Республика Карелия
«Люди спать не могут, в поселке слышно, как они воют от голода» — как в Карелии спасали умирающих коров Республика Карелия 2
Фото Сергея Маркелова

Умирающих от голода телят пряжинской «Молочной фермы» спасли местные общественники: меньше чем за сутки, люди собрали около 300 тыс. руб. на корм животным. Корреспондент «7x7» Сергей Маркелов побывал в Пряже и выяснил, почему животных частного предприятия кормят волонтеры и чем заняты чиновники.

 

Мертвые телята

Небольшой поселок Пряжа находится в 50 километрах от Петрозаводска, рядом с федеральной трассой Мурманск — Санкт-Петербург. Если за поселком свернуть с современной трассы, через сто метров появляются здания советской постройки, грязная разбитая дорога и серые корпуса хозяйства ООО «Молочная ферма».

На крыльце хозяйства и.о. районного прокурора разговаривает по телефону. Во дворе — работники предприятия, которые три месяца не получают зарплату.

 

Виктор Корныхин

 

— Маленькие телята у нас дохнут каждый день. За сегодняшнюю ночь две штуки опять. И мрут не молочники [телята, которые питаются молоком], а окрепшие телята, — говорит кормач Виктор Корныхин. — За три месяца [нам] должны [зарплату]. Сейчас, если не считать сентября, [мне должны] 53 тысячи.

 

Алексей Ворсин

 

Слесарю-молочнику Алексею Ворсину руководство фермы не выплатило 39 тыс. руб. за июль и август.

— Корм еще не подвезли, но вроде как сегодня на собранные средства купили и нашли волонтера в Пряже, на своей машине он привезет, — рассказал Ворсин. — На звероферме, говорят, такая же ситуация. Норки сидят по парам — сильный зверь может забить слабого и съесть. А лисы себе лапы грызут — лисы сидят по одной, себе хвосты и лапы задние отгрызают. Телята, молодняк мрет. Коровы вроде держатся, но если зайдете — увидите, что они истощены. Такое катастрофическое некормление длится пару недель.

За два дня на предприятии погибли шесть телят. За две недели хозяйство потеряло 15 голов молодого скота, две коровы слегли от голода. Работники говорят, что телята вместо корма едят гнилое сено — утром второго октября раздали последние запасы.

Алексей ведет нас в коровник. Заметно, что еды мало: тощие коровы слабо жуют заплесневелое сено, пытаются лизнуть объектив фотоаппарата — Алексей говорит, что от любопытства. В другом коровнике пустые кормушки, животные истошно мычат.

 

 

 
 
 

 

Идем в телятник. Пустые ведра. Такое же серое сено. Телята пожевывают уши соседей, некоторые засыпают на ходу. По дороге нам показывают мертвых бычков, с некоторых уже сняли шкуры. Двое умерли накануне, один лежит в проходе, его при нас выносят из телятника.

Получить комментарий не получается — двое ветеринаров разговаривать с журналистами отказываются:

— Мы бы с вами поговорили, но нам запрещено.

— Какое состояние у коров?

— Нам запрещено говорить.

Все время, что мы ходим по ферме, в тусклых и холодных помещениях разносится не мычание, а коровий стон.

— Люди спать не могут, в поселке слышно, как коровы воют от голода, — говорят местные жители. — Тяжело слышать.

 

Первый корм

К обеду впервые за несколько дней на предприятии появляется нормальная еда: волонтер из Пряжи привез несколько тонн комбикорма. Двое местных — собственные яблоки и картошку. Всего закупили 12 тонн комбикорма на 160 тыс. руб.

 

 

Жительница Пряжи Ольга Иванова говорит, что когда ЗАО «Пряжинским» руководил Валерий Колоушкин, знали, что было нелегко — как и любой другой молочной ферме и зверосовхозу нужно было выживать, но задержек зарплаты не было, скотина не голодала, корма заготавливали. Иванова написала 29 сентября во «ВКонтакте», что на предприятии животные умирают от голода. Екатерина Ефремова, которая не имеет никакого отношения к хозяйству, узнав, что происходит на ферме, объявила сбор средств. С 1 по 2 октября, меньше чем за сутки люди собрали больше трехсот тысяч рублей. Теперь у животных будет еда как минимум на 20 дней.

 

Екатерина Ефремова

 

— Не знаю, что будет дальше, — говорит руководитель фонда «Мельница» Екатерина Ефремова. — Может они, как собственники, просто забьют все стадо. Может, совхоз совсем обанкротится и умрет. Но вопрос не в этом. Мы сбор средств запускали, не только чтобы спасти животных. Прежде всего это информация о том, что прямо сейчас, в режиме реального времени, пока мы кушаем, спим, едим, играем с детьми, происходит не то что нарушение прав животных, человека — это когда ты наступил на все человеческие ценности и растоптал их ногами. Можно так жить? Я не знаю. Надо было дожить до XXI века, чтобы на твоих глазах животные умирали от голода.

— Вот, на пожертвования купили! — работники хватают мешки и бодро покряхтывают.

 

Богдан Словецкий

 

На крыльце после долгого разговора с руководством фермы снова появляется и.о. прокурора Пряжинского района Богдан Словецкий. Он долго всматривается в наши удостоверения. Говорит, что проблему раздувать не нужно — предприятие частное.

— Вы же не будете заставлять кого-то кормить своего котенка на кухне? — говорит он.

— А вы из того, что здесь увидели, что по этому поводу можете сказать?

— Я вижу, — задумчиво ответил прокурор, — животные в стойлах стоят.

— А мертвых телят вы видели?

— Мертвых телят? — переспросил Словецкий. — Нет, не видел [пауза]. Где вы мертвых телят видели?

— В соседнем ангаре.

— Сколько?

— За ночь двое.

— Ну, мы все фиксируем, не беспокойтесь.

 

Человеческий пост

Депутат Пряжинского района Светлана Хребтова говорит, что коров не убьют. Животные под залогом — пустить их на мясо нельзя. А проблемы в зверосовхозе и на ферме начались давно.

— Когда эстонец [эстонский бизнесмен Айво Халист] выкупал этот совхоз, там уже было начало конца, — говорит Хребтова. — В газете «Наша жизнь» вышла радостная статья о том, что нам повезло, нашелся тот дурак, который выкупил наш совхоз, который сейчас сделает полный праздник из этого. И все затихло на год. И сами работники не поднимали бучу этот год. Глава наш нынешний — мне его искренне жаль. Он попал под такой замес. Это человек, который три дня на рабочем месте. И первое, что он сделал — поехал в совхоз. Это первая его рабочая поездка была — узнать, что там происходит. Я считаю, что не дожали, не вникли, не проявили мужество и настойчивость. Даже если это является собственностью акционера, я не верю, что нет рычагов. Можно ввести режим чрезвычайной ситуации, что угодно — от главы республики могло быть прямое обращение к президенту, когда ситуация накаляется. И нельзя сказать, что предыдущий глава администрации не бился, но где-то вставала стена.

Управляющая молочной фермой Татьяна Раутонен не понимает, куда ушли деньги на оплату электричества, зарплату и корм.

— Зарплату нам не дают, кормов нам не покупают, коровы продаются. По три миллиона рублей мы имели от «Славмо» [молокозавод ОАО «Славмо»] каждый месяц. Где деньги?! На 2,5 миллиона где-то было продано скота. Где деньги?! Скот продается в Вологду на мясокомбинат в Москву. Неужели наши коровы не заработали себе на машину комбикорма? — говорит Татьяна.

По ее словам, владелец хозяйства Айво Халлист был на выездном заседании 1 октября в пряжинской администрации. К чему пришли бизнесмены, неизвестно — беседу с представителями карельского правительства они продолжили за закрытыми дверями. Халлист, со слов Екатерины Ефремовой, признался, что ему принадлежит только 2% акций. Контрольный пакет якобы у другой компании.

В базе данных «За честный бизнес» есть информация: директор ООО «Молочная ферма „Пряжинское“» и ООО «Звероферма „Пряжинское“» — Сергей Вилков. Учредитель предприятий — акционерное общество «Пряжинское», руководителем которого является эстонский бизнесмен Айво Халлист. Акционерное общество находится в реестре юридических лиц, имеющих судебную задолженность. В реестре базы данных есть сведения о десятках судебных исков на суммы от нескольких тысяч до нескольких миллионов рублей. Баланс предприятия на 2016 год — более 250 млн руб.

Айво Халлист сразу взял трубку:

— Почему допустили, что животные умирают от голода?

— Хороший вопрос. Я готов с вами встретиться в четверг и ответить на все вопросы, — пообещал Халлист.

 

 

Решение

Люди заговорили: якобы после совещания 1 октября директора племзверосовхоза Сергея Вилкова сняли с должности. Мы встретили его вечером, около 18:00 у ворот зверофермы. Сергей Вилков слухи опроверг — сказал, что по-прежнему руководит предприятиями. И на всякий случай напомнил о чести репортера, о том, что ему 60 лет и что это он в 1982 году первым привез в Карелию персональный компьютер, организовал проект OSB-плит и пришел в Пряжу восстанавливать, а не уничтожать.

 

 

На территорию зверосовхоза Вилков нас не пустил — чтобы норки и лисы не нервничали и не начали снова грызть себе лапы.

 

Сергей Вилков

 

Вилков подтвердил, что на звероферме действительно была проблема. С мясорубками. Они сломались. Сейчас техника восстановлена, звери накормлены, кормов хватит на неделю. Директор хозяйства не стал отрицать, что животные голодали, потому что на предприятии было «три тяжелых дня».

Вечером 2 октября руководству молочной фермы пришлось остановить поток людей, которые несли в телятник мешки с картошкой, яблоками и другой едой — чтобы животные не переедали. Сейчас, по словам Вилкова, поголовье накормлено.

— За счет благотворительности мы не можем жить бесконечно. Спасибо всем участвовавшим в акции за то, что этот день наполнился, — сказал Вилков.

— Но вы же понимаете, что это не заслуга руководства предприятия, а благотворительные пожертвования.

— Это не моя заслуга, — признал директор. — Я констатирую факт сегодняшнего дня. Скот накормлен, скот не орет. Он, кстати, и вчера был накормлен. На завтра у нас есть корма. Руководство предприятия совместно с министерством сегодня, возможно, в эту секунду, решает судьбу стада.

— Какая у него может быть судьба?

— Все озабочены тем, чтобы стадо было сохранено.

— Убить его невозможно, оно под залогом?

— Оно может умереть само. Если залогодержатель [фирма ЗАО «Нева-1»] будет относиться к стаду так, как он к нему относится. <…> Мы распоряжаться стадом, как этого требует технология содержания крупнорогатого скота, не можем, в значительной части. Те коровы, которые у нас выбракованы, они под залогом, мы их не можем реализовать и деньги направить на зарплату и корма. При этом мы обязаны их кормить, чтобы они не сдохли.

По словам Вилкова, стадо в залоге с начала июня 2017 года. А вся проблема — это, как он выразился, «клубок противоречий» между инвестором АО «Пряжинское» и его кредиторами, которые больше полугода не могут решить финансовые вопросы. Вилков сказал, что он на должности директора только четыре месяца и знает не все, да ему это и не интересно — он руководит производством. Производство должно авансироваться, но кредитных ресурсов у него нет из-за «закредитованности» акционерного общества и малого срока работы молочной фермы: «Cодержание зверей основывалось на продаже молока, вымывании оборотных средств с молочной фермы — в результате не хватило ни на молочную ферму, ни на звероферму».

Пресс-служба правительства Карелии вечером 2 октября опубликовала пресс-релиз. В тексте приводится цитата и.о. министра сельского и рыбного хозяйства Карелии Владимира Лабинова: региональные власти нашли выход из ситуации. Руководство ОАО «Племенное хозяйство „Ильинское“» [ферма находится в Олонецком районе] предложило собственнику АО «Пряжинское» Айво Халлисту выкупить скот по договорной цене.

— Речь идет о поголовье стада порядка 600 голов. Наша задача — максимально сохранить коров, спасти их возможно. Обязательство кормить животных у «Ильинского» возникнет сразу после заключения сделки, — процитировала Лабинова пресс-служба правительства.

Договор собираются подписать 3 октября. «Ильинское» обещает взять все хозяйство и имущество пряжинской фермы в аренду на 11 месяцев, а работников принять к себе на работу.


Сергей Маркелов, фото и видео автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
людмила
# 17 / 10 / 201706:52

сволочи . нелюди .нет ни совести ни сердца

Коров на волю! Людей ответственных за хозяйство вместо коров !

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: