Рязанская область
«Хотим познакомиться с участковым». Как рязанцы проверяли работу полиции Рязанская область 2
Фото Екатерины Вулих

С 1 июля в Рязанской области началась четвертая акция «Гражданин и полиция», организованная Московской Хельсинкской группой и Рязанской школой прав человека. Цель акции — выяснить, как работают правоохранительные органы, насколько помещения пунктов полиции и сами полицейские доступны для людей, в каких условиях они принимают посетителей.

Во вторник, 11 июля, группа организаторов акции и активистов отправилась в Касимовском направлении. К организаторам «Школы прав человека» Софье Ивановой и Александру Бехтольду присоединились члены Общественного совета при УМВД России по Рязанской области Юрий Алехашкин и Ольга Чимирева, общественные активисты Сергей Евсеев и Егор Колотов и корреспондент «7x7».

 

«Пьют, бьют, но в основном хорошие»

Взаимодействие граждан и полиции началось еще до выезда: руководство регионального УМВД предоставило микроавтобус. Перед отъездом Софья Иванова провела мини-планерку и напомнила, что акция проводится для выявления недостатков и дальнейшего их устранения, а не для того, чтобы «поругать и опозорить». Руководитель пресс-службы УМВД Александр Пономарев заверил, что «никого о проверке не предупреждал — сами потом убедитесь».

Первая остановка после двухчасового пути — поселок городского типа Гусь-Железный в Касимовском районе. Иванова начала опрос местных жителей, знают ли они своего участкового уполномоченного и как его найти. Оказалось, что Сергея Дубовского знают все жители поселка, кого удалось спросить, кроме одной дачницы. Люди среднего возраста называли его Сергеем Владимировичем, молодые — «дядь Сережей» и тут же доставали телефоны, чтоб поделиться номером телефона Дубовского.

Прозвучала и жалоба от женщины с двухлетним ребенком.

— Звонишь ему, звонишь, а не дождешься. Когда меня муж постоянно убивает, участковому и дела нет.

— И как часто у вас с мужем такие «убийства» проводятся?

— В последний раз на прошлой неделе.

— Участковый совсем не реагирует?

— Реагирует, но… Неправильно, не слишком быстро… А зачем вам моя фамилия? А вы кто? — всполошилась молодая дама.

 

 

Путь к участковому пункту полиции № 14 проходил мимо Троицкой церкви, построенной в стиле псевдоготики в середине XVIII века. «Околоток» нашелся почти сразу за собором, в древнем здании с вывесками «Одежда для всей семьи» и «Ритуал». Ни магазин, ни контора похоронных услуг уже давно не работают. В полицейском пункте удалось застать сразу двух участковых, которых почти не было видно за стопками документов.

 

 

«Дядь Сережа» попытался возмутиться вторжением непонятных гостей, затем, выглянув в окно, совсем растерялся: «Ой, вас там сколько?». Но выяснив, кто такие и с какой целью, охотно ответил почти на все вопросы анкеты, которую заполнял Бехтольд. В списке из 44 пунктов были вопросы о доступности пункта полиции для людей, передвигающихся в инвалидных колясках, доступности контактов участковых полицейских для граждан, о степени наполненности информационных стендов и о бытовых удобствах в здании участка.

С последними вопросами оказалось сложнее всего. Как капитану полиции, прослужившему на одном месте больше 14 лет, рассказывать об отсутствии в здании воды и современного туалета, который заменяет уличная будка нежно-розового цвета с дыркой в дощатом полу? Тему коммунальных удобств Дубовский быстро заменил экскурсом в историю: здание построено при жизни промышленника и, исходя из легенд, фальшивомонетчика Андрея Баташева еще в конце XVIII века. Сейчас оно принадлежит частному лицу, которое предоставило помещение пункту полиции по договору безвозмездного пользования. Деревенский туалет, уже вросший в землю, оказался чистым.

 

Софья Иванова

 

Участники акции разбрелись по двору и за его территорией, изучая остатки старинной стены красного кирпича и усадьбу Баташева, которая совсем недавно была Областным детским профилакторием. Сейчас она, заброшенная и закрытая на все замки, заросла зеленью. 

 

 

 
 
 

 

Второй участковый Гусевского округа Дмитрий Бабаев в официальном опросе не участвовал.

— Работал в ГИБДД, собрался на пенсию, но предложили поработать участковым. Сначала не хотел соглашаться… Ну почему-почему? Да потому что работа круглосуточная, телефон не выключается ни ночью, ни в праздники. А мы сами местные, за каждый тревожный сигнал переживаем, всех же с детства знаем: кто выпивкой увлекается, кто руки распускает, — рассказал корреспонденту «7x7» Бабаев. — А у меня такой участок, что в один конец только 40 километров, на УАЗике около часа едешь. Успеешь ли помочь? А должен ведь успеть, хоть расшибись.

 

Дмитрий Бабаев

 

— На вас жалуются, что не реагируете, когда муж жену убивает.

— Ох, — участковый невесело усмехается. — У нас этих «смертоубийств» по пять штук на дню. Постоянный повтор: кричит в трубку, что «муж убивает, сейчас уже прибьет!» — мчишься на вызов, приезжаешь — они уже помирились и «обмывают» примирение, и любовь до гроба. Почти каждый день, с небольшими вариациями. И на каждый вызов ездим, хотя понимаем, что, допустим, такой-то такой-то жену пальцем не тронет, только покричать по пьяной лавочке любит. А в это время, может, настоящее преступление совершается, — и за это переживаешь. Такие у нас в основном правонарушения: пьют, бьют друг друга… Но люди у нас хорошие.

По словам Бабаева, весной, когда приезжают дачники, начинают «всплывать» эпизоды краж. И воров, что особенно любопытно для городского жителя, находят. Кроме того, помнят «висяки» двух- и трехгодичной давности в виде украденного старого телевизора или патефона. А вот желающих пополнить ряды участковых — мало.

— Не то чтобы мало, но не все подходят по здоровью и другим параметрам, а кто подходит и начинает работать, чаще всего быстро увольняется. Много причин: не выдерживают такой нагрузки или не хотят потерять семью и хозяйство: частные дома и огороды требуют мужских рук, да и не каждая жена смирится с такой мужней работой. Но ко всему привыкаешь.

Оба участковых отчитались о взаимодействии с местными органами власти, школьниками и молодежью, которую особенно тщательно «пасут» по вечерам, выезжая в рейды по гусевским закоулкам.

Проверяющих отметили, нашли недочеты в работе полицейского пункта: на информационных стендах нет Ф.И.О. начальника отдела полиции, контактов Общественного совета при региональном УМВД, контактов региональной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) и информации о правах задержанных и обязанностях сотрудников. Нарушения, на первый взгляд, незначительные, но, как уточнила Иванова, могут сослужить плохую службу задержанному.

 

Неувязка с правами

В поселке городского типа Сынтул снова обратились с вопросами к жителям. В первом же магазине (к слову, оборудованном кнопкой вызова продавца для обслуживания инвалида-колясочника) нам выдали «визитную карточку» участкового Евгения Равичева со всеми его контактами. Предупредили: никакого кабинета у него здесь нет, но приезжает по всем вызовам.

 

 

 

Софья Иванова набрала номер участкового и сказала, что у нее не сообщение о преступлении — просто хотела пообщаться. Он заверил, что обязательно подъедет, но придется немного подождать, потому что находится на другом берегу Оки.

 

 

Проверяющие решили встречу отменить и отправились к межмуниципальному отделу МВД РФ «Касимовский», положили цветы к памятнику сотрудникам правоохранительных органов, погибшим при исполнении заданий и в военных конфликтах. О цветах заранее позаботились Юрий Алехашкин и Ольга Чимирева.

 

 

У здания отдела увидели низкий по стандартам пандус и поручни для колясочников. Есть и сигнальная кнопка.

— Раньше во всех местах устанавливали швеллеры, заехать по которым в инвалидной коляске было невозможно даже подготовленному спортсмену, — сказала Иванова. — Их устанавливали явно «для галочки». После некоторых наших проверок и публикаций стали появляться вот такие удобные пандусы. Это большой плюс.

Она зашла в здание и начала рассказывать дежурному о том, что у нее пропал паспорт.

— Пишите заявление, — предложил он и выдал бланк.

— Контрольная закупка, — объявили остальные проверяющие и представились.

Пока одни сотрудники думали, не возмутиться ли им, другие уже смеялись.

 

 

 
 
 

 

В Касимовском отделе проверили информационный стенд (некоторой информации не было, а информация о правах задержанных и обязанностях сотрудников была вывешена высоко) и комплектацию аптечки, наличие бланков и шариковых ручек, мест для ожидания и, традиционно, туалет. Он оказался не слишком доступным для посетителей, что называется, «за семью замками». Полицейские заверили, что открывают санитарную комнату по первому требованию, а перенести ее в более доступное место нельзя.

Затем группа активистов побывала в отделении по вопросам миграции, к этому времени прием уже закончился. Руководитель отделения Елена Алеева показала, как работает выдача талонов с номером очереди и электронное табло со звуковым сигналом.

— С введением электронных талонов у нас исчезли очереди. Стало очень удобно: пришел утром, взял талон, пошел по своим делам, вернулся к определенному времени, — рассказала она.

Помещение отделения оказалось на редкость светлым и чистым, туалет — общедоступным.

 

 

 
 
 

 

На обратном пути успели заехать в Межрайонный регистрационно-экзаменационный отдел ГИБДД Касимова, полицейский пункт в поселке Тума Клепиковского района и на пост ДПС на Солотчинском шоссе. Тумские полицейские долго искали распечатанные сведения о правах задержанных, а сотрудники дорожной полиции с некоторым стеснением указали на туалет — тоже уличный. По их словам, оборудовать сортир внутри небольшого дорожного пункта невозможно.

 

Про человечность и перемены к лучшему

Организатор рязанских акций «Гражданин и полиция» Софья Иванова после поездки поделилась впечатлениями. По ее словам, в прошлые годы отделения выглядели гораздо печальнее, на этот раз заметны перемены в лучшую сторону:

— Можно отметить относительную чистоту помещений, в некоторых отделениях новую мебель. Посетителям явно стало удобнее ожидать приема. В отделении в Туме появился приличный туалет, в прошлом году был тоже только уличный. Сотрудники опрятны и вежливы, по крайней мере, с проверяющими. То есть здесь налаживается обратная связь. Появились приличные пандусы, поручни и кнопки для вызова, которыми может воспользоваться колясочник.

К недочетам правозащитница отнесла отсутствие указателей по пути к некоторым отделениям, неполная информация на стендах, реорганизация МВД и переименование отделов и отделений только путает жителей. Не везде есть автостоянки для инвалидов и внятная разметка для парковочных мест. Но главное, по словам Софьи Ивановой, — нехватка людей и человечности.

— Под «человечностью» подразумеваю вот что: человек просто так не приходит в полицию, он либо нуждается в помощи, либо задержан и растерян, но у него тоже есть права. И он не может даже выпить стакан воды из кулера или попасть в туалет. Насчет нехватки людей проблема налицо. Взять гусевский пункт полиции: работают четыре участковых, не хватает двух помощников участковых уполномоченных. Нужны сотрудники, которые работают «на земле», с людьми. Ведь они — первые, к кому обращаются за помощью или советом в любой сомнительной ситуации. Мне показалось, что в региональном УМВД знают о проблеме и понимают ее, стараются как-то исправить, но… эти реформы придумывают не местные руководители.

Акция продлится до 31 августа.


Екатерина Вулих, фото и видео автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

конечно, типа "не предупреждали". Верится с трудом

Прекрасный репортаж! Благодарю Екатерину Вулих от всех рязанцев и Марии Родионовой лично.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: