Республика Коми
«Печально, что в угоду отдельным ведомствам приходится жертвовать принципами правосудия». В Верховном суде Коми завершились прения по «делу лесников» Республика Коми 4
Фото Кирилла Шейна

В Верховном суде Коми 26 сентября завершились прения по «делу лесников». Защита предположила, что дело заказное, а сам процесс приобрел политическую окраску. Корреспондент «7x7» побывал на заседании суда. 

Интрига предыдущих заседаний состояла в том, что к процессу подключились представители правительства Коми. Суду было передано письмо из министерства финансов республики, подтверждавшее законность контрактов на вырубки, которые заключал Комитет лесов. К делу также приобщили письмо главы министерства промышленности, природных ресурсов, энергетики и транспорта Николая Герасимова, где он как представитель пострадавшей стороны утверждал, что действия «лесников» не нанесли ущерба. Судья Владимир Маклаков упрекнул защиту в том, что эти документы могли быть представлены и суду первой инстанции. Но, по словам защиты экс-директора лесопожарного центра Владимира Дробахина, и адвокаты, и подсудимые с самого начала были уверены в абсурдности обвинений и в оправдательном приговоре, поэтому запросы в министерства не отсылались. Прокурор на свидетельства министерств в пользу обвиняемых отвечала довольно грубо, назвав сотрудников Минфина некомпетентными и обвинив Николая Герасимова в том, что он «даже не может определиться с собственной должностью» (в документе была опечатка). 

Первым 26 сентября выступил экс-глава Комитета лесов Коми Василий Осипов. Он рассказал об эпизоде со взяткой, который появился в деле в феврале 2016 года. По мнению обвинения, один из предпринимателей Прилузского района в сентябре 2013 года передал чиновнику взятку через директора «Прилузского лесничества» Александра Киндсфатера. Это якобы произошло в приемной Комитета лесов в присутствии одной из сотрудниц Жанны Главацкой.

 

Василий Осипов

 

— Суд должен толковать все сомнения в пользу подсудимого. В показаниях свидетелей много противоречий. Туголуков [предприниматель] говорил, что было четыре купюры по пять тысяч, которые он решил передать как спонсорскую помощь Прилузскому лесничеству. А Киндсфатер говорит о конверте, перемотанном скотчем, про который он только догадывался, что там деньги. Это 6 сентября якобы видела Главацкая. Но в это время она была на больничном, что задокументировано. Других свидетелей передачи взятки не было. Показания одного из свидетелей о взятке даны после того, как он вышел из СИЗО. Вообще, я каждую неделю ездил в Объячево. Каким надо быть идиотом, чтобы поехать в Сыктывкар, в Комитет лесов и там пытаться передать деньги? Зачем? И ладно там бы какая-то сумма была, а то 20 тысяч, — рассказал Осипов.

Следующим выступил бывший заместитель Осипова Руслан Ульянов. По его словам, суд предыдущей инстанции, пытаясь установить его мотив, вышел за пределы компетенции. Суд решил, что Ульянов согласился стать участником ОПГ, опасаясь потерять работу. 

— У меня не было должностных обязанностей, связанных с подписанием контрактов по ЗВЛ [работы по защите и воспроизводству лесов]. Как я мог опасаться потерять те полномочия, которых у меня не было? — спросил он. — В материалах дела отсутствуют запросы и поручения о подготовке госконтрактов за моей подписью. Нет установленной роли меня в составе ОПГ. Суд сделал ошибочные и безосновательными выводы о моих осведомленности и умысле. 

Обвиняемый также назвал абсолютно необоснованным вывод суда о том, что незаконные рубки производились в рамках ОПГ. Из показаний основного свидетеля обвинения Александра Киндсфатера следовало только то, что он ничего не знает ни об организации, ни о роли в ней конкретных людей. Контакты и переговоры между фигурантами дела — это обычные рабочие взаимоотношения.

 

Руслан Ульянов

 

— На основе показаний свидетелей суд сообщил, что он им доверяет, не дана оценка того факта, что контракты по ЗВЛ [аналогичные тем, по которым пытаются осудить «лесников»] заключались с 2008 года. Данный факт подтвердили все свидетели и работники лесничества. Это [передача участков леса под вырубку] началось задолго до того, как Осипов занял должность главы Комитета лесов. Данные обстоятельства вызывают, естественно, возмущение как у подсудимых, так и у всех работников лесного хозяйства Коми. Печально, что в угоду работникам отдельных ведомств приходится жертвовать принципами правосудия, — сказал Ульянов.

Он также напомнил, что лесные хозяйства были вынуждены заключать контракты на вырубки участков леса из-за недофинансирования отрасли, и возможность такого рода экономической деятельности предусмотрена гражданским кодексом РФ.

Расчет ущерба, который проводило ФГБУ «Рослесинфорг», по мнению Ульянова, проведен с нарушением методики, так как единственный достоверный способ установить объем срубленной или поврежденной древесины связан с выездом на делянки. Экспертиза проводилась, в частности, на основании анализов снимков, полученных из космоса. Кроме того, эксперты не вправе без ведома суда вести переговоры с участниками процесса. Эксперт Беляев, ранее выступивший как свидетель, рассказал, что «Рослесинфорг» вел переговоры с главой Сыктывкарской межрайонной природоохранной прокуратуры Юрием Гудковым уже после начала процесса. 

— Он столько рассказал, да еще с обоснованием, и что теперь адвокатам говорить? — пошутил судья Маклаков.Тем не менее адвокаты высказались. 

Василий Потапов, адвокат Василия Осипова, рассказал о коллизиях расследования дела в отношении его подзащитного. Осипов был обвинен по пяти эпизодам. По двум статьям он был оправдан, а осудили его по статье 260 («Незаконная рубка лесных насаждений») и статье 290 («Получение взятки») Уголовного кодекса Российской Федерации. Из дела исчезла статья 286 Уголовного кодекса Российской Федерации («Превышение должностных полномочий»). 

— Суд поставили в сложную ситуацию. Если обвинение было по 260-й статье, то оправдывать Осипова по 286-й невозможно. Это излишне вмененное обвинение. Суд принимал решение о взятии под стражу, потому что Осипов обвинялся в двух тяжких преступлениях. В действиях следователя имеются признаки преступления, предусмотренного статьей 299 Уголовного кодекса Российской Федерации («Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела»), — прокомментировал ситуацию с подзащитным Потапов.

Он напомнил, что практика применения продажи участков под вырубку применялась в тринадцати субъектах Российской Федерации, они  были законными до внесения изменений в Лесной кодекс в  2014 году. Природоохранный прокурор Юрий Гудков в представлении изложил свое отношение к рубке, но Потапов не нашел в этом документе подтверждения ее незаконности.

— Либо Гудков не профессионал, либо в его позиции содержатся признаки преступления: либо превышение должностных полномочий, либо халатность, — возмутился адвокат. Он счел неправильным и решение суда о взятке: — Киндсфатер сказал, что деньги были в пакете. А кто их паковал? А вдруг сам Киндсфатер? Факт передачи не был доказан, Киндсфатер даже не мог вспомнить, когда он это делал — в 2011 или в 2013 году. В речи обвинителя тоже есть странность: сначала он говорит, что сын Осипова не принимал участия в деятельности организации, через две страницы утверждает, что Осипов управлял делами с помощью сына. Вы уж разберитесь!

 

Михаил Жилин

 

Адвокат Ульянова Михаил Жилин упрекнул суд первой инстанции в том, что он принимал обтекаемые обвинения, что нарушало право на защиту. Как пример он привел обвинение в том, что Осипов организовал ОПГ с согласия своих замов Куратова и Ульянова. Доказательств этому не нашлось, а без обоснования обвинения его невозможно опровергнуть.

— Каких-либо доказательств существования ОПГ нет. Я убежден в том, что как прокуратура, так и следствие надумали это. Это не просто так их [фигурантов дела] привлекли, во всех подобных делах имеется чей-то интерес. Я позже скажу, какой. Что было в приговоре в отношении Ульянова? Только то, что он якобы дал согласие на ОПГ в 2011 году, а в 2012 году подписал дополнительное соглашение по Усть-Куломскому району. Ничего не сказано о том, что он изменил, подписав соглашение, как квалифицировать эти действия, на что они повлияли? По этому договору еще трижды заключались дополнительные соглашения, в которых Ульянов не участвовал, но этого нет в деле. Неясно, что криминального, в том, что он подписал документ, он знал, что его действия — это общепринятая практика. О надуманности дела можно судить и по мотивам, по которым Куратов и Ульянов, по мнению суда первой инстанции, совершили преступление. Видимо, без мотива. Суд пытался объяснить, что якобы они боялись потерять работу. Но таких сведений не давали ни фигуранты дела, ни третьи лица. Я не вижу ни одного доказательства, которому можно хотя бы дать оценку. Но особый цинизм вот в чем. Я охотник и рыболов, который вырос в республике, я знаю своих предков, мой отец говорил, что не надо никогда брать лишнего у природы. Я знаю Ульянова, он такой же. Мы бережно относимся к нашей земле. Заявили, что Ульянов уничтожал леса! Выдумать страшнее невозможно. 

 

 

Жилин зачитал 72-ю статью Конституции России о том, что находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

— Я считаю, что такое уголовное дело могло возникнуть только в той ситуации, когда Российская Федерация отбирает полномочия у субъектов, — объяснил он. — Нефть, уголь, газ, ЛПК отобрали. Единственное, что осталось у республики — это леса, и то наполовину, потому что не осталось предприятий, которые потребляют древесину. Нашему народу и властям республики нечем пользоваться. Если этот приговор останется в силе, то же самое начнут делать в остальных регионах, федеральные власти будут говорить «не трогайте ничего, это все наше».

Защитник Дробахина Михаил Головин тоже назвал доводы обвинения не обоснованными, а также привел основания для признания экспертизы «Рослесинфорга» недопустимым доказательством. Он подробно рассказал, каким образом подсчитывали объем вырубленной древесины и делали оценку ущерба. По его словам, объем можно определить только непосредственно на лесосеке с помощью пересчета пней, это единственный разрешенный способ. На космических снимках, которые для экспертизы использовали специалисты «Рослесинфорга», не везде можно даже рассмотреть участки.

— Одной из характеристик ОПГ является устойчивость, — перешел Головин к другому вопросу. — О какой организованности и устойчивости может идти речь, когда подсудимые даже не знали о своих продвижениях в должности? Нет доказательств, что они где-то собирались. Их объединяла только работа в одном учреждении. Но того, что подсудимые знали друг друга по работе, недостаточно, чтобы признать их преступной группировкой.

Адвокат Навалихина Станислав Туркин подвел итоги:

— Это дело получило широкий общественный резонанс. При вынесении приговора были нарушены принципы законности. Суд взял на себя ответственность за толкование нормы закона, но это абсурд. На период, когда шли рубки, не действовала норма закона, которую лесники якобы нарушили, предписание о ней появилось в марте 2014 года. Еще древние говорили, что истина рождается там, где умирают последние сомнения. Но тут ведь одни сомнения! И все они должны трактоваться в пользу подсудимых.

На продолжительные речи защиты прокурор Владимир Трофимов ответил, что подобные доводы звучали и на протяжении суда первой инстанции.

— Там было ясно, что они не имеют существенного значения, так что и сейчас добавить мне нечего, — сказал он.

Оглашение приговора по «делу лесников» начнется 29 сентября.


В июне 2014 года на экс-руководителя Комитета лесов Коми Василия Осипова завели дело о превышении должностных полномочий. В июле 2015-го его обвинили в том, что он создал организованную преступную группировку для незаконной рубки леса. В марте 2017 года экс-чиновника осудили на пять лет лишения свободы. Вместе с ним к срокам от 2,5 до 3 лет были приговорены его заместители Александр Куратов и Руслан Ульянов, заведующий сектором государственных заказов Комитета Анатолий Слюсарь, начальник отдела государственного лесного реестра и организации использования лесов Комитета Андрей Навалихин и директор госучреждения «Коми региональный лесопожарный центр» Владимир Дробахин. Ущерб от их деятельности был оценен в 4,1 млрд руб. 

В защиту фигурантов дела выступил руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко, назвавший дело абсурдным, а обвинения предвзятыми.

Защита обвиняемых подала на апелляцию и в июле 2017 года потребовала для них полного оправдания.  В начале сентября адвокаты заявили о том, что прокуратура могла оказывать давление на экспертов по вырубкам. 25 сентября в суде начались прения, во время которых защита назвала создание преступной группировки плодом фантазии стороны обвинения.  


Елена Соловьёва, фото Кирилла Шейна, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Мужики не сдавайтесь!!! Республика с Вами!!!

Зеленый
# 27 / 09 / 201718:14

Печально, что сегодня "главными специалистами" по лесному хозяйству являются люди в погонах! Добро бы они набирали кадры для своих лесных предприятий да только вот таковых-то практически и не осталось. Вообще, в трех видах деятельности "разбираются" все - в охоте, рыбалке и в лесном хозяйстве. Если открыть историю становления лесного хозяйства России, то придешь в ужас от того, сколько реорганизаций пережили лесохозяйственники. Вдобавок, и финансировалась эта отрасль согласно выражения, которое приписывается Петру 1 "Сия должность есть воровская и никакой оплаты не требует". При этом государство очень настойчиво поощряло стремление лесоводов заработать хоть какие-то деньги и хоть бы на них не дать развалиться отрасли. А в итоге, в первую очередь, страдают те, кто эти деньги и зарабатывал, а на них не давал гореть лесам и лесным деревням. Лучше всех финансировалось лесное хозяйство Москвы и Московской области и оно же работало хуже всех, что доказали 1974 и 2010 годы когда Подмосковье так, что села и поселки погорели и люди погибли. В Республике Коми леса отстояли - не отстояли людей, которые хотели и умеют работать. Посадили лесничего Усинского лесничества - в 2017 году сгорели боры по Печоре в районе села Щельябож, которые являются лучшими оленьими пастбищами. Причем посадили также, как ОПГ Осипова - представив купленную за счет внебюджетных средств, с которых были заплачены все налоги, с разрешения руководства, для его многодетной семьи квартиру , переданной из бюджета Республики Коми. При этом, как и в деле Осипова, никто не заморачивался предоставлением доказательств того, что республика за эту квартиру хоть копейку заплатила. В Комитете лесов все, без исключения знают, что за всю историю Усинского лесхоза ему из бюджета не была выделена ни одна квартира. Но не желают этого знать люди в погонах и мантиях. Тот, кто слышал об этом деле , несомненно, понимал, что "группу Осипова" ждет судьба усинца. Четверо заслуженных лесоводов России обратились с открытым письмом к Президенту с просьбой не отменить наказание, а рассмотреть дело с квартирой в кассационной или надзорной инстанции. Именно рассмотреть , а не писать глупость о том, что дело рассмотрено всесторонне и полно, при этом не обратив внимания на то , что даже название и правовая форма учреждения перевраны. По Осипову - просили провести правовую экспертизу - являлись рубки незаконными?. Даже по тексту отчета о прениях видно, что в этом есть очень большие сомнения. Пока, говорят, от Президента никакой реакции нет. Обращались по поводу "лесников" и к депутатам и в известные СМИ только толку чуть. От одних пришли ответы, что они ничего не могут, а другие потребовали огромные деньги за то, чтобы просто посмотреть документы. Всем нам хотелось бы, чтобы наши конституционные права на справедливое судебное рассмотрения дел были защищены, да только вряд-ли этого удастся дождаться.

свидетель
# 27 / 09 / 201719:54

По этому делу действительно расследование шло в нарушение всех процессуальных норм и не только с юридической стороны, но и всех мыслимых и не мыслимых фактов. Да, были посланы письма в президенту, откуда пришел ответ, что президент не имеет права влезать в судебную ветвь власти. А суды зная,что ответственность не понесут, выносят те приговоры, которые им диктует прокуратура. Убежден, что в прокуратуре давно нет людей у которых ещё есть хоть малейшее чувство совести, прокурорские работники наверное даже не знают что это за слово. Прокуратура как орган создан защищать права человека, какой бы он не был! Осуществлять надзор.А на деле выходит совсем по другому, им лижбы человека очернить, згнобить, уничтожить, если даже в течении всей своей жизнь этот человек и мухи не обидел. Ведь они знают , что за это им ничего не будет, а наоборот получат очередную звезду. Тоже самое можно сказать и про следователей. В данном случае г-н Коробов всеми способами пытавшийся сшить дело. Ведь известно, что в этом деле было огромное давление сотрудниками ФСБ и СК на свидетелей и родственников. И такая работа велась и др уголовным делам как например Попов, Махмудов, Саядов. Следственный комитет выдумает состав, в сми опубликуют свои выдумки и люди так и думают, что человек вор,коррупционер. Очень жаль,что живём мы в таком полицейском государстве,где нет надежды ни на прокуроров, следователей, суд и ни на президента, а ещё жаль что в такой системе будут жить наши дети. Скорее всего верховный суд (в лице председательствующего Маклакова) оставит решение первой инстанции в силе, не найдя мужества вынести правильное решение. Хочется пожелать мужикам сил, терпения, здоровья. Не сдаваться и бороться до последнего.

Свидетель 2
# 28 / 09 / 201723:11

У Дробахина очень хорошо второй защитник выступил, небритый парень. Аж спать расхотелось после адвокатов

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: