Калужская область
Время Кукши, или «воцерковление» власти Калужская область 0

В сентябре 2014 года  Калужскую область  поразила какая-то  «кукшемания».  Под официальным слоганом  «В Калужской области увековечивают память о священномученике Кукше» проводится целая серия, по-иному и не скажешь,  мероприятий:

- на предполагаемом месте его великомученической кончины – в Серенском городище – в честь святого был отслужен молебен и освящен Поклонный крест;

— в городском парке рядом со Свято-Троицким кафедральным собором открытие памятника Кукше, обставленный  приездом Патриарха Кирилла;

— «разбитие» сквера с часовней в честь просветителя вятичей на улице Карпова у церкви Рождества Богородицы. 

И все это под маркой юбилея, «посвященного 900-летию его кончины», «годовщине со дня смерти просветителя вятичей священномученика Кукши». При этом никого не смущает, что аналогичные торжества, посвященные «этому юбилею» в Орловской и Брянской областях, прошли годом ранее, осенью 2013-го.

В чем дело? Почему «наш калужский юбилей» празднуется» сегодня, в сентябре 2014?

Иначе как политикой это не объяснишь.

Раз идеологи любят по самым разным поводам оперировать словом «воцерковление», то, наверное, это тоже своего рода «воцерковление».  «Воцерковление»  власти.  «Воцерковление политики».

Но разве  наша история это только православие?

Кто спорит, должна быть вера. Вера как внутренняя тайна самого человека. Но она не должна становиться идеологией или вот такой  «воцерковленной политикой». Что стоит это заявление губернатора Калужской области Артамонова: «Благодаря преподобному Кукше, здесь зарождались основы культуры, которой мы принадлежим, а народ, который мы представляем, стал обретать христианскую веру».  Одномоментно отрицается  вся предшествующая принятию православия история славян, освоивших  обширную территорию Европы. Одним утверждением вычеркиваются из понятия «народ» огромные слои нашего общества, которые, согласно конституции РФ, есть «многонациональный народ, соединенные общей судьбой на своей земле». Мы наблюдаем банальное усиление религиозной риторики и каких-то лубочно-церковных декораций вокруг власти, вполне светской по своему происхождению и характеру.

«Главное, чтобы в сердце каждого, кто считает себя православным человеком, сохранилась вера в правоту и истину христианства», – резюмировал глава региона. Заметьте, не просто в правоту, справедливость, честность, мораль  и истину, а только их «христианскую» составляющую. То есть большая часть общества, имеющая отличные от православия ценности, «в сферу интересов» главы региона не попадает. Призывая следовать примеру святости Кукши, как бы забывается, что еще не так давно многие представители сегодняшней «воцерковленной власти» являлись членами другой партии, которая запрещала исполнение любых религиозных обрядов в принципе. По распоряжению районных, городских и областных начальников КПСС возле храмов милиция забирала молодых людей, препятствуя им не только смотреть на «таинства», но и просто находиться рядом.

6 сентября на Серенском городище в Мещовском районе состоялись  памятные торжества. По версии  калужских исследователей и представителей епархии, здесь принял смерть преподобный Кукша, «просветитель вятичей». На самом деле неизвестно, где именно трагически оборвался жизненный путь монахов Киевского Печерского монастыря Кукши и Никона, «проповедовавших  христианскую веру среди язычников-вятичей и принявшего от них мученическую смерть в начале XII века». Еще в XIX веке жители Брянска, например, полагали, что проповедь Кукши началась именно с их города, а значит, и смерть могла произойти где-то поблизости. Еще одним местом кончины преподобного называют Мценский район нынешней Орловской области: здесь у деревни Карандаково находится так называемый «Страдальческий» колодец, который молва связывает с именем Кукши. Во всяком случае на сайте Орловской епархии и мужского монастыря во имя святого Кукши в деревне Фроловка Орловской области, открытие которого благословлено  решением Священного Синода Русской Православной Церкви 4 октября 2012 г. под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, утверждается, что «монастырь расположен у места гибели священномученика Кукши Печерского, просветителя вятичей, небесного покровителя Орловско-Ливенской епархии». Получается, существует три места гибели Кукши? При этом надо отметить, что и в Брянске, и  в Орле борьба за эту «традицию» идет аж с XIX века. Тогда как Калужская епархия «включилась» в нее зачем-то сегодня. Возникает вопрос, зачем? Почему именно сегодня потребовалось церковной администрации претендовать на место, где был обезглавлен Иоанн-Кукша?

Происходит это тогда, когда православие становится не верой, а идеологией. Когда уже не важна историческая правда, а нужно просто верить, что русская история началась с православия. Уже давным-давно ясно — такой подход не имеет ничего общего с наукой. Но наука сегодня не в моде, хотя регионы возглавляют сплошь доктора наук. И потому вновь учащиеся мещовской школы слышат, что предки наши вятичи «жили в лесу, как звери, ели все нечистое». Повторяется это как мантра, хотя многим уже понятно, что если бы вятичи были «дикими», вряд ли они смогли заселить огромную территорию, равную половине Европы и по праву считались сильнейшим славянским племенем.

Нет смысла сегодня спорить об этом. Просто с таким подходом мы одним махом изымаем из истории наших предков период равный трети, а то и половине тысячелетия.

Нужно ли говорить о крещении вятичей киевскими проповедниками? Конечно, нужно. Но в аспекте всей истории славян. Нужно пропагандировать и беречь наш Серенск? Безусловно. Но у него совсем иная уникальность, для сохранения которой ничего пока  не предпринимается.

Серенск действительно уникальное место. Но вовсе не потому, что там погиб Кукша. И даже скорее не потому. Серенск более известен другим. Воспетый русским писателем Чивилихиным, это был  город  выдающихся ремесленников, «трудовых людей»: «Это был город металлургов, гончаров, ювелиров! Вперемежку — мастерские и жилища, жилища-мастерские, снова мастерские и жилища…». Город, связанный с самим стольным Киевом! Известно, что при раскопках в Серенске были сделаны уникальные находки: особые известняковые формочки для отливки браслетов, на которой удалось прочитать имя средневекового мастера Максима. Такая же в 1936 году была найдена недалеко от древнейшей киевской Десятинной церкви. Много еще чего было найдено. И «железная личина» — кованая защитная маска, почти точно повторяющая черты лица воина. Их пока всего несколько экземпляров в распоряжении ученых. Между прочим, на вооружении западных рыцарей «личин» в то время не было, они надевали на головы цилиндрические ведра с прорезями для глаз», — пишет Чивилихин. Вот она, уникальность Серенска! Воссоздать бы облик этого вятического города, включив в экспозицию найденные при раскопках реликвии. Бережно сохранять валы и насыпи, воссоздать вид древней крепости, причал на реке Серене. Даже остатки Никольского храма Кропоткиных можно просто законсервировать от разрушения и своей аутентичностью, а не новоделом, они будут той уникальностью, которая будет привлекать в это место людей.

А крест? Крест, он, конечно, символ. Символ веры. Огромный, подавляющий все вокруг, размером почти с саму часовню, огороженную современным забором из профильного листа. В чем уникальность этого забора? Зачем он на этих просторах над Сереной-Мещовским опольем — житницей древних славян-вятичей?

Пока ничего не предпринимается  для популяризации этой страницы истории  Серенска. Кукша почему-то важней. Вновь ковчег с его мощами. Иконы и ковчеги с мощами, которые также имеются и в Брянске, и в Орле. Да, конечно, год назад, в октябре 2013, тогдашний премьер Украины Азаров, передавая этот ковчег, говорил, что  «это дар Украинской православной церкви, Киево-Печерского монастыря. Это жест доброй воли, свидетельствующий о том, что единство украинского и русского народов разорвать невозможно». Где оно ныне, это единство двух церквей, двух народов? «Премьер Украины передал приветствия Клименту от митрополита Киевского Владимира и настоятеля Киево-Печерской лавры митрополита Павла, а также дар монастыря Калужской епархии — икону Печерской Божией матери с изображением основателей лавры святых Антония и Феодосия». Вот такая история.

... А торжества состоялись.  Озабоченно смотрел на часы господин Суслов — один из калужских администраторов, постоянно звоня куда-то по-мобильному. Бегал туда-сюда его зам. Представитель мещовской администрации требовала постелить ковер на свеженасыпанный песок «для места, где будет говорить губернатор». Правда, на этот ковер так и не ступила нога руководителя области. Состоялся молебен, проведенный митрополитом Калужским и Боровским Климентом. Памятный  крест был, конечно же, освящен. Прямо в поле, возле древнего Серенска развернулось «народное гулянье, раскинула шатры ремесленная слобода с творениями народных мастеров». О настоящих же мастерах Серенска пока не вспомнили.

Разве  наша история это только православие? Кто спорит, должна быть вера. Вера, как внутренняя тайна самого человека. Но она не должна становиться идеологией.

«Негоже устанавливать идола в память о том, кто сам низвергал идолы» (митрополит Филарет).

Сегодня весь день в городском парке идут приготовления к завтрашнему приезду Патриарха Кирилла и открытию памятника. Суета сует. Учащиеся православной гимназии трут входные двери в  Троицкий храм. Правоохранители и МЧС обследуют территорию. Рабочие обрезают сухие ветви лип, к которым не прикасались уже десятилетия. И за всей этой суетой «наблюдает» закутанный в ткань, как саван, и замотанный скотчем Кукша.

В нормальном обществе меняются поколения, а идеалы остаются. В нашем — люди остаются одни и те же, а идеалы и кумиры меняются. Одни памятники «забываются» за ненужностью, другие возводятся и открываются с помпой. Те, кто еще вчера, призывал «поклоняться» одним памятникам, завтра будет открывать памятники другим. Как тут не вспомнить вторую заповедь: «Не сотвори себе кумира, и всякаго подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужиши им»  («Не делай себе идола, ни какого-либо изображения того, что на небе, вверху, и что на земле внизу, и что в водах под землей: не поклоняйся им и не служи им»).

Грамотный человек знает, что скульптура для христиан всегда  ассоциировалась с идолопоклонством, в конце концов, христианское искусство на Востоке отказалось от скульптуры в пользу иконописного образа.

Одобрил бы сам Кукша возведение своей скульптуры? Для современников Кукши и наших предков, живших в XI-XII веке да и позже, как когда-то и для первых христиан, скульптуры воспринимались как языческие идолы. «Повесть временных лет» описывает, как в Киеве только что принявшие крещение горожане скидывали изваяние Перуна в Днепр. Князь Владимир «повелел опрокинуть идолы — одних изрубить, а других сжечь». Перуна же приказал привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью и приставил 12 мужей колотить его палками. Делалось это не потому, что дерево что-нибудь чувствует, но для поругания беса, который обманывал людей в этом образе, — чтобы принял он возмездие от людей. «Велик ты, Господи, и чудны дела твои!». Вчера еще был чтим людьми, а сегодня поругаем», — пишет летописец.  Было бы странно, если бы, свергнув Перуна, на его месте они стали воздвигать другие изваяния, хотя бы и дав им имя Христа. Потому в православной традиции стало изображение святых на иконе.

Тем не менее в Киеве, на берегу Днепра, на том самом месте, где когда-то князь Владимир крестил киевлян, стоит памятник — каменное изваяние Крестителя Руси?

Однако его возведение было связано со скандалом. Когда киевский генерал-губернатор князь Илларион Илларионович Васильчиков пригласил митрополита Киевского Филарета освятить памятник, тот наотрез отказался, сказав: «Негоже устанавливать идола в память о том, кто сам низвергал идолы».

Сегодня мы видим распространение традиции, которую все же нельзя назвать исконной — это скульптурные изображения Святых.

Сегодня из Святых РПЦ пытаются делать «наглядную агитацию», возводя по всей стране многочисленные типовые памятники Петру и Февронье. Теперь вот Кукше.  Известно, что в  первые годы советской власти по приказу Ленина был разработан «План монументальной пропаганды», к которому привлекались художники и скульпторы. Во всех городах на улицах и площадях следовало ставить памятники вождям революции: Марксу, Энгельсу, Робеспьеру, Дантону, Герцену, местным героям. В первое десятилетие после революции страну наводнили такими памятниками. Хорошо, что время было бедное, нормальных материалов не хватало, скульпторам приходилось работать не с камнем, а с гипсом. И гипсовые изваяния через несколько лет под дождем и снегом просто разрушились. Зато из прочных материалов ваяли памятники Ленину и Сталину. Последнего потом закапывали и прятали, даже топили. Хорошо еще, что не привязывали к хвосту коня и не волочили.


Сегодня очень явственно видно, что активность по насаждению православных памятников весьма напоминает ленинский «План монументальной пропаганды», а РПЦ уподобляется своим тогдашним гонителям.

На самом деле нужно помнить, что Святые ждут молитвенной памяти, а не площадной славы.

Сегодня в Калуге сентябрь. Сентябрь всегда был  временем  Константина Циолковского — «главного калужанина». Он, конечно, не святой. Чудаковатый гений, мечтавший сделать человечество счастливым. Теперь сентябрь в Калуге — время Кукши.


Виктор Комиссаров, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: