Республика Карелия
«Так можно и до суицида довести»: депутат Заксобрания Карелии Ольга Залецкая об условиях содержания в СИЗО Республика Карелия 1
Ольга Залецкая

Правозащитник Леонид Агафонов опубликовал первую мультимедийную историю из серии «Женские лики тюрьмы». Ее героиней стала депутат Законодательного собрания Карелии Ольга Залецкая, которая в марте 2015 года провела в СИЗО около двух недель. Журналист Наталья Донскова в апреле 2017 года приехала в Петрозаводск с блог-экспедицией «Zona», встретилась с ней и записала историю ее ареста. Но эта история не столько об аресте, сколько о том, что чувствует женщина, которая попала в тюрьму, с какими проблемами сталкивается, как нарушают права женщин в местах содержания под стражей. Коротко о проекте и его первой серии — в обзоре «7x7».

 

Душ — раз в неделю

После ареста Ольга Залецкая провела первый день в изоляторе временного содержания. У нее забрали бюстгалтер, колготки, куртку. Оставили тонкое синтетическое платье, сапоги и трусы. Не кормили, несколько часов не давали сходить в туалет. Следователь, увидев состояние Ольги, попросила накормить женщину и выдать ей нижнее белье.

В СИЗО Ольга упала в обморок, когда поднималась по лестнице с подушкой и матрацем в руках — просила о помощи, ей не помогли. В камере у женщины не было мыла, ершика для туалета, полотенца — только грязный унитаз и ледяная вода. Три дня ее водили из камеры в камеру.

— Тогда я сказала психологу, что нельзя так издеваться, так можно и до суицида довести. Мне принесли передачку от сестры, я вдохнула запах домашних вещей. Потом меня перевели в общую камеру. Мне девушки сказали: «Так, соберись, сейчас будем торт печь» (печь торт — это намазывать готовые коржи). Я разревелась, наступило облегчение. Я первый раз попила чай с мелиссой. Никогда не забуду этот вкус, — вспоминает Ольга. — В тот момент я поняла, что здесь тоже можно не терять надежду. По утрам занималась гимнастикой. Начала писать воспоминания и рисовать, помню, нарисовала открытки детям всех соседок по камере. И я не настраивала себя на быстрое освобождение.

По словам Ольги, душ был раз в неделю, одноцветное белье, никаких расчесок. Чуть легче в СИЗО тем, кто знает о своих правах, пишет заявление на получение «гуманитарного набора». Кому не носят передачи — делают прокладки из собственных футболок, а тапки — из куска старого линолеума. Чтобы спать на неудобном матрасе, кладут под себя свернутую одежду.

 

Надавить через детей

Депутата Законодательного собрания Карелии Ольгу Залецкую, маму двоих детей, арестовали на месяц в марте 2015 года, вскоре после того, как ее муж, капитан дальнего плавания, ушел в рейс. Она провела в СИЗО две недели по обвинению в махинациях с муниципальной недвижимостью, в результате которых городской бюджет якобы не досчитался 16,5 млн руб.

У Ольги двое детей, сестра, 83-летний отец-инвалид. Детей в школу и детский сад утром отвозил сосед. Вечером забирали друзья семьи. Залецкой сообщили, что детей могут забрать в детский дом.

— Женщин, которые имеют малолетних детей, очень часто помещают под арест. Это делается, чтобы манипулировать и получить признательные показания в обмен на иллюзию воссоединения с детьми. В идеале для следователя — использовать социальные службы, забрать детей в приют. Тогда женщина вообще становится покладистой. По моему мнению, это типичное злоупотребление правом, — говорит Леонид Агафонов, автор проекта «Женщина. Тюрьма. Общество».

 

Массовые митинги в поддержку

После ареста Ольги Залецкой состоялось несколько митингов — жители Петрозаводска вышли на улицу с лозунгами: «Верните детям маму», «Только слабые мужчины боятся сильных женщин», «Долой судебный произвол». Сотрудники правоохранительных органов отчитались о 300 участниках протестной акции, в действительности их было не менее 800.

Ольгу Залецкую отпустили под домашний арест. Сейчас она депутат Законодательного собрания от партии «Яблоко». Судебное разбирательство по ее делу еще не закончилось.

 

Остаться женщиной. Даже в тюрьме

Одна из задач проекта «Женщина. Тюрьма. Общество» — показать, что в заключении женщина все равно остается женщиной. И те трудности, с которыми она сталкивается, не знакомы мужчинам-заключенным.

— Эта система бесчеловечна. Женщины и их дети ни во что не ставятся. Я помню, как в СИЗО-5 в Санкт-Петербурге беременная девушка перемерзла в камере, тащила тяжелый матрас. И у нее случился выкидыш. Никто не хочет брать ответственность. Сотрудники СИЗО сказали: а выкидыш был не в нашем учреждении, мы ее в больницу отвезли. После этого у девушки началось воспаление, и ей никто не оказывал помощь. Я хочу, чтобы эти истории знали люди, — рассказывает Леонид Агафонов.


Серия «Женские лики тюрьмы» — часть проекта «Женщина. Тюрьма. Общество», в серии 10 историй. Это взгляд на «привычную» систему исполнения наказаний глазами женщин: самой осужденной, женщины, которая работает в колонии, женщины, которая ждет своего любимого, детей и родителей осужденных, адвокатов, судей, правозащитниц. Следующую историю авторы обещают опубликовать в июне.


Сергей Маркелов, «7x7»

Материалы по теме
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

чему удивляться -система прогнила и этим все сказано-протестовать в нашей стране стало опасно-примеров множество-в тюрьмах место еще есть

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: