Республика Карелия
«Битва за Валаам»: карельские ученые о проблеме охраны культурного наследия Валаамского архипелага. Часть 3 Республика Карелия 0
Олег Яровой и Андрей Спиридонов
Фото Глеба Ярового

Министерская фантазия vs. историческая реальность

Продолжение интервью. Предыдущие части: часть 1 и часть 2.

В предыдущих частях интервью с карельскими учеными — археологом Андреем Спиридоновым и историком Олегом Яровым — разговор шел о проблемах сохранения исторического, архитектурного и археологического наследия Валаама. Ученые приводят свои аргументы в пользу того, что Валаамский монастырь злоупотребляет своим правом собственности на исторические памятники, а органы власти (в первую очередь в лице Министерства культуры Карелии) пренебрегают своими обязанностями по сохранению этих памятников.

В этой, самой короткой, но очень важной части интервью ученые доказывают, что в перечне объектов культурного наследия вместо реальных памятников значатся либо вовсе не существующие объекты, либо памятники весьма сомнительные.

А. Спиридонов: Мы сделали анализ: на сайте Казенного предприятия «Центр охраны объектов культурного наследия» значатся 285 объектов на Валааме. Но из них реально существуют только 152 памятника! Лишь 53% от общего количества. Четверть объектов из этого списка не существует вообще. Их просто нет в реальности. А еще 22% — это объекты прежде всего природного, а не культурного наследия. В том числе такие курьезные, как, например, сосновый лес. Это, представьте, тоже «объект культурного наследия народов Российской Федерации».

 

Из 258 объектов в списке валаамских памятников существует только половина. Четверть не существует вовсе, еще четверть — объекты природного наследия, например сосновый лес.

 

— А что, природные памятники не должны входить в список культурного наследия?

А. Спиридонов: Конечно, нет. Для природного наследия есть свой список.

— Я смотрю вашу справку, и мне интересно: почему в реестре есть не только лес, но и кустарники, и какие-то тропы, но нет того, о чем мы недавно говорили, — памятников из числа археологического наследия Валаама?

А. Спиридонов: В списке валаамских памятников еще много чего нет, но есть то, что давно разобрано, причем еще в дореволюционные времена! Здесь мы переходим к вопросу о деятельности органов охраны памятников. Не надо понимать расширительно, что вообще ничего не делается, что везде в Карелии — как на Валааме. Но Валаам — это лакмусовая бумажка, это островное сообщество, и там все на виду. По части памятников и состояния их охраны — тоже. Это вопиющие данные. Посмотрите: все представлено на диаграммах. Наверное, по республике в целом ситуация с охраной и учетом памятников лучше. Но Валаам — это показательное место. И как можно заниматься охраной, использованием и популяризаций чего-то, если памятники большей частью вообще не учтены или учтены в списках кое-как.

 

 

А. Спиридонов: Тут надо еще уточнить: 53% объектов более или менее соответствуют реальному положению хотя бы потому, что объекты просто существуют! И то это данные «несвежие», многие учтены в еще в 1980-х годах, а два памятника — в 1971 году, то есть уже почти полвека прошло. В каком они состоянии находятся сейчас? Есть ли свежие данные?

— Есть ли, на ваш взгляд, памятники, которые, наоборот, не попали в этот список, хотя реально существуют? Я не о памятниках архитектуры, с которыми мы разобрались. Но может, есть что-то еще неучтенное, что надо охранять?
 

О. Яровой: Мы с Андреем Михайловичем стали анализировать этот список с мая прошлого года. И в конечном счете пришли к необъяснимым странностям. Не оказалось в списке памятников такого важного с исторической, социально-культурной точек зрения объекта наследия, как Памятник Героям Ладожской флотилии времен Великой Отечественной войны. За ним ухаживает весь поселок. Это память народная. Вокруг него 9 мая ходит Валаамский бессмертный полк.

 

Фото 9 мая 2016 года (9 дней после пожара в Зимней)

 

 9 мая 2017 года, после депортации

 

— Может, это просто ошибка? 

О. Яровой: Может быть, потому и нет в списках памятников, что местный монастырь его почему-то не любит. Не любит знаменитую Валаамскую школу боцманов и юнг, защищавшую Валаам в 1941 году, а потом переведенную на Невский пятачок, где боцманы и полегли. Ну не любит местный монастырь защитников Отечества, и все тут! Ругает боцманов, что в соборе на балалайках играли. Но почему не любит их наше министерство культуры? Почему во всех населенных пунктах местные памятники Великой Отечественной войны учтены, внесены в охранные списки, за ними ухаживают власти, а на Валааме за памятником жители поселка и школьники сами ухаживают? Министерские в платочках приезжают в монастырь, свечки ставят, потом с монахами «кушают, что бог послал», а народные памятники намеренно стороной обходят.

 

Почему во всех населенных пунктах местные памятники Великой Отечественной войны учтены, внесены в охранные списки, за ними ухаживают власти, а на Валааме за памятником жители поселка и школьники сами ухаживают?

 

— Вы считаете, намеренно министерство культуры не включило этот поселковый памятник в список наследия? Я правильно говорю — «наследия»?

О. Яровой: Не знаю. Но смотрите, что получается: памятника Героям Ладожской флотилии в списках учтенных памятников нет, а «ягодные кустарники», «ручей», погреба», «силосная яма малая» («большой» пока нет, выявляют, что ли?), «сараи» — есть! Это не ошибка, а намеренное манипулирование наследием.

 

 

Ознакомиться с анализом памятников культурного наследия, с комментариями ученых можно по этой ссылке.

 

Памятник В. И. Ленину, снятый с пьедестала монастырем, впоследствии утраченный

 

Олег Яровой у памятника В. И. Ленину, выброшенного монастырем на свалку. 1 января 2012 г. 

 


Глеб Яровой, фото из личного архива Олега Ярового, «7x7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: