Рязанская область
«Мы начинаем летопись вашего счастья». Пенсионерка из Рязани десять лет доказывает, что ее квартира непригодна для жизни Рязанская область 0
Фото Екатерины Вулих

В 2006 году жительница города Кингисепп Ленинградской области Лидия Ермоленко с помощью риелтора приобрела двухкомнатную квартиру на седьмом этаже в еще недостроенном доме № 250, корп. 7 на Михайловском шоссе Рязани. Сняла жилье и принялась ждать, когда дом достроят и сдадут в эксплуатацию. Сроки сдачи переносили с одного квартала на другой, но у Лидии Александровны не было выбора: квартиру в Кингисеппе она продала. Неприятности отступали, когда пенсионерка, инвалид II группы мечтала о переезде в новую квартиру улучшенной планировки с видом на заливные луга поймы реки Павловка. О том, что жилье окажется опасным для жизни, она не подозревала, ведь реклама от производственно-строительного комплекса «Планета» [компания-застройщик] уверяла: «Мы начинаем летопись вашего счастья».

Летом 2007 года Лидия Александровна вселилась в свою квартиру и почти сразу же пошла по инстанциям с жалобами на качество новеньких «квадратов». С тех пор Ермоленко стала постоянным посетителем рязанских судов, но дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Продолжают сдвигаться только полы и стены. Корреспондент «7x7» побывала в опасной для жизни квартире.

 

Лидия Ермоленко

 

С видом на дымящую котельную

Риелтору легко было обмануть женщину, которая ни разу не была в Рязани. На поверку «экологически чистый район» оказался богом забытым местом, в которое из-за бездорожья до недавнего времени даже таксисты отказывались ездить. «Вид на реку» обернулся пейзажем сомнительной красоты: окна кухни и комнаты выходят на чадящую котельную, обслуживающую несколько домов. Сам дом оказался состоящим из двух частей: одной «старой» и весьма устойчивой, другой — новой, пристроенной второпях, кое-как, с фундаментом на грунтовых водах.

 

 

 
 
 

 

Добираюсь до дома, к которому пристроен корпус № 7. Во дворе дети играют на грязной площадке прямо у котельной, за домом — непролазная грязь, запах застоявшегося болота и огороды, разбитые прямо под окнами девятиэтажки. Поднимаюсь на седьмой этаж.

 

 

 
 
 

 

Жутко становится сразу же, как только переступаю через порог: нагромождение коробок с вещами, лампочки без абажуров, окна закрыты старыми газетами и фанерой. Возникает вопрос: неужели за десять лет нельзя было привести в порядок? Прохожу в комнаты и понимаю, что нельзя. Не для чего, ведь квартира на самом деле расползается по швам. Наклеишь обои — они тут же перекосятся и порвутся, отделаешь потолок — потолочная плитка начнет отваливаться. О каком ремонте может идти речь, если даже рама балконной двери деформировалась настолько, что дверь приходится привинчивать шурупами, иначе она не закроется?

Лидия Александровна показывает старые рулоны обоев, которые она так и не распаковала после «новоселья». Отсутствие гардин с занавесками объясняет тем, что после оплаты судебных издержек у нее совсем не остается денег даже на минимальное обустройство.

— В Кингисеппе выяснилось, что у меня серьезные проблемы со здоровьем. Получила вторую группу инвалидности и задумалась о переезде в город с щадящим климатом. Выбор пал на Рязань. Реклама строящегося дома была настолько привлекательна, что я, увы, поверила. Жила во многих городах, но только Рязань началась для меня с грубой лжи и бесконечных унижений, — начинает она свой рассказ.

Во время первого осмотра квартиры женщина заметила небольшую трещину в углу спальни, но решила, что это незначительная «недоделка». А потом трещина расширилась, потом появилась еще одна, потом еще. Комната начала «опускаться» по отношению к кухне, между ними образовался сначала незаметный, потом вполне ощутимый порог. В углу этой комнаты, которая граничит с санузлом и лоджией, появилась уже не трещинка, а щель. Сейчас она достигла 10 сантиметров в ширину, глубину измерить не удалось, но моя ладонь спокойно прошла туда наполовину. Порог между комнатой и кухней тоже достиг 10-сантиметровой высоты. То есть стены и плиты этажных перекрытий «отъезжают» друг от друга со скоростью 1 сантиметр в год.

 

 

 
 
 

 

Не надо иметь специального образования для того, чтобы понять, чем грозит подобное «отползание» стен друг от друга. Владелица квартиры тоже понимает всю опасность пребывания в столь шатком жилье, пытается предупредить о надвигающейся катастрофе власти города, но в «высоких» кабинетах уже неоднократно слышала в свой адрес: «Да она ж сумасшедшая, надо подготовить документы и упечь ее в „дурку“».

 

Во глубине грунтовых вод

В процессе собственного расследования истории строительства корпуса № 7 Лидия Александровна выяснила, что несколькими годами ранее другая строительная компания уже пыталась соорудить здесь дом, но благоразумно отказалась от затеи. Вбитые сваи попросту утонули в грунтовых водах. Но ПСК «Планета» решила, что это не повод для отказа от строительства: уложили поверх оставшихся свай бетонную плиту и начали пристраивать корпус. Потом, видимо, подумали, что хуже уже не будет (попросту некуда), и сделали деформационный шов не по той технологии и не в том месте, где было бы нужно.

— Та самая десятисантиметровая дыра — это и есть деформационный шов, который расходится. Шов должен был бы находиться за пределами квартиры, а он разделяет две комнаты. К тому же две части одной квартиры стоят на разных фундаментах, которые разъезжаются, — удивляет познаниями пенсионерка. — Я однажды спросила представителя городской администрации, как они вообще могли подписать акт приемки дома? Мне прямо ответили: «Почему бы и не подписать, ведь застройщик подарил городу несколько квартир, которыми мы обеспечили „чернобыльцев“, сирот и других первоочередников». Еще сказали, что мои проблемы надуманные, что хватит и косметического ремонта.

По словам Ермоленко, подобные проблемы есть в квартирах по всему стояку. Уяснив, что борьба с застройщиком будет долгой и, скорее всего, бесплодной, одни жильцы замазывают дыры и продают жилье, другие смирились и стараются не думать о перспективе разрушения.

 

«Визуальный осмотр»

Лидия Александровна начала бороться за право жить в квартире без дыр. В 2007 году заказала за свой счет экспертизу, отправилась в суд с требованием устранить «дефекты» и возместить материальный и моральный ущерб. Советский суд Рязани принял к сведению результаты экспертизы и обязал ООО ПСК «Планета» устранить все изъяны в квартире и выплатить истице 180 тыс. руб. Ни того, ни другого директор ПСК Василий Протопопов не сделал, а попросту оформил банкротство своей строительной организации. На защиту Ермоленко никто не встал, она осталась без денег и с дырами в стенах, которые продолжают увеличиваться.

С тех пор пенсионерка «ходит по кругу».

— Пишу заявление в межведомственную комиссию по признанию помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции. Оттуда приходят 2–3 человека. Постоят на пороге, посмотрят издалека и говорят, что у них нет инструментов, что они не вправе проводить измерения. И уходят. Потом появляется акт, в котором квартира признана пригодной для проживания, под которым стоит 15 подписей. Я подаю в суд на неправомерность оценки межведомственной комиссии — все бесполезно, — заключает Лидия Александровна.

Словам пенсионерки можно было бы не поверить, если бы не документальное подтверждение. В акте одного из обследований так и отмечено: «Причины образования трещин установить не представляется возможным ввиду отсутствия у членов комиссии необходимых поверенных измерительных приборов и установленных законом допусков при проведении строительно-технических экспертиз».

 

 

 
 
 

 

Подобных документов у Ермоленко — килограммы, хранящиеся в объемных коробках. Среди официальных бумаг есть заключение, выданное специалистами независимой экспертизы, в котором четко сказано: «1. Наличие в квартире разрушений вызвано ошибкой в проектировании; 2. Помимо значительных дефектов, квартира содержит критический дефект, при котором эксплуатация небезопасна для жизни». Однако эти выводы не устраивают рязанские суды. На этот раз Железнодорожный суд вынес определение провести еще одну экспертизу, обязать истца обеспечить доступ в квартиру и… «расходы по оплате экспертизы возложить на Ермоленко Лидию Александровну».

— В какую сумму обойдется работа назначенных экспертов, не говорят. Но у меня все равно нет денег, так что я не смогу заплатить. Да и не доверяю. Сейчас мне бесплатно помогает один депутат… Пока не стану говорить, что мы собираемся предпринять. Боюсь, что помешают, ведь я попала в какой-то сюрреализм. Словом, появилась маленькая надежда, — признается Ермоленко.

 

 

 
 
 

 

Сюрреализм, о котором говорит Лидия Александровна, в избытке присутствует в коробках с документами. К примеру, заключение госэкспертизы проектно-сметной документации на строительство объекта подписано 22 декабря 2006 года, а ровно через пять дней дом уже принят в эксплуатацию. Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию подписал 27 декабря 2006 года заместитель главы администрации Рязани по муниципальной собственности Аркадий Фомин.

Лидия Александровна на прощание обещает не заходить в опасную комнату и говорит, что снова хочет обратиться во все СМИ, вплоть до центральных.

 

«Это уголовное дело, а не административное!»

Несколько лет назад пенсионерке пытались помочь в решении проблемы депутаты и гражданские активисты, правозащитники и СМИ. Потом «шумиха» прекратилась, проблема осталась.

— Там очень много нарушений, одна из них — строительство на коллекторе молкомбината «Амка», — прокомментировал ситуацию депутат Госдумы от ЛДПР Александр Шерин. — Насколько я знаю, одним из условий строительства было техническое условие: перенести коллектор за счет застройщика. Этого не было сделано. Технические условия не выполнены, комиссия по приемке не обратила на это внимание? Коллектор провалился, фундамент перекосило. Теперь вопросами, кто виноват и что делать, надо бы уже заняться прокуратуре или следственному комитету, раз суды не знают, как решить вопрос.

Бывший замначальника Госжилинспекции Рязанской области Святослав Голубятников пояснил, что «там нарушено все, что только можно было нарушить».

— Даже экспертиз никаких не нужно, достаточно взглянуть на проектную документацию: проект выполнен неправильно. Отсутствует одна стена — разве этого мало, какие еще нужно установить нарушения? Здесь нужно разбираться в рамках уголовного дела, а не административного. Квартира Ермоленко, а также остальные восемь квартир по стояку разрушаются. Когда это приведет к катастрофе — завтра? Через год, через два? — задает вопрос Голубятников.


Реклама. Своя квартира в Москве - это предел мечтаний многих, кто решил покорять столицу. Многие порталы и сайты предлагают объявления по продаже квартир, но насколько они реальные? Вот, например, какую квартиру лучше приобретать, новую или вторичное жилье? И там и там есть свои преимущества и свои недостатки. 


 


Екатерина Вулих, фото автора, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: