Воронежская область
Дело о пытках в воронежском отделе полиции будет частично пересмотрено Воронежская область 0
История Олега Трифонова потрясла всю Россию: мужчину жестоко пытали полицейские, выбивая из него признание в том, чего он не совершал. Олег сумел доказать факт пыток, однако в итоге обвиняемые получили всего лишь 3 года условно. 12 марта Президиум Воронежского областного суда рассмотрел кассационную жалобу и вынес постановление, которое не удовлетворило ни самого потерпевшего, ни его адвоката.
 
 
Суд первой инстанции — Советский районный суд — в апреле 2013 года приговорил обвиняемых к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. Апелляционный суд в июне 2013 года заменил приговор на условный срок: из-за чистосердечного признания и положительных характеристик полицейских. Адвокат потерпевшего Ольга Гнездилова направила кассационную жалобу, в которой указала на множество ошибок, совершенных при судопроизводстве, однако Президиум Воронежского областного суда учел только два пункта. В результате в суде уточнили, что виновные не имеют права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителей власти — сроком на 3 года, и что теперь Олег Трифонов может начать дело в рамках гражданского процесса — по поводу взыскания компенсаций. Остальные доводы адвоката к рассмотрению приняты не были.
 
В итоге полицейские из отдела полиции №5 Моисеев и Тринеев обвинены по по ст. 286 ч. 3 УК РФ — «превышение должностных полномочий с применением насилия». Максимальный срок, который предполагается за это преступление, — 10 лет лишения свободы и запрет занимать определенные должности на срок до 3 лет. Также в таких случаях взыскивают денежную компенсацию. В случае Трифонова общая сумма, согласно решению суда, составила 180 тысяч рублей.
 
— Это очень мало, — считает адвокат Ольга Гнездилова. — В воронежской практике уже было похожее дело. В том случае в Ленинском районном суде мы ссылались на европейские суммы. За пытки ломом предусмотрено 800 тысяч рублей компенсации, а за незаконное задержание — 40 тысяч. Конечно, это не совсем справедливо, что по Гражданскому кодексу за выплату компенсаций отвечают не конкретные люди — деньги выплачиваются из казны, но закон есть закон. В Советском суде мы ссылались уже на прецеденты из российской судебной практики.
 
Но это далеко не единственная претензия к приговору. 
 
— Главное, что нас не устраивает — это то, что сначала из доказательной базы необоснованно — несмотря на признания самих обвиняемых! — исключили порезы лезвиями, а затем — пытку ломом, — объясняет Ольга Гнездилова. — Получается, телесные повреждения остались недоказанными. Если человек получил травмы, находясь в отделе полиции, это обязательно должно быть расследовано. Похоже, теперь нам придется обратиться в международную инстанцию — Европейский суд по правам человека или Комитет ООН против пыток.
 
У потерпевшего есть для этого все основания. В ночь с 28 на 29 марта 2013 года полицейские Моисеев и Тринеев приехали домой к Олегу Трфионову и забрали его в отделение. Сперва предъявили обвинение в краже инструментов со стройки, на которой Олег работал охранником. Затем, уже в отделе полиции №5, выяснилась реальная причина — ему предъявили обвинение в изнасиловании и избиении девушки на стройке. Олег утверждал, что не причастен к этому делу. Вместо того чтобы предъявить доказательства обвинения, Моисеев и Тринеев начали жестоко пытать Трифонова.
 
— На меня надели наручники, избивали, а затем, как барашка на шашлык, повесили на кол между столами, — до сих пор взволнованно вспоминает Олег. — Но и тогда я не признался. Я сказал им, что это они будут осуждены за свои деяния. Моя непокорность взбесила их еще больше — и они стали наносить удары. Я провисел минут двадцать. Когда я уже весь пожелтел, надо мной сжалились и бросили на пол. Но наручники не сняли. Потом они стали резать мне спину лезвием — поставили на мне около 20 «красных крестов». А на ночь отвезли в одиночную камеру в придонском КПЗ.
 
Лишь к вечеру следующего дня дождались дознавателя. Трифонову пришлось рассказать «сказку», заранее написанную для него Моисеевым:
 
— Я подписал бумагу, будто я во время дежурства на стройке увидел заблудшую туда девицу и с корыстной целью пригласил к себе в комнату. И это при том, что я женат уже 13 лет, у меня двое детей — я счастлив! Затем я избил несчастную девушку, а поздно вечером просто выбросил ее — на произвол судьбы.
 
Домой Олег вернулся только 30 марта в 4 утра. А уже в 10 часов был в кабинете следственного отдела Советского района у следователя. Написал заявление, на него отреагировали очень оперативно: сразу же провели судмедэкспертизу. И признали Трифонова потерпевшим.
 
— Судья Власов из Советского РУВД высоко оценил мою тактику поведения, — даже немного гордится Олег. — Ведь благодаря разумному решению я остался живым и почти невредимым.
 
Чуть поже выяснилось, что заявление Трифонова на действия полицейского Моисеева было не первым, а пятым. Более того, аналогичным образом полицейские в тот же день — 29 марта — поступили с еще одним работником стройки — Анатолием Ждановым. Но дела по прошлым заявлениям не возбуждались — из-за недостаточности улик. Трифонову же, можно сказать, «повезло»: полицейские просчитались — надели наручники на голое тело, из-за чего остались четко выраженные следы на коже.
 
— Я добьюсь справедливости от российского правосудия: реальных сроков и адекватной денежной компенсации, — уверен Олег Трифонов. — Хоть и не без помощи Европейского суда.
 
А дело об изнасиловании, к слову, так и осталось нераскрытым.
 
Фото — moe-online

Екатерина Богданова, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: