Республика Карелия
Какое здание — такое и искусство Республика Карелия 0
Бывшее здание Детской музыкальной школы скоро зайдет Служба судебных приставов
Глеб Яровой

Оптимизация системы образования в Карелии, очередной виток которой пришелся на 2015 год, с опубликованием приказа Министерства образования Карелии, постепенно движется к логическому завершению. После того, как в районах республики были «оптимизированы» учреждения дошкольного, начального, основного и среднего образования, проще говоря — детсады и школы, активность региональных и местных чиновников перекинулась на детские дома и систему дополнительного образования.

В результате оптимизационных мероприятий в разных районах республики, если верить приказу, ежегодная экономия будет достигать от 1,5 до 12 миллионов рублей, в основном за счет сокращения управленческого и педагогического состава образовательных организаций. Однако в некоторых случаях реальную экономию от оптимизации можно поставить под сомнение.

Один из таких примеров — создание Медвежьегорской школы искусств на базе бывших Музыкальной и Художественной школ. Согласно районному плану мероприятий по оптимизации системы образования, ежегодная экономия от слияния двух организаций в одну должна составить 360 тысяч рублей. Но сопровождающие это объединение расходы могут многократно перекрыть экономию.

Дело в том, что объединение двух школ в одну сопровождается переездом обеих организаций в новое здание. Однако «новое» — не обязательно синоним «более современного», «лучшего» и «удобного». Новое здание Школы искусств — это старое здание школы-интерната, частично находящееся в непригодном для занятий состоянии.

 

Новое здание Школы искусств – это бывшее здание Детского дома

 

Валентина Евсеева, заслуженный работник культуры Карелии, преподаватель Музыкальной школы, преподаватель школы, депутат районного совета:

— Само здание по идее подходит и для занятий художественной школы, и для музыкальной школы. Вопрос в другом — здание сейчас не подготовлено для занятий. Только третий этаж ремонтировался три года назад, и там сейчас разместилась музыкальная школа. Но концертного зала пока нет, рояль мы пока использовать не можем. Второй этаж пока вообще закрыт. Его смотрела и прокуратура, уполномоченный по правам ребенка приезжал, и его просто не разрешили эксплуатировать. Попросите показать вам будущий концертный зал на втором этаже, сразу все поймете. Мне вообще не понятно, как можно было до такого состояния довести муниципальное здание.

В Плане мероприятий по оптимизации прописана экономия от слияния двух школ, это около 360 тысяч рублей в год. Но слов бывших работников содержание нового здания школы обходилось примерно в три миллиона рублей, пока в нем был дом-интернат. Содержание же бывшего здания музыкальной школы обходилось в 800 тысяч рублей. Так что тут уже на уровне содержания здания потери превышают экономию. С другой стороны, понятно, что здание надо было как-то использовать. Но сколько в него надо сейчас вложить, чтобы оно соответствовало названию — Школа искусств. А пока — посмотрите на это «искусство».

 

Второй этаж здания, где должна была разместиться художественная школа, закрыт

 

Однако корреспонденту «7х7» администрация школы отказалась показывать второй этаж здания, сославшись на то, что завхоза на месте нет и ключей от второго этажа тоже нет. Зато показали третий этаж, где три года назад был сделан ремонт и куда уже переехала музыкальная школа. Директор школы Лариса Бугай высказала свою позицию относительно нового здания:

— Вот вы знаете, у меня сейчас главная головная боль — переезд, оформление кучи бумаг, планирование смет на ремонт. Мне некогда критиковать. Вот посмотрите на наши помещения. Вот мой кабинет. Это разве плохо? Посмотрите на третий этаж, увидите, что там все хорошо.

— То есть вас все устраивает?

— Да конечно.

 

Третий этаж, на котором разместилась музыкальная школа, был отремонтирован три года назад

 

— А то, что Валентина Ивановна сетует на плохую организацию процесса реорганизации и оптимизации…

— Послушайте, вы же понимаете, что такое переезд. Квартиру-то перевезти проблема, а здесь — целая школа. Во всяком случае все технические вопросы по переезду на себя взяла администрация. А уж преподаватели, конечно, каждый свой баян сам носил. Потому что никакому грузчику его не доверит. Так что наличие проблем — это личное мнение Валентины Ивановны. Ни одного обращения ни от преподавателей, ни от родителей не было. За то время, что мы здесь учимся, стало понятно: дети в восторге, родители довольны. Понятно, что пока нет концертного зала, какой бы мы хотели. Но со временем все будет. Единственная проблема большая — это шумоизоляция, которой нет. Но ее и в старом здании не было. Валентина Ивановна ведет эту свою предвы… в общем, депутатскую деятельность. Она имеет на это право, но это ее мнение. Валентине Ивановне нужен пиар, вот она его себе и сделала. Она же вам не рассказала, наверное, что старое здание музыкальной школы тоже практически в аварийном состоянии? Есть заключение комиссии, что там несущие балки сгнили. Те службы, которые туда будут вселяться (по информации редакции, в здание переедет Федеральная служба судебных приставов) будут делать там ремонт, у них с деньгами все в порядке, не то что у нас.

Позицию нынешнего директора школы понять несложно: у нее есть все основания переживать не только за судьбу организации, но и за свое будущее в ней. Ведь за последние несколько лет, после того, как в 2011 году за выступление на митинге против закрытия в городе Дома детского творчества, с должности директора была уволена Евгения Филюк, в школе сменилось четыре руководителя. В прошлом году на эту должность всерьез претендовал даже бывший учитель физкультуры. Так что критиковать власть в Медвежьегорском районе — опасно для карьеры руководителя.

 

На ремонт бывшего здания Детской музыкальной школы в местном бюджете денег не нашлось, зато они нашлись у Службы судебных приставов

 

«Безответственность — принцип управления муниципальным имуществом в районе»

Относительно благих намерений районной администрации при переселении двух школ в старое здание детского дома Валентина Евсеева сомневается. Как сомневается и вообще в способности муниципальных властей эффективно управлять вверенным им имуществом. В пример приводит историю из еще одного населенного пункта Медвежьегорского района — поселка Пиндуши.

— Посмотрите, что осталось от Пиндушского Дома детского творчества после «оптимизации» несколько лет назад. В Доме творчества я была как раз в год закрытия. Тогда только оборудовали тренажерный зал, помещения для занятий, коридоры, лестница — все было ухожено, покрашено, обустроено с любовью. И вот во что превратилось здание, вернее, во что его превратили.

 

Бывшее здание Дома детского творчества в пос. Пиндуша после «оптимизации»

 

Эти снимки прошлогодней осенью сделаны. Это наглядная иллюстрация «оптимизации» дополнительного образования в районе, за которую в конечном счете никто их чиновников не понес никакого наказания. Когда Министерство образования на мои запросы пишет, что здание Медвежьегорской музыкальной школы стало опасным для эксплуатации (об этом говорила и Лариса Бугай), почему-то не раскрывают причины такого состояния. А дело в том, что в 2011 году были заменены перекрытия в левом крыле здания, и на этом все остановилось: началась смена директоров, а учредитель, очевидно, не сильно озаботился сохранностью здания. 

Вообще, пример с переводом музыкальной и художественной школ в здание детского дома отражает принцип (а заодно и пример) распоряжения и управления муниципальной собственностью в районе. Его можно описать одним словом — безответственность.

 

«Послушайте, но это же дети…»

Валентина Евсеева, однако, меньше всего переживает за новые помещения музыкальной школы. Они действительно светлые и просторные, а трудности переезда уже позади. Беспокоит ее равнодушное отношение муниципальных и региональных властей и к педагогическому сообществу, и, самое главное, к детям — учащимся и воспитанникам образовательных учреждений.

— Учредитель, глава районной администрации, мог бы встретиться с коллективом, объяснить, что такая ситуация сложилась, что мы не успеваем сделать все сразу, ремонт будет сделан тогда-то, концертный зал появится тогда-то и так далее. Но с коллективом, помимо директора, никто не встречался. А теперь меня обвиняют в том, что я напрасно пытаюсь сделать из всего проблему, потому что здание хорошее, а Евсеева всем недовольна. Я довольна зданием. Я недовольна и не согласна с тем, как проводится эта реорганизация. Можно ведь было сделать по-другому. Ну объединили вы организационно две школы, сэкономили 360 тысяч рублей. Ну так оставьте школы временно в старых зданиях, сделайте ремонт в новом здании, приведите помещения в соответствии санитарным нормам. Потом режьте ленточку, открывайте торжественно.

 

Когда-нибудь на втором этаже бывшего Детского дома появится концертный зал для музыкальной школы

 

 

А пока помещения второго этажа, где должны заниматься юные художники, выглядят так

 

Но за сухими цифрами оптимизации кроется порой не только проблема безработицы педагогических работников, но и судьбы детей:

— В новом здании Школы искусств когда-то располагалась школа-интернат, потом детский дом. Потом детей осталось мало и их отправили в другой город. При этом, кстати, около 30 человек остались без работы и никаких альтернативных вариантов им не предложили. Последнюю группу детей увезли 3 августа. То есть еще недавно на втором этаже здания жили младшие воспитанники интерната, на третьем — старшие ребята. Я спрашивала, почему такой разгром в здании: некоторые двери разбиты, стены повреждены. Мне сказали, что, когда дети узнали, что их расселяют, переводят в другие города, они устроили бунт. Били, крушили все.

 

На стенах помещений второго этажа – следы «бунта»

 

Я, как член общественного совета по образованию, предложила собрать заседание совета, чтобы обсудить все эти вопросы реорганизации, переезда детского дома в том числе. И начальник районного управления образования Галина Пахомова тогда сказала, мол, наконец-то у нас не будет больше головной боли, потому что, сами знаете, какой это контингент… Я говорю: «Подождите, это же дети, как же можно так запросто их судьбу решать». «Ничего, они привыкли, им все равно». Ну как же им все равно? Многие из них здесь жили много лет, это же их дом. Он же так и называется — детский дом ! И, конечно же, им не все равно. Меня это тогда просто потрясло! Вот такое у наших муниципальных служащих отношение к детям.

 

Класс Валентины Евсеевой

 

За подъемом рояля с замиранием сердца наблюдала вся школа. Но поиграть на нем получится еще не скоро

 

Лестницу на третий этаж обещают отремонтировать во время осенних каникул

 

Редкое единодушие: третий этаж здания нравится и администрации, и педагогам, и детям, и родителям

 


Глеб Яровой, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: