Республика Коми
Пленэр «Клюква. Джем»: что-то вибрационно-космическое Республика Коми 3

 

Участники четвертого пленэра визуальных искусств «Клюква. Джем» представили итоги своей десятидневной работы. Одноименная выставка открылась в центре культурных инициатив «Югöр». На торжественной церемонии куратор проекта, доцент кафедры декоративно-прикладного искусства факультета искусств Сыктывкарского государственного университета Анжела Разманова в шутку сказала, что ничего нового в этом году нет. Корреспондент «7х7» увидел обратное: некоторые художники в широком смысле этого слова использовали новые техники при работе над проектами.

В этом году организаторы пленэра «Клюква. Джем» снова пошли на эксперимент, сменив место его проведения. Вместо полузаброшенной деревни Козловка в Княжпогостском районе и туристической базы «Желанное» под Интой они собрались недалеко от Сыктывкара, на писательской даче в местечке Лемью (творческая база Союза писателей Коми). Там на протяжении 10 дней свои проекты создавали художники, иллюстраторы, фотографы, музыканты и прикладники.

Постоянные участники пленера сказали, что по атмосфере он получился другим. В предыдущие годы они творили вдали от цивилизации в обособленных местах. Заброшенные дома в Козловке и артефакты в них, а также пейзажи и горы Приполярного Урала диктовали логику проектов: некоторые их них получались аскетичными, безлюдными или же напротив, авторы цеплялись за любую возможность найти связь человека и предметов.

 

Фото Кирилла Шейна

 

В этот раз место оказалось «облагороженным». На писательской даче было «уютно и тепло». Поэтому основным вдохновением стали лес (кто-то из участников уточнял — сосны, которые диктовали ритм), вода и травы. Об этом в небольшом интервью «7х7» рассказала куратор проекта Анжела Разманова.

 

 

- Итак, четвертый пленэр. И снова в другом месте. Сначала деревня Козловка в Княжпогостском районе, потом Приполярный Урал, сейчас Лемью. Каким образом выбор места проведения в этом году повлиял на то, что там происходило?

— Это была творческая мастерская. Писательская дача в Лемью идеальное место для того, чтобы сделать что-то сложное, синтетическое. Она предполагала не непосредственно пленэрные работы, а создание образного продукта.

То, что это другой пленэр, чем был в предыдущие годы, сказали те, кто участвовал в «Клюкве» и сейчас, и ранее. Как на сам процесс повлияло то, что вы находились близко к Сыктывкару, к вам приезжали гости? В Козловке необычные заброшенные места диктовали логику. На Приполярном Урале — самобытное место...

— Здесь было что-то вибрационно-космическое. Эти вечера, музыка, дождь...

Как за эти четыре года изменился выбор техник, которые использовали авторы в своих работах?

 

 

— Появилось много медийных технологий. Я вижу, что на стыке технологий получаются очень интересные вещи. У того же Игоря Самолета. Это уже не просто фотографии, но и работа с художественными материалами — акварель, бумага.

Вы, как куратор проекта, приглашаете авторов на пленэр. Может стоить устроить открытый набор?

— Подбор участников очень важен. Мы как будто собираем команду корабля. Делать свободный набор будет неправильным. Надо подбирать точечно.

Вы наблюдали за тем, как публика реагирует на работы?

— Я пока не успела понаблюдать. У нас достаточно европейский город, достаточно подготовленная публика.

Четвертый раз на открытие выставки приходит примерно одна и та же публика. Костяк один. Вы чувствуете, что с публикой происходит общение, отдача?

 

 

— В Сыктывкаре очень хорошая публика, хорошая молодежь. Большой плюс в том, что подключились музыканты. У нас много людей, которые не знают художников. Но, придя на музыкантов, они познакомились с творчеством художников.

Последний вопрос, с которого в прошлом году я начинал интервью. Фраза искусствоведа Ольги Орловой о том, что с помощью пленэра вы спасаете культурную жизнь в Коми от обрушения, стала в некоторой степени эпиграфом. Прошел еще год. В какую сторону мы от этого обрушения подвинулись?

— Мы укрепили берега. Хотя очень тяжело.

 

* * *

 

Участник предыдущих пленэров Игорь Самолет в этом году решил отойти от привычного повествования в фотоснимках. «Мне доказывать, что я умею фотографировать? Я умею. В этом году я хотел взять документальный материал [фото] и наложить на него свои переживания», во время монтажа экспозиции рассказал он.

Корреспондент «7х7» попросил его, а также некоторых других авторов рассказать подробнее о своих проектах.

 

Игорь Самолет

Мой проект в жанре дневника. В течение 12 дней я пытался словить свое настроение. По сути, каждый лист это какой-то отдельный день. И была еще одна задача: я пытался совместить документальную фотографию с живописным слоем. Я печатал снимок, а потом дорисовывал акварелью детали. Мне было интересно, как абсолютно разные техники будут вместе жить и что они дадут. Фотография сама по себе документальна, но на нее я добавил какие-то вещи, связанные с твоими переживаниями, визуализировал их. Тем самым я пытался написать свой дневник.

 

Анжела Разманова

Лемью это интересное место, прежде всего стилистикой, атмосферой, воздухом. Хотелось уловить запахи, состояние. Это сложное место, чтобы сделать цельное живописное произведение, так как место затягивает, как омут. Основные составляющие места — это сосны, вода и травы. Это остров с застывшим временем (может быть, поэтизирую). Ключевая живописная работа — это дом с мостиком.

 

Филиппо Замбон

Мой проект называется «Современный лес». Я исследовал связь между людьми и лесом в конкретный момент времени, и как мы относимся к лесу сейчас. Я подумал, что люди меняют лес, так как сейчас у них есть Wi-Fi в лесу, разные гаджеты, которые люди приносят в лес. И тем самым люди меняют пространство. Я совместил цифровые снимки леса (листьев деревьев), но без использования фотошопа, с портретами тех людей, которые там были. Я использовал двойную экспозицию. Каждый листок отличается от другого. Я подумал, что все люди имеют свою уникальность, как и листья. Все разные, как и листья.

 

Екатерина Хоменко

Одна из моих работ собирательный образ клюквы «Клюквична». Это веселая, бешеная тетенька, что-то среднее между девушкой и птицей. Все материалы, которые используются в этой композиции, найдены в Лемью. Это бревно, которое мы принесли с пляжа. У него интересная фактура. До этого я сделала работы, связанные с домом писателей. Сам дом, лодка, на которой мы катались. Все из дерева и железа.

 

Ирина Сподина

Мои работы — это «впечатления в стиле Лемью». Потому что я не жила в доме художников со всеми участниками, я только приезжала туда в гости. Все, что я мимолетом увидела, попыталась изобразить в текстиле в стиле французских импрессионистов. Это трудно назвать полноценной коллекцией, это эскизы к будущим работам, которые навеяны мотивами местечка Лемью.

 

Тарас Геш

Моя работа это видео-ковер из шишек. В Лемью было много шишек, и я решил их использовать как основной элемент в своей работе. Шишка сама по себе как образ гармонии и свежие впечатления от индийских мандал и ранголи привели меня к образу ковра, который тоже сам по себе является некой визуальной мантрой. В бытовом плане ковер это символ тепла и уюта, а также в каком-то смысле уходящей эпохи, в духовном плане это та же сакральная геометрия, как янтры визуальный ведический инструмент для йоги. Также важный момент в этой инсталляции это участие зрителя. Известный мем, фотография на фоне ковра, здесь приобретает другой смысл, так как изображение проецируется частично на человека субъект попадает в пространство ковра и становится частью инсталляции.

* * *

Редакция представляет несколько кадров с открытия выставки.

 

 


Максим Поляков, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Никто не понял, что значит Лем-Ю(( Это нормально... И очень жаль((((

не томи душу, Виталий, открой тайну.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: