Республика Коми
В Верховном суде Коми защита по «делу лесников» заявила о возможном давлении прокуратуры на экспертов Республика Коми 4
Фото Кирилла Шейна

На заседании Верховного суда Коми по «лесному делу» 4 сентября сторона защиты заявила о возможном давлении прокуратуры на сотрудников ФГБУ «Рослесинфорг», которые проводили экспертизу вырубок. Корреспондент «7x7» побывал на заседании. 

Суд начался с рассмотрения ходатайства защиты о вызове экспертов для показаний. Защита требовала, чтобы они объяснили, на основании каких методик пришли к выводам о величине штрафа в 4,1 млрд руб. и насколько они компетентны. Адвокаты попросили суд обратиться в «Рослесинфорг», чтобы выяснить, с какой целью туда ездил глава Сыктывкарской межрайонной природоохранной прокуратуры Юрий Гудков в мае 2016 года.

Главный обвиняемый по делу, экс-глава Комитета лесов Коми Василий Осипов попросил приобщить несколько ответов на запрос адвоката Дениса Плотникова пострадавшей стороны — Министерства промышленности, природных ресурсов, энергетики и транспорта Коми. Из них следовало, что сотрудники «Рослесинфорга» могли быть не компетентны в том, что относится к материалам лесоустройства. Также, по словам Осипова, в документах есть свидетельства того, что экспертиза вырубок прошла с нарушением правовых актов, подтверждается, что делянки, на которых производилась работа по договорам с Комитетом лесов, числились в реестре разрешенных для рубок, кроме того, их количество и перечень не совпадают с теми, что предоставила экспертиза. Документы подписал первый заместитель министра промышленности и природных ресурсов республики Роман Полшведкин, которого Сыктывкарский городской суд признал потерпевшим по делу.

— Министерство можно было напрячь и пораньше, — сделал замечание защите судья.

Сторона обвинения выступила против приобщения к делу ответов министерства: осмотр делянок проводился через шесть лет после вырубок, следовательно, по мнению прокуратуры, документы об их осмотре работниками Минпрома не могут являться существенным доказательством. Один из представителей прокуратуры напомнил, что подобные документы не были в свое время представлены суду первой инстанции, а потому не могут быть приобщены к делу и сейчас.

 

Василий Осипов

 

Василий Осипов назвал доводы прокуратуры «несколько лукавыми» и рассказал об особенностях технологической оценки места вырубок, которые могли сохраниться даже спустя годы. Кроме того, он сообщил, что работник лесного хозяйства, который подписывал первые акты осмотра вырубок, судя по документам, успел за один день обойти площадь в 100 м², при этом мужчина уже был тяжело болен раком. По мнению Осипова, это доказывает, что большинство участков изначально не осматривали. 

— Что-то из этих материалов поможет суду для формирования внутреннего убеждения [о степени виновности фигурантов дела], — пояснил судья, приобщая документы к делу, и упрекнул  Романа Полшведкина. — По запросу суда министерство ничего не делало, а по запросу адвокатов целую проверку провело! Ну что это такое? Это я вам так, на будущее говорю.

Защита попросила приобщить к делу свою переписку с сотрудниками «Рослесинфорга», которая, по мнению адвокатов, может свидетельствовать о давлении на экспертов со стороны прокуратуры.19 мая 2016 года природоохранный прокурор Сыктывкара Юрий Гудков посетил в Москве учреждение, проводившее экспертизу. На запрос защиты в «Рослесинфорге» ответили, что перемещение Гудкова по зданию, где расположено учреждение, является персональной и закрытой информацией. Адвокат назвал такой ответ бредом и сказал, что таким образом защите препятствуют в получении информации, ответ помог бы выяснить, с кем именно общался представитель прокуратуры во время своего визита. Сторона обвинения возразила, что о составе группы экспертов Гудков знать не мог, а значит, не мог и оказать давления на них. В ответ защита предположила, что состав комиссии был известен в учреждении до соответствующего приказа.

Сам Юрий Гудков представил суду документы о том, что ездил в «Рослесинфорг» с представлением, передача которого требовала его личного присутствия. Адвокат экс-директора Коми регионального лесопожарного центра Владимира Дробахина подал ходатайство об отводе Гудкова, так как считает, что он лично заинтересован в результатах дела. но суд не удовлетворил его просьбу.

На заседании и обвиняемые, и их защитники приводили разные доводы о противоречивости экспертизы. Они потребовали допросить экспертов «Рослесинфорга». Решение об удовлетворении этого ходатайства суд примет 5 сентября.


Летом 2014 года против экс-руководителя Комитета лесов Коми Василия Осипова возбудили дело о превышении должностных полномочий. В июле 2015-го ему предъявили обвинение в создании преступной группировки, ущерб от действий которой был оценен в 67 млн руб.

В марте 2017 года экс-чиновника осудили на пять лет лишения свободы, еще пятерых человек, которых Сыктывкарский городской суд признал участниками преступной группировки, приговорили к срокам от трех до двух с половиной лет. Ущерб от их деятельности был оценен уже в 4,1 млрд руб. 

Руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко назвал «дело лесников» абсурдным, а обвинения предвзятыми.

В июне 2017 года экс-директор Коми регионального лесопожарного центра Владимир Дробахин в открытом письме обвинил суд в несправедливом решении. Через месяц защита потребовала в Верховном суде Коми полного оправдания для фигурантов «дела лесников». 


Елена Соловьёва, фото Кирилла Шейна, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Горожанин
# 05 / 09 / 201711:55

Ясно дело, что прокуратура продавливает, об этом уже все в республике знают, только суды пока не слышат доводы защиты.

Горожанину
# 05 / 09 / 201713:11

И это не первое дело, где прокуратура проявляет заинтересованность. Есть ещё дела Попова, Махмудова где очень видна заинтересованность не только прокурора.

Третий
# 05 / 09 / 201714:38

Вот скажите мне, я чего-то не понимаю. Почему в таких делах лгут следователи, прокуроры, а затем ещё и судьи. Заставляют свидетелей оговаривать, при чем угрожают свидетелям именно правоохранительные органы.иво шторами превратили нашу страну. Почему за правдой надо обращаться в судебные инстанции других стран?

Потому что общество лишено возможности контролировать правоохранительную систему. Выборности судей нет, полицию тоже никто не выбирает... Назначают сами себя, кооптируют понимаешь... Хуже мафии!

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: