Воронежская область
ОГОН: Митинги как театральная постановка Воронежская область 0

В субботу прошел первый семинар, посвященный теме «Наблюдение на публичных собраниях». Координаторы Александр Друк и Наталья Звягина рассказали о механизме взаимодействия между полицией, властью и митингующими и о том, как его контролировать: «Сама идея проста и вовсе не нова: чем больше мы контролируем власть, тем она становится честнее и прозрачнее».


 


 

ОГОН, или, как его в шутку называют, Отряд граждан особого назначения, возник в конце 2011 года на волне гражданских протестов, в основном политических и экологических. Вообще, у группы общественного наблюдения есть несколько форм работы: присутствие (факт нахождения на митинге), мониторинг (наблюдение за происходящим, фиксация фактов) и медиация (помощь в нахождении решения проблемы мирным путем). Третья — самая сложная, но зато наиболее эффективная. Однако на первом этапе слушателей познакомили пока только с правилами наблюдения.


 

— Митинги как театральная постановка, — объясняет Наталья Звягина. — Сперва не совсем понятно, что происходит, что нужно делать, куда смотреть. «Вкус» вырабатывается после пятого митинга.


 

В Воронежской области, считают координаторы ОГОНа, лучшее законодательство о мирных собраниях, потому что создано шесть гайд-парков, что значительно уменьшает количество заявлений, с которыми приходится работать мэрии. И, в отличие от других регионов, площадки для свободного выражения мнений остались традиционными — там митинги проводили всегда. В Санкт-Петербурге, например, создали хороший гайд-парк на Марсовом поле, но петербуржцы все равно привыкли собираться на Сенной.


 

Расстановку сил на любом митинге можно условно обозначить треугольником: организатор, полиция и представители власти. И если возникает какая-либо проблемная ситуация, решать ее можно только внутри этого треугольника. Допустим, кто-то считает, что один из плакатов не соответствует теме митинга. Он должен уведомить об этом полицейских, а они в свою очередь поговорить с организатором, который постарается исправить ситуацию, используя свой авторитет, и тем самым избежать конфликта.

А как в эту систему вписывается наблюдатель?

— Наблюдатель — это нейтральная сторона, — объясняет Александр Друк. — Это такой ревизор, с блокнотом и ручкой, который всем улыбается и что-то отмечает у себя в блокноте. Поверьте, одним своим видом такие люди нагоняют страх и заставляют всех вести себя правильно.

— Таким людям и водочки попытаются поднести, чтобы задобрить, — шутит Наталья Звягина.

В последнее время часто возникают ситуации, когда появляется еще и четвертая «сила» — контрмитингующие. В таком случае власть и полиция должны предоставить место всем. Наблюдатели в такие моменты должны быть особенно внимательными и осторожными, чтобы избежать ситуации, подобной прошлогодней, когда во время митинга были избиты ЛГБТ-активисты. Нужно уметь предвидеть возможные конфликты и пытаться скоординировать действия заранее, потому что иногда даже полиция не может навести порядок в толпе.

При работе на митинге у каждой группы наблюдателей есть свой координатор. Его приказа, как в армии, нужно слушаться беспрекословно. Наблюдатели должны оставаться беспристрастными: просто фиксировать нарушения в специальном листе, на камеру. Они также могут давать комментарии журналистам, подсказывать, какие детали можно будет отобразить в репортаже. Еще они обычно считают количество участников митинга — прямо по головам. Если же вдруг возникнет конфликтная ситуация, наблюдатели, с точки зрения права, могут помочь решить ее или же затем дать беспристрастные показания в суде или отделе полиции.

Но все же конфликты крайне нежелательны. Поэтому во время работы на митингах в первую очередь важно знать некоторые выдержки из закона о полиции. Ее деятельность открыта, основной критерий ее оценки — общественное мнение, и самое главное — граждане могут осуществлять общественный контроль над ее действиями. Сейчас в разработке даже находится законопроект об общественном контроле. Однако ОГОН считает, что он не очень удачный.

— И вообще, почему общественный контроль должен подчиняться государству? — спрашивают слушатели.

— В целом идея неплохая, — комментирует Александр Друк. — Но все равно у гражданского контроля остается преимущество: люди сами решают, как действовать, не нарушая законодательства. А общественный контроль будет надиктовываться государством.

 


Выяснилось, что по закону быть простым гражданином очень даже неплохо: разрешено все, что не запрещено законом. В то время как государственным служащим можно лишь то, что предписано. Запрета на съемку во время исполнения служебных обязанностей ни в одном из кодексов нет. Фиксировать информацию о полицейских тоже не возбраняется.


Как узнать полицейского? Он должен быть в форме, с нагрудным знаком. При обращении он должен представиться: назвать фамилию, звание и должность. Должен сразу объяснить причину обращения. Если вы попросите его показать документы, он обязан это сделать. Все эти меры направлены на борьбу с анонимностью. Раньше были случаи, когда мошенники покупали полицейскую форму, надевали ее и, пользуясь этим, брали взятки.


Полицейские должны принимать пропорциональные меры. Если ваш митинг мешает проходу или проезду, вас не имеют права «винтить» — должны просто мирно урегулировать ситуацию.


— Если услышите фразу «Гражданин, пройдемте», потребуйте объяснить цель. Обычно эти слова предваряют задержание, — предупреждает Наталья Звягина. — Перед тем как отправляться в отдел полиции, обязательно узнайте, по какой статье вас задерживают.


Единственное, чем полицейские могут объяснить немотивированное задержание — «вы попадаете под ориентировку». Но никакое проведение антитеррористической операции не является поводом даже к проверке документов.


— Главное, не подсказывайте полицейским причину сами, — предупреждает Александр Друк.


Если же вас все-таки задержали, то нужно знать, что дольше трех часов без особых причин в отделении вас держать не имеют права.


— Загвоздка лишь в том, что моментом задержания считается время, когда вас доставляют в полицейский участок, — объясняет Александр Друк. — В Москве есть такая практика: участников митинга возят зимой в холодных автозаках до 11 вечера и лишь потом привозят в отделение. Это можно даже пытками признать.


— Если вас все-таки оставляют на ночь в камере, важно, чтобы условия там были человеческими, — отмечает Наталья Звягина. — Эколога Игоря Харченко из Краснодара на ночь оставили в неотапливаемом и продуваемом с улицы помещении. Надо ли говорить, каково ему было там зимой?


Хотя семинар предназначался для гражданских наблюдателей, большинство пришло скорее узнать о том, как правильно вести себя на митингах в качестве участников. Владимир Финаев из движения «Солидарность», например, не сможет быть беспристрастным из-за прямого конфликта интересов: «Я сам являюсь участником и организатором митингов. Поэтому для меня администрация — всегда нарушитель, а митингующие — белые и пушистые».


Татьяна Степановна, постоянный участник мирных собраний, пока тоже не готова стать наблюдателем: «Мне хотелось бы, чтобы СМИ занимались освещением конфликтных ситуаций».


Прямо заявил о том, что готов контролировать ход проведения митингов, молодой человек по имени Александр: «Я готов быть объективным. Хочу стать подготовленным, квалифицированным наблюдателем».


ОГОНовцы считают такую тенденцию нормальной: «На семинарах мы объясняем правовые основы, и мы сами заинтересованы в том, чтобы о них знали не только наблюдатели, но и непосредственные участники митингов». В общем, чтобы законы были соблюдены, как, например, на прошедшем в тот же день в Йошкар-Оле митинге за хорошие дороги.


В апреле ОГОН проведет следующий семинар на тему «Проверка полиции и нарядов ППС».


Екатерина Богданова, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: