Рязанская область
«Мы не знаем, твой конец близок ли, далек ли»: как и почему дом родителей Сергея Есенина окружили коттеджи Рязанская область 1
Фото Екатерины Вулих

После недолгого перерыва в Рязани снова заговорили о судьбе села Константиново, охранных зон, природном ландшафте, виде самого музея-заповедника. Поводом послужили поручения Владимира Путина правительству Российской Федерации по поводу сохранения объекта культурного наследия федерального значения «Есенинская Русь — место, связанное с жизнью и творчеством поэта С. А. Есенина». Для этой цели будет создана межведомственная рабочая группа, в которую войдут представители Генеральной прокуратуры РФ, федеральной и региональной исполнительной власти, а также общественных организаций. Ответственными назначены вице-премьер Ольга Голодец, генпрокурор Юрий Чайка и губернатор Олег Ковалёв.

Между тем в Рязанской области сформировалась своего рода традиция: общественные активисты говорят о повсеместной застройке охранных зон, представители власти и их сторонники обвиняют их в некомпетентности и лжи, а публикации на тему застройки — провокациями.

Корреспондент «7x7» побывала на родине поэта, чтобы увидеть все своими глазами.

 

Об охранных зонах

Село Константиново находится на берегу реки Оки в 43 километрах от Рязани. Оно известно тем, что в 1985 году здесь родился поэт Сергей Есенин. Этот факт, а также изумительные природные ландшафты Рыбновского района привлекают туристов со всего мира. И не только туристов — желающих переехать сюда жить становится все больше.

До 2006 года в Константиново и окружающих селах не было никаких охранных зон, но и строительного бума тоже не наблюдалось. С 2006 были введены три охранные зоны: в первой, зоне Государственного музея-заповедника им. С. А. Есенина, разрешается строительство зданий, полностью совпадающих с историческим обликом тех лет. Вторая — зона природного ландшафта, в которой строить нельзя категорически. Третья зона — территории, на которых можно возводить капитальные строения, но с ограничением высотности. Сейчас во всех трех зонах охраны можно найти многочисленные нарушения.

 

Коттеджный поселок имени С. А. Есенина

Еще в 2014 году редактор рязанской «Новой газеты» Алексей Фролов на медиафоруме независимых СМИ рассказал Владимиру Путину «одну страшную историю» про застройку села Константиново. С тех пор то в одном, то в другом местном издании появлялись сообщения о новых постройках на территории охранной зоны, поэтому я приготовилась увидеть действительно что-то «страшное». Но не увидела. Напротив, некоторые двух- и трехэтажные коттеджи показались очень даже симпатичными, разноцветные заборы — надежными, а фундаментальные личные бани и гаражи — изыском архитектурной мысли. Домик родителей Есенина среди этих шикарных построек показался неказистым и даже убогим, а «придомовая территория» непростительно большой, так что все еще можно исправить: потеснить, урезать, уплотнить. Горькая ирония. Может быть, не вполне уместная — потому что родина поэта застроена практически от и до.

Путь в Константиново из Рязани лежит через Сидоровку, Раменские дворики и Белые Росы.

Первые капитальные строения мы увидели еще в Сидоровке, на земле, выделенной для садово-огородных нужд. Сразу же появились сомнения в том, что хозяева столь массивных домов собираются выращивать себе на пропитание картошку с хреном. В Раменских двориках стилизованные под старину коттеджи еще выше, стоимость участка без строения еще дороже — под 2 млн рублей. В объявлениях о продаже честно указано, что обитают в поселке «жители элит Рязани и Москвы».

В коттеджном поселке Белые Росы некогда хотели построить 550 домовладений, но что-то, видимо, не заладилось. Коттеджи имеются, хотя и не в таком количестве. Тут уже никакой стилизации: поселок пестрый, дома разнообразные, заборы разнокалиберные.

При въезде в село Константиново с правой стороны от дороги недавно построили новое фондохранилище, рассчитанное на 40 тысяч единиц хранения. В прошлом году было объявлено, что до 2017-го на этом же месте должны появиться конференц-зал, гостиничный комплекс и туристско-развлекательный центр. Трудно сказать, что фондохранилище гармонирует с окружающими его природными ландшафтами, но, как говорится, о вкусах не спорят.

 

 

 
 
 

 

Повернув по главной дороге на Федякино (оно граничит с левой стороны с Константиново и находится в охранной зоне, в прямой видимости от села, особенно зимой), сразу наткнулась на три любопытных объекта: недостроенный большой дом, летний домик и автокран. По словам экоактивиста и общественника Андрея Петруцкого, с которым мы отправились в поездку, этот кран стоит здесь уже года три. Но не это главное.

— Дома построены противозаконно, хозяин дачного домика в суде уже пообещал снести свое строение, на хозяина большого дома даже в суд не подавали. В чем тут секрет, не очень понятно. С судами вообще творится что-то из области фантастики. Появляется в охранной зоне новый коттедж, Минкульт подает исковое заявление, но в суде объявляют, что все сроки подачи заявлений просрочены. Или же подают, а потом отзывают иск. И строения легализуются. Таким образом узаконено уже 36 из 40 с лишним незаконно возведенных коттеджей. На днях уже в который раз пообещали ускорить снос построек, но каких — почему-то не обнародовали. Может, сарай у кого-то во дворе снесут или старое фондохранилище, построенное в 60-х годах прошлого века. В то, что снесут все постройки, диссонирующие с историческим обликом села, верится с трудом. А ведь стоило гораздо раньше снести хотя бы один дом — новых не возникло бы. Однако они растут как грибы после дождя, участки под индивидуальное жилищное строительство продаются и продаются. Большинство из них находится в охраняемых зонах, — прояснил суть дела Андрей Александрович.

Улица от территории, на которой расположен родительский дом Есенина с надворными постройками, до самого села Федякино застроена вся. С левой стороны коттеджи, с правой стороны — огромные владения с замками. С некоторых участков еще не вывезена строительная техника, не убран крупногабаритный мусор. Чтобы пробраться на берег Оки, приходится проехать по узкой дороге меж глухих заборов, возведенных почти впритык друг к другу. Свободный подъезд к реке есть на въезде в село Федякино, однако законопослушный гражданин туда не поедет, убоявшись грозного предупреждения: «Охраняемая частная территория. ВЪЕЗД ЗАПРЕЩЕН!».

 

 

 
 
 

 

Если приехать на родину Есенина в качестве туриста, надо напрячь все свое воображение, чтобы представить, какими же были природные ландшафты, всю жизнь вдохновлявшие поэта. Осталась призрачная надежда на понимание исторической среды, которая окружала Есенина. И мы отправились к родительскому дому, то есть в самое сердце музея-заповедника.

 

За амбаром — совсем не даром

Если встать в центр комплекса, то не увидишь ничего лишнего. Только Казанскую церковь, дом священника Смирягина, усадьбу помещицы Кашиной, березовую рощу со множеством грачиных гнезд. Несколько портит вид полуразрушенный дом, расположенный вплотную к дому Есенина. По слухам, владельцы были согласны продать его сначала за 3 млн рублей, потом за 5, теперь цена подскочила до 8 млн рублей. Надо полагать, цена будет расти и дальше.

 

 

Стоит сделать шаг вправо, шаг влево, как начинают вылезать «уши» новостроек. К примеру, уже ставший известным дом некоей гражданки М. Д. Митиной, — по слухам, московского предпринимателя (эти инициалы и фамилия фигурируют во всех судебных делах и отчетах Минкульта, но что это за персонаж, мало кто знает). Уж и бронзовый Есенин смотрит на него долгие годы, не в силах отвести глаз, и вице-губернатор Сергей Филимонов еще в 2014 году грозился «активизировать работу судебных приставов», чтобы снести строение, но — никак. Ни предписание суда, ни мировое соглашение с обещаниями снести самострой своими силами никак не повлияли на местоположение дома. Пока никто не осмелился подъехать к незаконно возведенной пристройке на бульдозере.

В усадьбе отчего дома хоть и проведена масштабная реконструкция, а ощущение старины передано целиком и полностью. Сам дом из темно-коричневых бревен, белоснежные резные наличники на окнах. Надворные постройки — рига, амбар… И прямо за ними — новые коттеджи, один другого краше. Особое внимание привлекает ближний дом из красного кирпича с фигурной крышей. К слову сказать, на «Яндекс-картах» на этой стороне улицы коттеджей как не было, так и нет.

 

 

 
 
 

 

— Мне кажется, этот коттедж новый, летом построен, раньше я его не видел, — комментирует Петруцкий. — Смотрите, как зимой вся коттеджная улица просматривается. Вот парадокс: если куда и ехать иностранным туристам, то только сюда, а здесь они не понимают, чему удивляться: то ли старине, то ли безвкусице, то ли хамству вот этих вот «предпринимателей». Ведь в этой зоне можно строить только то, что один в один будет похоже на дореволюционные постройки, либо проводить реконструкцию. О, да вот же!

Действительно, на центральной улице села почти друг напротив друга стоят два старых дома, обложенные блок-хаусом «под бревно». Чисто, аккуратно, культурно. И не выделяется из исторической среды, и нет никаких нарушений.

— Все ждали появления проекта достопримечательного места «Есенинская Русь», заказанного фирме ООО «Градостроительная мастерская» из Иванова. Проект должен был окончательно оградить есенинские места от застройки, а оказалось — все наоборот. В нем было разрешение на застройку нерегулируемой высотности, застройку береговых склонов. На методическом совете, который состоялся в ноябре в Министерстве культуры РФ, так и сказали, что это — план застройки, а не план охраны места. Проект отправили на доработку, но кто будет его переделывать, пока не очень понятно: фирма-проектировщик решила самоликвидироваться. Зато стало понятно, почему долгое время общественникам даже не давали подержать в руках этот документ. Он защищает только застройщиков, но никак не «Есенинскую Русь», — уверен Андрей Александрович.

На минувшей неделе стало известно, что на заседании комиссии при правительстве Рязанской области по вопросам сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия было предложено объявить 2020 год — 125-ю годовщину со дня рождения поэта — Годом Есенина. А это — широкие гулянья, песни и танцы, салюты и огромные бюджетные средства. Но удастся ли нам к тому времени отыскать домик Есенина среди индивидуальных жилых дворцов, принадлежащих «уважаемым людям»? Уважаемым гораздо больше, чем память о нашем великом земляке.


Екатерина Вулих, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: