Мурманская область
Запасы краба Баренцева моря растут, квоты для рыбаков увеличены Мурманская область 0

Исследователи полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии отмечают очередную волну увеличения численности баренцевоморского краба камчатского. Кроме того, в водах Баренцева моря начата добыча краба-стригуна (опилио), численность которого растет еще более быстрыми темпами. В 2015 году ученые определи, что в общей сложности общедопустимый объем вылова двух видов может достигнуть восьми тысяч тонн. Для сравнения, в 2010 году можно было выловить не более четырех тысяч тонн и только камчатского краба. Но, несмотря на увеличение объемов промысла, мясо крабов на мурманских прилавках — редкость.

Крабы — камчатский и стригун — для Баренцева моря вселенцы. Первого на мурманский берег привезли ученые с Дальнего Востока по план-эксперименту в 60–80 годах прошлого века. Второй, возможно, пришел сам либо с невольным участием человека: личинки могли приплыть с балластными водами на кораблях в начале двухтысячных годов.

— Чужаки чувствуют себя у нас как дома, — объяснил заведующий лабораторией прибрежных исследований полярного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии Константин Соколов. — Они активно питаются, враги у них есть, но они немногочисленны. Камчатский краб в основном занял прибрежные районы шельфа Баренцева моря от Порсангер фиорда на Западе до мурманского мелководья на Востоке. Здесь популяция краба камчатского достигала максимальной численности в 2004 году. В последние два года мы вновь наблюдаем рост численности краба камчатского. По нашим подсчетам, сейчас в российских водах обитает около двадцати миллионов крупных особей.

Запасы солидные, а прилавки скромные. Этот парадокс наблюдают потребители, но опровергает председатель комитета рыбохозяйственного комплекса Мурманской области Олег Заболотский. По его подсчетам, в областном центре работает 20 специализированных рыбных магазинов и 200 сетевых супермаркетов, в которых есть отделы рыбопродукции. Он предполагает, что краб не представлен на витрине из-за особенных требований к хранению.

— Очень часто краба хранят в живом виде, в ваннах, и привозят под заказ. Можно обратиться к торговцам, и уже через час-два королевский краб будет у вас, — пояснил Олег Заболотский.

Многие продавцы советуют посетить одну и ту же торговую точку — рыбный ряд на выезде из города. Там камчатский краб действительно есть. Мясо краба вареное стоит 2 тысячи 800 рублей за баночку до 700 грамм, клешни вареные замороженные — тысячу восемьсот за килограмм.

— Краб никогда не был столовым продуктом. Я не помню, чтобы краб у нас стоил дешево, как мойва, так же, как, например, семга или гребешок, эти продукты всегда считались «виповскими». Да вы и не сможете каждый день есть краба, у вас будет белковое отравление! — прокомментировал Олег Заболотский.

По его словам, российский потребитель не может «съесть» объем добываемых морепродуктов. В прошлом сезоне промысловики подняли 6 тысяч тонн камчатского краба. Две трети отправили на экспорт, а одну треть — на внутренний рынок.

Причину скудного ассортимента морепродуктов некоторые промысловики, например, видят в отсутствии прибрежного промысла. Уже много лет добыча краба в так называемой прибрежной зоне (ее также называют 12-тимильной) запрещена. А точнее, наложен мораторий, который продлевается из года в год.

— Мы проводим исследования на акватории промысла и в прибрежных водах. Наши наблюдения неизменны: у берегов происходит размножение и линька краба, здесь же, подрастая, обитает его молодь. Затем, по мере роста, начинают происходить ее перемещения на большие глубины. При этом самки в большинстве держатся у берегов весь год. Добывать самок и молодь камчатского краба в России запрещено, — объяснил заведующий лабораторией прибрежных исследований ПИНРО Константин Соколов.

У рыбаков, которые занимались прибрежным краболовством, много аргументов против. Во-первых, вылов они вели на глубине больше 50-ти метров, где ученые исследования не проводят. Во-вторых, всех «малышей» и самок они выпускали обратно, как того требовал закон. А в-третьих, квоты на освоение ресурса государство им уже продало, но возможности забрать «свою покупку» у прибрежников теперь нет.

— Я участвовал в аукционе, я купил законно право собственности на долю в вылове краба, я заплатил государству за право пользовать квоту на 220 тысяч тонн прибрежного лова краба! Моя компания отдала за это 5 миллионов долларов, а сейчас я не могу, условно скажем, жить в доме, который купил. Так хоть бы деньги вернули! Возвращать их теперь придется через суд, — возмутился руководитель промысловой компании Михаил Минасян.

В таком положении оказалось более десятка рыболовецких предприятий. Некоторые из них уже перепродали крабовые квоты одной из крупнейших рыбодобывающих компаний. Другие ждут перемен. Но в этом году мораторий снова продлен, это подтвердили в комитете рыбохозяйственного комплекса. В то время как в пограничном с Норвегией Варангерфиорде весь минувший сезон работали скандинавские рыбаки. Около пятисот небольших судов освоили квоту в 1 700 тонн.

— У нас нет разделения в квотах на прибрежные и океанические. Добыча краба в Норвегии ведется только у берега. Наш подход, как ученых, заключается в том, что мы несколько ограничиваем вылов краба в акваториях от российской границы до мыса Норд Кап для того, чтобы запас пополнялся. А далее, с Севера в сторону Лофотенских островов, мы никак не сдерживаем промысел. Это, несомненно, ценный биологический ресурс, но мы хотим, чтобы территория краба была в основном в Северных водах, так как в более южном направлении нерестится треска и там краб несет биологическую угрозу, — объяснил старший исследователь норвежского института морских исследований в Тромсё Ян Сундет.

Кроме прибрежного промысла, в Норвегии процветает и любительская рыбалка. Каждый житель Финнмарка может поймать три краба в месяц, для своего стола. Постояльцы в отелях также могут поднять деликатес у берега. Для туристических целей существует отдельная квота на несколько тонн, которая делится между турфирмами. Камчатского краба здесь называют королевским, но эта экзотика доступна желающим из всех слоев населения. По мнению норвежских исследователей, камчатского краба меньше не становится.

Российские исследователи из ПИНРО говорят, что вблизи берегов более 90% уловов ловушек имеют сверхдопустимый прилов мелких крабов и самок. Промысел будет их губить. Не исключение и Варангерфиорд. Ученые соглашаются, что данные не безупречны, так как они не могут круглогодично мониторить ситуацию с приловами молоди и самок в прибрежных водах. Для этих работ просто нет ни денег, ни судов. Комплексно они осматривают прибрежные воды лишь один раз в год — в июле.

— Без дополнительных средств, как вариант помощи рыбаков, своими судами мы не можем охватить исследованиями даже промысловый сезон — сентябрь — январь. Ну нет у нас данных, твердо и недвусмысленно говорящих о том, что на каком-либо участке тервод молодь и самки либо отсутствуют, либо их приловы не превышают 25%, — продолжает заведующий лабораторией прибрежных исследований ПИНРО Константин Соколов.

Для отмены моратория на прибрежный лов краба камчатского нужны результаты наблюдений за приловами молоди и самок по всей акватории территориальных вод. Необходимо точно определить локальные участки, на которых общий прилов самок и мелких особей будет меньше 25%. Плюс подтвердить это не одним наблюдением, а проверять регулярно несколько раз в год. Константин Соколов предположил, что выходом могла бы быть кооперация ученых с рыбаками, но это будет риск, исследования могут принести не выгодный для них результат. Потенциально возможно снять ограничение лишь на некоторых участках Варангерфиорда. Тогда пограничниками должен быть организован контроль за величиной приловов.


Евгения Волкова, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: