Мурманская область
Алексей Расходчиков: «В конце концов, все мы узники, просто моя камера немного меньше вашей» Мурманская область 2

Гражданский активист Алексей Расходчиков, осужденный на один год за якобы нападение на полицейских, прислал письмо из колонии. Он адресовал его своему другу, корреспонденту «7x7» в Мурманске Александру Борисову, чтобы опубликовать его в СМИ. В своем послании Алексей Расходчиков попросил не называть его «узником совести» или «политическим заключенным». Сам себя он считает жертвой полицейского произвола. Журналист Александр Борисов подробно рассказал о том, как получил первое письмо от заключенного.

Александр Борисов. Фото Максима Полякова


«В минувшие выходные мне, наконец-то, пришли вести от Алексея Расходчикова. Именно мне, потому что с Алексеем нас связывает не только гражданский активизм, но и неформальные дружеские отношения. Делом Расходчикова мурманская редакция «7x7» занималась с самого начала этой отвратительной истории: от первого заявления о нанесенных полицейскими побоях Лехе до оглашения приговора 11 февраля.


Как только Расхода увели в наручниках, я сразу понял — парня необходимо поддерживать информацией, ведь в местах лишения свободы, без интернета, смотря новости по официальному ТВ, можно представить жизнь в совсем уж безрадостных красках. Тем более, Лехе важно было получать известия об акциях поддержки, да и просто приветы от друзей и знакомых. Поэтому я написал Расходчикову письмо, еще когда он сидел в СИЗО №1 Мурманска. В письме я предложил Лехе завести на «7x7» блог, в котором мы могли бы выкладывать то, что он считает нужным донести до общества. Эту идею он полностью поддержал, разрешив публиковать любые письма на усмотрение редакции.

Итак, я получил от Расхода сразу два конверта. В одном было «открытое письмо для публикации». Во втором, адресованном мне лично, содержалось еще одно заявление: «В дальнейшем постараюсь писать каждые 1-2 недели, если будет, о чем. Сам понимаешь, местная атмосфера бедна на новые события, да и про цензуру не стоит забывать».

Фото Александра Борисова

Тему цензуры Леха затронул не случайно. Члены Общественной наблюдательной комиссии уже забили тревогу, ведь ситуация с письмами как к Расходчикову, так и от него сложилась странная. Например, «открытое письмо для публикации» подписано Расходом 28 февраля, но на штампе отправления стоит дата 24 марта. Значит ли это, что почти месяц цензоры его согласовывали, прежде чем опустить письмо в почтовый ящик? Прояснить этот нюанс помогла член Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания в субъектах Российской Федерации Татьяна Кульбакина:

Фото из личного архива Татьяны Кульбакиной

— Письма идут с абсолютно разной скоростью, могут идти 8-10 дней, а могут — месяц. От чего это зависит? Непонятно. Может, от большой загруженности, все-таки в ИК-16 сидит много человек, пока все письма прочитают.

Татьяна сама неоднократно писала Алексею, но ее письма тоже не доходят до адресата за колючей проволокой.

— От меня еще ни одно письмо не дошло, хотя я на 100 процентов уверена, что ничего такого запрещенного в письме нет. Мамины письма доходят. Непонятно, как их цензурируют, но есть такое ощущение, что письма, в которых находится какая-то важная для него информация, до него не доходят, — продолжает Татьяна Кульбакина. — Но мы обратились к УФСИН, и вроде там должны разобраться. По имеющейся у меня информации, сегодня к Алексею должен прийти начальник ПФРСИ, поговорить про это. Честно говоря, меня это немного напрягает.

В своем письме мне Леха также рассказал про солидарность заключенных: «Если насчет поддержки близких я не сомневался, то по поводу человеческих взаимоотношений в неволе я проявлял малодушные опасения. Впрочем, они длились недолго — ровно до первого диалога, который состоялся уже в автозаке, на котором меня увезли из суда. Заключенный в соседнем «стакане» — я его даже не видел — как и он меня — высказал слова поддержки, дал пару дельных советов и пожелал удачи. Он укрепил мою веру в универсальный закон всеобщей человеческой солидарности, и вера эта крепла с каждым днем, с каждым новым знакомством, она крепла, несмотря на все усилия сотрудников СИЗО, которые пытались убедить меня в обратном».

Что же касается своего пребывания в следственном изоляторе при ИК №16, то Расходчиков (кстати, перед этапом он сбрил свои косички-дреды) пишет: «По поводу СИЗО в Мурмашах ничего плохого сказать не могу, начальство адекватное, инспектора не щемят, условия содержания и питание намного лучше, чем в Мурманске. Сижу в 6-ти местной хате, на данный момент нас 5 человек. Все «первоходы», нормальные парни... Передавай всем привет и благодарность за поддержку. Добра и воли».

Спасибо, Леха, а мы постараемся буквально завалить тебя письмами. Ведь только пока мы едины — мы непобедимы! — отметил Александр Борисов.

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Наблюдатель
# 02 / 04 / 201414:01

24.03.2014 - это дата регистрации письма в 17 отделении Почты России на Лобова, а не "дата отправления".

Ирина Пайкачева
# 04 / 04 / 201418:39

Теперь, когда Алексей уже осужденный
(приговор суда вступил в законную силу) его можно
фотографировать с его согласия, не спрашивая согласия официальных лиц.
Предлагаю членам ОНК навестить его и сделать фото блогера.
Я готова составить пару еще одному наблюдателю.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: