и Веселовым, и Фаерштейн перешел на работу к Веселову.

— Вам известно, как Веселов отзывался от Зенищеве? — обратился к свидетелю представитель защиты.

— Не очень хорошо.

— С чем это было связано?

— Роман Валерьевич начал вставлять палки в колеса Веселова.

— Какие палки в какие колеса?

— Эти палки были связаны с законными требованиями с моей стороны? — поинтересовался Зенищев.

Но Микушев затруднялся с ответом, так как, по его словам, сейчас находится под следствием и сконцентрирован на своем деле.

Судья Антон Панкратьев зачитал свидетельские показания, который свидетель дал следствию: «Об отношении Зенищева к транспортному блоку могу сказать, что он влиял на этот вопрос, он имел большое влияние. Из разговоров Веселова и Фаерштейна я знал, что Зенищев может создать [для них] проблему и им придется ему платить. Они говорили, что Зенищев много стал на себя брать. Принимались ли решения о вознаграждении Зенищеву всеми членами „Финансово-промышленного альянса“, мне неизвестно… Я не считаю, что Зенищев был членом группировки Гайзера».

Свидетель подтвердил данные ранее показания.  

— В разговорах между Фаерштейном и Веселовым Зенищев упоминался как конкретное лицо или как мэр? — поинтересовался представитель защиты у Микушева.

— С ним встречались как с представителем администрации. Я знаю, что определенные обязательства перед ним были, но конкретно сказать не могу, — ответил тот.

 

«Когда Гайзера выбрали главой, Роману Валерьевичу стало сложновато»

Следующий свидетель, секретарь Алексея Чернова Наталья Нестерова, была краткой в своих показаниях. Она рассказала, что Зенищев заходил в администрацию правительства Коми регулярно, но никаких свертков и пакетов в кабинет заместителя главы республики не заносил. Не было у него с собой также ни портфеля, ни папки.

Наталья Расова, секретарь Романа Зенищева с 2006 по 2011 год, рассказала о том, что часть денег, которые, предположительно, экс-мэр собирал на предвыборную кампанию для «Единой России», в администрацию города мог принести Николай Шлопов. 

— Он был единственным, кто не снимал верхнюю одежду, очень дерзкий был, — рассказала она. 

— Не помните, с чем были связаны визиты Шлопова? Может, с чьим-то поручением? — спросил свидетельницу Роман Зенищев.

Но таких нюансов женщина вспомнить не смогла. В своих показаниях следствию, которые по просьбе стороны обвинения зачитал судья, Расова сообщала, что Шлопов приходил к Зенищеву неоднократно, как-то раз даже вместе с Юрием Бондаренко. Часто было похоже, что он что-то приносил за пазухой. Также она рассказала, что видела сумку с деньгами в кабинете мэра в предвыборный период.

— Когда Вячеслава Михайловича [Гайзера] выбрали [главой республики], Роману Валерьевичу стало сложновато. Почти после каждой встречи с ним он ходил расстроенным, такое бывало и после встречи с Черновым, — рассказала она о взаимоотношениях Зенищева с экс-губернатором.


В ноябре 2016 года экс-мэра Сыктывкара Романа Зенищева приговорили к девяти годам в колонии строгого режима за взятки, растрату и злоупотребление должностными полномочиями. В июле 2017 года в суд было отправлено новое дело против Зенищева о взятке. По мнению следствия, он получал деньги за предоставление выгодных маршрутов транспортным предприятиям Сыктывкара. 

На одном из недавних заседаний суда свидетели заявили, что Зенищев мог собирать деньги для бывшего первого зама главы республики Алексея Чернова.


Елена Соловьёва, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Ну Наташка насмешила... С авоськой Рома ходил в кабинет Чернова. А в авоське-кефир и булки.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: