Республика Коми
Защита экс-директора Коми лесопожарного центра: Если исходить из доводов следствия, можно любой трудовой коллектив представить как ОПГ Республика Коми 0
Владимир Дробахин
Фото Кирилла Шейна

В Верховном суде Коми продолжается рассмотрение апелляции на решение сыктывкарского городского суда по «лесному делу». Один из обвиняемых, экс-директор Коми регионального лесопожарного центра Владимир Дробахин в середине июня в открытом письме обвинил Сыктывкарский городской суд в несправедливом решении. Коллектив лесопожарного центра 26 апреля опубликовал открытое письмо Путину. В нем бывшие коллеги и подчиненные Дробахина просили проверить, были ли соблюдены нормы Конституции России и федерального законодательства при вынесении обвинительного решения. Брат обвиняемого Александр Дробахин и его защитник Александр Лазарев 26 июля рассказали «7x7» о подробностях дела и о том, почему им кажется странной позиция обвинения.

 

Миллиарды ущерба

— Обвиняемым предъявили более 4 млрд руб. ущерба. Откуда в деле взялись такие суммы?

 

Александр Лазарев

 

Александр Лазарев:

— Они появились после двух экспертиз, проведенных ФГБУ «Рослесинфорг». Первая экспертиза вызвала вопросы и разночтения в суде. Была назначена повторная, которая была принята судом. «Рослесинфорг» при производстве экспертизы использовал авторские методики, которые, на мой взгляд, идут вразрез с требованиями, законодательно установленными в части расчета оценки ущерба. Отсюда и суммы, с которыми не согласны и осужденные, и сторона защиты.

— Кто, по версии обвинения, получил эти миллиарды и куда их дел?

— Ущерб рассчитывался за период с 2011 по 2013 год. Надо отметить, что в 2011 году лесопожарный центр никаких работ, связанных с рубкой леса, не проводил. Этот довод неоднократно приводился в суде первой инстанции и отражен в документах. По факту никаких миллиардов нет, они нигде не проходили, и никто их не получал. Средства, полученные за проведенные работы, пустили на уставные задачи, конкретно — на охрану лесов от пожаров. Республиканский бюджет испытывал в эти годы большую нагрузку, было острое недофинансирование, и средства, поступавшие от рубки участков, пустили на охрану лесов от пожаров. Это подразумевает содержание и ремонт специальной техники, оплату труда людей. Ни о каких доходах, полученных директором, здесь речи не идет. Это также подтверждается документами, которые были представлены в суде первой инстанции.

 

Прокуратура и открытое письмо Дробахина

— Как вы можете прокомментировать претензии прокуратуры Коми к открытому письму Владимира Дробахина?

— Человек написал открытое письмо, это его конституционное право. Вызывает удивление то, что прокуратура просит «7x7» написать опровержение. Это делается, когда СМИ что-то домыслило, а вы просто выложили текст письма. То, какие доводы человек изложил, — это его личная позиция, он имеет право на свое мнение, и этого права никто его не может лишить.

— Насколько состоятельны доводы прокуратуры в противовес доводам Дробахина?

— Мне они кажутся необоснованными. На какую норму права они ссылаются, когда пишут о том, что Дробахин неправомерно говорит о своей невиновности? Это право человека — не считать себя виновным. Приговор на сегодняшний день в законную силу еще не вступил.

 

Трудовой коллектив как ОПГ

— Насколько я поняла из доводов защиты, законодательно Комитету лесов было разрешено отдавать лес под вырубку. Но не очень понятны доводы обвинения в этом свете.

— До 2014 года не было норм права, запрещающих производство таких работ. Судом в основу приговора положено частное мнение проверяющих лиц. Я узнал об этом деле в конце 2014 года. После того, как начал вникать, у меня появилось непонимание позиции следствия: на основании чего они приходят к выводу о причастности Дробахина к незаконной рубке, на основании чего сделан вывод о существовании ОПГ? Если исходить из доводов следствия о том, что обвиняемые находились в тесных трудовых отношениях, то мы можем любой трудовой коллектив представить как ОПГ.

— В Верховном суде уже третий судейский состав, судьи берут отвод, не объясняя причин. Не идет ли затягивание процесса?

— Мне не известно о причинах самоотвода. На заседании 26 июля решались в основном организационные вопросы, я бы не говорил о каком-то затягивании.

 

Об избирательности правосудия

 

Александр Дробахин

 

Александр Дробахин:

— Почему не рассматривают какую-либо другую фирму, которая участвовала в аукционах, почему у других при аналогичных сделках все законно? В аукционах участвовало множество фирм, которые претендовали на участки, это общепринятая практика на уровне федерации. Объявляется аукцион на работы по защите и восстановлению лесов (ЗВЛ), и разные организации и фирмы подают заявки.

А. Лазарев:

— Кроме лесопожарного центра в аукционах участвовало более сорока фирм. Центр какие-то торги выигрывал, какие-то проигрывал. Один из доводов обвинения: лесопожарный центр был создан для того, чтобы выйти на лидирующие позиции на лесохозяйственном рынке. Но у центра изначально были другие задачи.

А. Дробахин:

— По большому счету, должны быть привлечены все руководители, которые участвовали в аналогичных аукционах на проведение работ и выигрывали их в том же 2011 году, когда лесопожарного центра даже близко не было. В одном из годов лесопожарный центр выиграл даже меньше делянок, чем его конкурент по торгам. Почему же к ним нет претензий? Просто потому, видимо, что Дробахин не глава ООО, а директор государственного учреждения, подчиненного Комитету лесов. Поэтому, наверное, его одного и привлекли из огромного числа исполнителей. Это избирательность правосудия. Частникам отдавали лес, они платили налоги, поденную оплату, а лесникам выкатили ущерб. Сколько прошло экспертиз, нигде хищения не подтвердились.

 

Государство как участник процесса

— Федеральный бюджет получил все деньги, которые ему должны были за эти участки?

А. Дробахин:

— Конечно! В деле есть документы, которые представлены суду.

— Кто в таком случае понес ущерб?

— Речь идет о незаконных рубках. Если законно вырубаешь участок леса и платишь 10 тысяч, то незаконно уже идет коэффициент, эта сумма умножается в 50 раз, поэтому и выстреливает ущерб.

 

Александр Лазарев и Владимир Дробахин в Верховном суде Коми

 

А. Лазарев:

— Все документы на производство рубок на момент осуществления работ у центра имелись, они поименованы в 21 постановлении пленума Верховного суда России. О незаконности здесь говорить не приходится. Сначала бюджет получил все ставки от аукционов, второй раз получил доход, когда полученные за рубки деньги пошли на тушение пожаров, облегчив нагрузку на республиканский бюджет. И в третий раз хочет получить доход в виде компенсации за якобы причиненный ущерб.

— Если считается, что за рубки леса нужно заплатить штраф, значит, они были незаконны, значит, и налоги государством были получены незаконно. Теперь государство должно их вернуть?

— Контракты и дополнительные соглашения к ним не отменены, никем не оспариваются в суде. Если признать рубки незаконными, возможно, надо будет все их отменить и возвращать деньги, которые были уплачены государству победителями аукционов.

— Если лесников снова признают виновными, можно ли будет потребовать эти деньги от государства на основании решения суда?

— Наверное, можно будет попробовать создать прецедент.

А. Дробахин:

— Контракты, о которых идет речь, спускались сверху, вырубки принимали лесники: лесничество выделило делянку, продали частнику, частник ее вырубил, лесник удостоверился, что там ни одного лишнего дерева не свалили. Какая может быть незаконная вырубка? Лесопожарный центр не заниматься этим не мог, иначе бы получил по голове, потому что там есть приказы. Все вообще ожидали оправдательный приговор, какое ОПГ? Они общались только по рабочим вопросам. Я читал приговор брату и не понимал ничего. Одно дело, если бы он своровал и это доказали. А здесь ни копейки не своровано, согласно всем документам лес продавался, государство деньги получало. Но государственные СМИ — «БНК», «Комиинформ» — представляют все так, как будто обвиняемые украли деньги и поделили их между собой.
 


В августе 2015 года прокурор Коми утвердил обвинительное заключение в отношении экс-руководителя регионального Комитета лесов Василия Осипова и его подчиненных, а также бывшего директора Коми лесопожарного центра Владимира Дробахина. Их обвинили в незаконной рубке леса, ущерб оценили в 67 млн руб. 

21 марта 2017 года Сыктывкарский городской суд признал фигурантов дела виновными, ущерб составил уже более 4,1 млрд руб. Владимир Дробахин осужден на три года колонии общего режима, ему запретили занимать руководящие должности в госучреждениях в течение трех лет. 

26 апреля коллектив Коми регионального лесопожарного центра обратился к Владимиру Путину, в письме приговор Дробахину был назван незаконным. 

В своем письме, опубликованном на сайте «7x7» 16 июня, Владимир Дробахин написал, что у него не было корыстного мотива и личной заинтересованности в незаконной рубке леса. Прокуратура Коми потребовала от «7x7» опровержения на текст открытого письма.

26 июля в Верховном суде Коми защита потребовала полного оправдания для фигурантов «лесного дела».


Елена Соловьёва, фото Кирилла Шейна, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: