Кировская область
Как выживает село в условиях кризиса Кировская область 4

В 216 километрах на юге от Кирова и в 27 от поселка городского типа Тужа на реке Ярань находится село Пачи. Корреспондент «7х7» побывал там и понаблюдал, с какими проблемами ежедневно сталкиваются жители села, выяснил, почему они не хотят оттуда уезжать и по привычке ждут помощи от государства.

Небольшой пруд при въезде в село, заброшенные дома, у которых стоит красная телефонная будка. Раз в два часа по улицам села можно наблюдать проезжающую машину, трактор или жителя на велосипеде.

Ближе к центру расположена детская площадка, сельский Дом культуры и пожарная часть. К полудню в выходной день жителей можно застать у магазина «Раздолье», но в первую очередь в течение дня в огороде у своего дома. В 100 метрах находится детский сад и медпункт, чуть дальше большое кирпичное здание школы, а за деревянным зданием почты, на котором висит табличка «Киберпочта», расположена единственная в области кедровая роща, памятник природы. На пяти улицах здесь живет около 270 человек.

«Фермер Россию-матушку не прокормит»

— Простой народ замордован, пожилой мужчина, бывший председатель колхоза Иван Береснев сидит на скамейке у «конторы» так местные жители называют здание сельскохозяйственного кооператива-колхоза «Русь»  и вспоминает то, как жило село в 80-х годах, У нас было четыре молочных фермы! Мы всегда перевыполняли план, жили в достатке. А сейчас здесь, в сельсовете, техничка и повара, да и доярки и механизаторы в колхозе получают мизерную зарплату. Людей здесь просто выживают!

Иван Сергеевич был председателем колхоза им. Ленина и председателем сельского совета в Пачах. Он застал пик развития сельского хозяйства в 80-х. Теперь же новое поколение похвастаться успехами деревни может только в исключительных случаях. Здесь утверждение, что «в селе все рушится», куда популярнее.

Сейчас село Пачи живет за счет производимого молока и выращиваемых зерновых культур. Но с каждым годом производить и то, и другое становится сложнее. И ни один председатель колхоза не имеет представления, как наладить производство.

В огороде новенького дома Владимир Дербенёв занимается пчеловодством, а его сын, студент ВятГУ, моет машину в гараже. За выходные Владимир Иванович хочет погрузиться в домашние дела, потому что в будние дни каждое утро он ездит в Тужу: уже полтора года как он ушел с должности председателя кооператива-колхоза «Русь» в службе Гостехнадзора. Он все еще с удивлением вспоминает, почему же не сменил место работы раньше:

— Я 10 лет проработал в Пачах инженером и шесть лет председателем колхоза. Давно нужно было сменить работу. Здесь нет перспектив, наступило время заката села, с сожалением говорит Владимир. На сельское хозяйство не обращают внимание. Это одна «говорильня», что будут помогать. Субсидии и дотации фактически до нас не доходят или поставлены в такие условия, что их получить нереально. Льготы есть, но затраты получаются больше, чем доходы.

Владимир Иванович утверждает, что село просто-напросто поставили на коленки из-за низких закупочных цен на сельхозпродукцию:

Если литр молока стоит порядка 50 рублей, то закупочная цена с колхоза по 12–13 рублей. А солярка сегодня в три раза дороже, чем литр молока. Где же тут можно выжить! То же самое происходит с ценами и на зерно.

Он объясняет, что ехать сюда работать «на дядю» никто не хочет. А нормально село жило тогда, когда литр молока равнялся литру солярки, тогда и своевременно давали зарплату и отчисляли все налоги, технику покупали, и жилой фонд строили, и животноводческие фермы были в Пачах. Но сейчас, кажется, бороться за развитие в условиях, когда колхоз это частная собственность, совсем невозможно.

Владимир Дербенёв первый в селе поставил спутниковую тарелку и теплицу. Хозяйственник по своей натуре, он обновил в селе, что смог. В последний год работы председателем ему удалось закупить новой техники за 50% от ее стоимости: комбайн, косилку-плющилку, грабли. Все благодаря тому, что выполнили все условия по программе многолетних трав, в рамках которой колхоз посеял 100 гектаров, и за это получил субсидию. Тогда Владимир Иванович подумал, что сделал шаг вперед, однако на следующий год эту программу отменили и на технику стала субсидия лишь 15%. «Копейки», смеется он.

Упор сейчас делают на фермерство. Но никогда фермер Россию-матушку не прокормит. Узкая целенаправленность у них, что 5–10 человек могут сделать для целой страны? Ничего, снова с усмешкой говорит Владимир.

По его словам, подобная обстановка везде, выживают только крупные агрохолдинги, семеноводческие и племенные хозяйства, у которых другое субсидирование и поддержка. На столь обычный вопрос, почему же он еще не уехал, например, в Тужу, Владимир отвечает просто:

— Мне отсюда уезжать не хочется здесь моя родина. Я люблю рыбалку, охоту, пчел, у меня здесь подсобное хозяйство и полная свобода, не как в Туже.

Дербенёв уверен в том, что в Пачах, можно сделать хорошую базу отдыха и подтянуть инвесторов. «Но кто этим будет заниматься большой вопрос, работать становится не с кем. А было время, когда здесь оставались целыми классами», вспоминает он.

«Вы еще не умерли?»

Действующий председатель Владимир Шулев признается, что каждое утро встает с мыслью: «А что делать дальше?». Полтора года работы председателем для него стали чуть не кошмаром. Теперь он никому не пожелает работать в этой должности.

В здании «конторы» мы сидим в кабинете, в котором на столах и подоконниках стоят коробки с помидорами. Практически весь выходной день председатель провел в полях:

— Это раньше проще было, а сейчас надо все доставать самому. Раньше в 80-х зарплату давали, а сейчас надо самим зарабатывать, раньше государство помогало, а сейчас что заработаешь, то и получишь. Где брать кадры? Рассчитываешь на те, что есть, многие вообще с похмелья работают. Не знаешь, кого и как заменить. У нас стоит семь тракторов и нет механизаторов, агронома нет. Надо бы и зарплату повышать, но как? Сказали, надо 8–9 тысяч в среднем платить, а мы и 5 тысяч кое-как выдаем.

Владимир Шулев родился в Пачах, окончил здесь школу, потом прошел курсы шоферов и получил образование инженера-механика. И вернулся сюда же, так 23 года проработал автомехаником. Нисколько не жалеет, но в то же время, как управлять колхозом, а главное, где взять средства, не знает:

— У нас коровы лейкозные, надо 105 голов менять, если мы сдадим все стадо, нам хватит только на 20 голов. Мы живем только за счет молока. Нужно вот фермы ремонтировать. Семена осенью сдали, их закупочная цена была 100 руб., а берут по 80. Зерно, рожь продавали за копейки: 3,75! Закупщики устанавливают такую цену и говорят: «Не хочешь, не сдавай». А деньги нужны. Колхозам не дают гранты, фермерам дают 10 млн на развитие, а нам если брать ссуду, то не выплатить. И так платим 250 тыс. в месяц плюс зарплата и электроэнергия. В среднем зарплата по селу 5 400 руб. Всего у нас 47 сотрудников, доярок четыре на 120 коров, трактористы и два шофера.

Особенно Владимира Павловича огорчила неудачная попытка получить финансовую помощь по государственной программе. Из ящика рабочего стола он достал три письма, в том числе и обращение к губернатору Кировской области Никите Белых:

— В 2013 году колхоз пытался добиться оплаты субсидий за проведенные культуртехнические работы на площади 313 гектаров. По государственной программе Кировской области «развитие агропромышленного комплекса» нам предполагалась субсидия размере более 900 тыс. рублей. Однако я получил ответ от заместителя председателя правительства Кировской области, в котором вот что написано: «В связи со сложной финансовой ситуацией в регионе в текущем году фиксирование данной программы не планируется». Получается, программа была, а денег нет. Миллион для нас был бы не лишним, какие же были затраты! Некоторым же выдали, а нищим опять не досталось. Я надеялся, конечно, что мы закроем долги.

Владимир Павлович человек простой, несмотря на все беды в колхозе, вспоминает, как о них отзываются в районе: «Про нас все говорят: вы еще не умерли? А мы все еще шевелимся, такие вот крепкие».

Школа есть, пока есть дети

Школьный учитель Светлана Дербенёва перед беседой сразу извиняется за то, что, возможно, ее слова будут не такие оптимистичные.

Светлана Андреяновна родилась в Кирове, у нее и мама там живет, а в Пачи ее распределили после обучения в педагогическом университете. Так и работает здесь уже 33 года. Говорит, что, наверное, это ее судьба, прожить всю жизнь деревне.

Мы боялись, что нашу школу закроют, нам предлагали даже переехать в детский сад. Но там условия, конечно, не подходящие. В районе говорят, что заинтересованы, чтобы школа была. Но траты на нее большие. Детей у нас всего 27, а преподавателей 10. Вот и получается, что пока дети будут, то школа будет работать. В детском садике сейчас три ребенка. Конечно, родители потихоньку начинают разговоры о переезде. И мысли у многих такие: и работы нет в колхозе, и школу могут закрыть…

Светлана преподавала в школе физику, химию, информатику, ОБЖ и даже технологию. Она понимает, что сельские школы страдают качеством образования в связи с таким широким профилем их учителей: по основным предметам подготовка получается хорошая, а по другим любительские представления.

Вопрос с прохождением практики студентов в родном селе уже давно не актуален:

Раньше у нас проходили ребята, кто эту школу закончили. Сейчас у нас никто на педагогической специальности не учится и никто к нам не приходит. Но я вот думаю, что работать учителем несложно, зарплату платят очень большую по сельским меркам.

А что, думаете, будет с селом? спрашиваю я.

Мы тут живем, и мы тут останемся, даже не знаю... Молодежи меньше, наши ученики разъедутся, но село останется. Здесь нет крепкого хозяйства, возможно, село будет жить как дачный поселок. Я не вижу перспективы. Возможен охотничий туризм, много очень ездят на охоту. А мы никуда из своего дома не уедем.

Светлана Андриановна еще раз извиняется за весьма печальный рассказ и ностальгирует по тем временам, когда в школьных коридорах было шумно, а сегодня только тишина.

Впрочем, выпускников не хватает не только в  школе, но и в местном медпункте - туда тоже никто работать не идет. Надежда Тетерина не смотря на свой стаж работы в 40 лет, продолжает здесь работать одна и после пенсии. И так - уже в течение 5 лет.

Сократить можно все, но люди же здесь живут

Директор сельского дома культуры Галина Ильина показывает свой дом и уточняет, что их семья живет, как в городе: душевая кабинка, канализация, компьютер, интернет. Дом очень просторный раньше здесь был детский сад. В прошлом Галина бухгалтер, но уже 13 лет работает директором местного Дома культуры. И работать ей нравится: она очень любит общаться с народом. Говорят, что вся молодежь приходит именно к ней за советом, ей в селе доверяют.

Регулярно в Доме культуры проходят события ко всем праздничным дням: концерты и театральные постановки, по традиции дискотеки летом три раза в неделю, а зимой один или два. Есть детские и взрослые кружки по пению и ручному мастерству. Ходит на них человек 10. Директору жаль, что так мало людей. И жаль, что в рамках оптимизации проходят постоянные сокращения: ставки худрука и уборщицы в ДК уменьшили:

— Сейчас никому легко не бывает, тяжело, что народа мало. Нам дают планы сверху, из районного отдела культуры по мероприятиям и по выручке. Все стараемся выполнять. Платные концерты и дискотеки на этом зарабатываем, за год тысяч 8. Проблема в том, что нас бюджет не финансирует, нам только платят зарплату, привозят дрова и платят за электроэнергию. А хотелось бы, чтобы нам компьютер дали. Зачастую покупаем краску, бумагу, канцтовары, диски и микрофоны за свой счет, с зарплатой Галины в 9 тысяч рублей совсем непонятно, на что их семья живет.

— Сокращают до того, что все сократят, а люди здесь живут. А куда всем деревенским ехать? Если закроют школу, медпункт, клуб, а ехать в город всем? Кто нас там ждет, ведь жилье нужно и работу. Молодые парни говорят, что приехали бы сюда, да работать негде.

— Раньше какие Пачи были! после долгого молчания вспоминает ее мать, пожилая женщина, Лидия Григорьева, которая всю жизнь проработала в селе начальником почты.

— Лучше-то не будет, подытоживает ее дочь.

Работают только местные инициативы

На окраине, совсем у кладбища, живет глава администрации Пачинского поселения Нина Полуэктова. Подобраться к дому непросто: уже у входа нежданных гостей встречают пчелы. Нину Алексеевну я застаю в костюме пчеловода.

Ей 56 лет, у нее большая семья, муж, взрослые и маленькие дети, самый младший пошел в первый класс. В колхозе 26 лет она работала бухгалтером, но, когда были выборы главы, ее «уговорили» пойти было некому. Уже два с половиной года Нина Алексеевна руководит целым поселением, в которое входит Пачи, Вынур и Полушнур. В 2010 году земли колхоза скупил кировский предприниматель Березин, обещав создать рабочие места для населения:

— Работать очень тяжело. У нас остался единственный колхоз, и тот «еле-еле душа в теле», а в поселении их было три. Сейчас в колхозе и вовсе нет земли ее купил Березин. Колхоз работает на его землях, и, того и гляди, он выживет наших. Березин сделал это для себя, не для населения. Планы у него были грандиозные, когда население ему несли эти доли колхоза, то он обещал построить ферму и комплекс. Но это все на словах. Так и получается, сейчас у нас нет кадров, техника старая, покупать за такие миллионы невозможно, а ферма разваливается.

Вариантов спасения деревни у главы администрации, к сожалению, нет. Что бы ни придумали нужен и первоначальный капитал, и энтузиаст. Идею со спонсорами Нина Алексеевна отвергает, говорит, что из Пачей богатых людей, кто бы мог хотя бы раз в год жертвовать на организацию сельских праздников, совсем нет.

Сейчас Нина Алексеевна активно привлекает население к участию в проекте по поддержке местных инициатив (ППМИ). В селе уже были реализованы такие проекты: проложили дорогу на кладбище, а в деревню Кидалсоло – засыпали гравием, построили детскую площадку в центре Пачей. В этом году село стало победителем в конкурсе ППМИ – на двух участках дороги в Пачах и в Полушнуре положат щебень. Жители этому очень рады, признается глава администрации.

— Дороги эта проблема всех вятских деревень, которые далеко от города. Зимой раньше мы не знали, как на средства самообложения их расчистить. Два раза за зиму очистишь и ревешь, говорит Нина Алексеевна, Но самый больной вопрос собрать деньги с населения, они не очень хотят. Ведь чем больше мы собираем, тем больше вероятность выиграть конкурс ППМИ. Правда, ходишь по домам и просишь деньги, а если еще не дадут, то идешь потом как побитая собака…

С улыбкой Нина Алексеевна вспоминает школьные годы, когда дорог не было совсем осенью ездили на телеге, которая была прицеплена к трактору. А бывало, и пешком до Тужи ходили за медицинской справкой, и даже на лодке переправлялись, когда в селе не было моста.

— Сейчас здесь лучше и здесь можно жить. Знаете, ведь где родился там и пригодился. Мы привыкли. Будем надеяться, что кто-то к нам придет и поможет. Может быть, скоро наступит время, когда к нам будут массово из городов приезжать, с надеждой говорит Нина Алексеевна.

Пожалуй, самый неприглядный вид в селе у полуразрушенных ферм. Но люди, которые там работают, вовсе не намерены их бросать. Сегодня Надежда Сидягина приехала на ферму в 5 утра из соседней деревни, чтобы подменить заведующую. Помогать приходится часто, несмотря на то, что в том году она вышла на пенсию. Сидягина 35 лет проработала дояркой и теперь даже не может подумать о том, что когда-то фермы здесь не станет, как и не станет всего села. 

Люди отчаянно хотят и работать, и жить в Пачах, совсем не думая о бегстве в город. Им бы только – подсказать, что делать дальше. Ведь село может обновиться только тогда, когда в нем действительно появятся новые силы. Такие, которые будут способны привлечь и бизнес для развития туристской инфраструктуры, и инвесторов, готовых создать рабочие места. А местное население обязательно подключится, только его надо направить в нужное русло.


Наталья Баранова, фото автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Эдуард
# 06 / 05 / 201509:23

Это вы ещё нашли нормальный колхоз.Коровы есть,значит работа есть.Приезжайте к нам в Кузнецово Лебяжский район.К нам даже Кировские власти лисиц бешенных отстреливать на приезжают.Вы говорят и так через пару лет вымрете.Через лисиц быстрее.

Виктор Геннадьевич
# 09 / 05 / 201518:07

Уместно предположить, что субсидии (и прочее финансирование) в первую очередь предоставляются тем районам, у которых есть земляки (или свояки) во власти. Иначе как обьяснить эту патовую ситуацию? В самом деле, как людям жить-то в таких условиях? Нужна экстренная программа развития села - по всем направлениям (в т.ч. и становление фермерских хозяйств).

Татьяна
# 11 / 05 / 201520:26

А вам Наталья, никто не рассказал о еще одном председателе колхоза - Дербеневе Евгении Ивановиче, который данным колхозом руководил целых 19 лет, начиная с 1989 года........тогда статья получилась бы не такая унылая.....

Алексей
# 13 / 05 / 201509:31

Ключевой момент: "Сейчас Нина Алексеевна активно привлекает население к участию в проекте по поддержке местных инициатив (ППМИ). В селе уже были реализованы такие проекты: проложили дорогу на кладбище... Жители этому очень рады, признается глава администрации."

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: