Республика Коми
Печорская природоохранная прокуратура обязала «ЛУКОЙЛ-Коми» убрать открытые хранилища нефти Республика Коми 3

У «ЛУКОЙЛА-Коми» не было проектной документации с заключением госэкспертизы на 22 шламовых (буровых) амбара. Кроме того, они не были включены в государственный реестр объектов размещения отходов (ГРОРО). Большинство из них расположено на землях лесного фонда, а это, в свою очередь, создает угрозу загрязнения лесов, особенно в паводковый период. К таким выводам пришла Печорская природоохранная прокуратура, которая завершила проверку объектов. Ее итогом стало требование о ликвидации амбаров и рекультивации земель.

Шламовый амбар с виду похож на большую лужу с нефтесодержащей жидкостью. Однако его сооружают в несколько этапов, в том числе создается механическая и гидроизоляция, которая не позволяет попадать в естественную среду токсичным отходам. Такой амбар отличается от шламонакопителей (шламохранилищ) тем, что отходы там должны храниться временно, только во время бурения скважин. Однако зачастую нефтяники не убирают их и после окончания работ. Такие случаи и выявили сотрудники Печорской природоохранной прокуратуры на объектах «ЛУКОЙЛ-Коми».

 

Фото Максима Полякова

 

Именно поэтому прокурор обратился в Усинский городской суд и потребовал от нефтяной компании провести техническую и биологическую рекультивацию обнаруженных шламовых амбаров. Иски были удовлетворены в полном объеме.

Технический этап рекультивации предусматривает планировку, снятие и нанесение плодородного слоя почвы, захоронение токсичных пород, а также проведение других работ, создающих необходимые условия для дальнейшего использования земель по целевому назначению или для проведения мероприятий по восстановлению плодородия почв (биологический этап).

Корреспондент «7х7» попросил прокомментировать эту ситуацию экспертов из «Гринпис России» и Комитета спасения Печоры.

 

Владимир Чупров, руководитель энергетической программы «Гринпис России»:

— Ситуация со шламонакопителями лежит в серой зоне законодательства, потому что очень часто нефтяные компании позиционируют эти шламы как часть технологического цикла: это промежуточное хранение (то, что образуется при добыче, транспортировке и нефтеразливах). И это не позиционируется как пункты и полигоны для захоронения отходов. Получается, что это не конечная, а промежуточная стадия обращения с опасными веществами. Российское законодательство сегодня движется в сторону того, чтобы это дело более или менее упорядочить. В итоге мы попадем в ситуацию, когда нефтяные компании будут обязаны исключить этот промежуточный цикл. Мы будем уходить от ситуации, о которой говорили в Советском Союзе так: «Самое долговечное — это временное».

В 2014 году один из таких амбаров Гринпис России с помощью международных волонтеров пытался убрать. Не удалось сделать это до конца, так как это трудоемкая процедура. Проблема есть, так как каждый год туда [в амбары] попадают талые воды, влага. Все это переходит за границы амбаров и попадает в окружающую среду. То есть все это надо убирать. То, что прокуратура начала двигаться в этом направлении вместе с законодательством, это очень хорошо. Ну и Гринпис России и Комитет спасения Печоры, уверен, будут поддерживать эти инициативы.

 

Иван Иванов, заместитель председателя Комитета спасения Печоры:

Я думаю, что шламовых амбаров больше чем 22. Просто большинство не учтены. По утверждению «ЛУКОЙЛА», там внизу [на дне амбара] есть глина, но я думаю, что ничего этого нет. По сути, это просто неизолированные ямы. При этом идет испарение, а это загрязнение воздуха. Эта инициатива [требование природоохранной прокуратуры] хорошая, но, может быть, она запоздалая. Движение шламов — это тайна, покрытая семью печатями. Сама проблема глубже и больше. К тому же, не факт, что амбары будут ликвидировать. Их же можно просто закопать. Но то, что внимание обратили на такие вещи, это хорошо. 

Интернет-журнал публикует несколько снимков с прошлогодней уборки шламового амбара, которой занимались активисты и волонтеры Гринпис, участники проекта «Нефтяной патруль». Снимки сделал фотограф Денис Синяков

 


Максим Поляков, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Про глину видимо все верно. Кто проверит? А...никто.

Шламовый амбар, шламонакопитель, шламохранилище отличаются друг от друга только названием. Все технологические этапы этих строительных объектов одинаковы. Собрать отход (отходы), разместить, побросать, залить, закидать, засыпать, бульдозером разровнять..Нет в амбаре нефти? хорошо! в кучу все отходы бурения! вылезет нефть? засохнет и будет твердый нефтепродукт ("асфальт" как писал И.Иванов). Никаких нормативно-правовых актов приемки таких земель нет. Даже ПДК нет для почв...

Все хвалят природоохранную прокуратуру, говорят, что первые шаги в этом направлении - это хорошо. Однако я не разделяю таких осторожно оптимистичных прогнозов. Шламонакопителей гораздо больше. И их не убирают. Они не учтены. Потому что или законов нет, или они не работают. Чупров хорошо проанализировал эту ситуацию год назад - http://7x7-journal.ru/item/45917

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: