Кировская область
«Мы хотели дать музею новую жизнь». Что происходит вокруг инициативы перенести музей истории образования в промышленный район Кирова Кировская область 0
Фото Марии Старцевой

Спор кировских общественников и региональных чиновников о судьбе областного музея истории народного образования продолжался всю осень 2018 года. Нарушения противопожарной безопасности сотрудники МЧС нашли в старинном здании на улице Московской еще в июне. Министерство образования предложило переселить музей в Институт развития образования на улице Романа Ердякова в промышленном районе Кирова. Хотя краеведы признают, что у переезда могут быть и плюсы, они опасаются, что чиновники затеяли его, чтобы отдать здание бухгалтерско-финансовому учреждению Минобра. Почему музей оказался в такой ситуации и есть ли альтернативы его выселению из исторического здания ― в обзоре «7x7».

 

Музей истории образования на улице Московской

 

Что произошло

В ноябре 2018 года на совещании с руководителями образовательных организаций депутат Заксобрания и советник губернатора Анатолий Чурин раскритиковал план перенести музей истории народного образования из особняка конца XVIII века, являющегося памятником культуры, в здание регионального Института развития образования (ИРО) на улице Романа Ердякова в промышленном районе города.

Музей занимает второй этаж здания на Московской, 33 ― в исторической части Кирова, в нескольких шагах от главной площади Кирова. В музее представлена история вятского просвещения, истории учительских династий.

 

Институт развития образования

 

С чего все началось

Инициативу переселить музей чиновники объяснили нарушениями противопожарной безопасности, которые выявили сотрудники МЧС в июне. В здании не было запасного выхода, кроме того, в нем необходимо заменить электропроводку. По версии министерства образования, перенести музей предложила руководитель Центра детско-юношеского туризма Галина Мезрина. Музей является структурным подразделением этой организации.

― Для исполнения предписания об устранении нарушений требуется выполнение работ, которые невозможно провести в здании, являющемся историческим памятником, ― говорится в ноябрьском ответе замминистра образования Елены Воронкиной на запрос кировского краеведа Раисы Ложкиной.

Экспонаты музея, сообщила замминистра, планируется расположить на втором этаже здания Института развития образования. Когда 20 декабря корреспондент «7x7» приехал в ИРО и попросил показать место будущего расположения музея, и.о. ректора Института Роман Зяблых сообщил, что этот вопрос еще не решен окончательно. По его словам, пока местоположение экспонатов музея не определено, и потому показывать нечего.

Еще одна причина переезда ― отсутствие лицензии на ведение образовательной деятельности. Формально лицензия Центра туризма распространяется и на музей истории образования, однако его адрес по улице Московской, 33 в нее не вписан. Здание бывшего начального училища на праве оперативного управления принадлежит другому учреждению Минобра ― Центру бюджетного и технического сопровождения (ЦБТС, занимается бухгалтерским обслуживанием и финансовым аудитом образовательных организаций региона). По документам залы музея переданы Центру туризма по договору безвозмездного пользования. После переезда музея во всех помещениях планировалось разместить сотрудников ЦБТС.

 

 

Что на самом деле предлагал Центр туризма

Руководитель Центра детско-юношеского туризма Галина Мезрина в беседе с корреспондентом «7x7» опровергла, что предлагала министерству переселить музей.

― Я инициатор передачи [музея в ведение ИРО], а не переезда. Я не предлагала такое делать с музеем, ― подчеркнула она.

Мезрина объяснила: после проверки МЧС, проведенной впервые за 20 лет существования музея, она написала письмо в министерство образования с просьбой сделать музей структурным подразделением ИРО.

― У меня нет острой необходимости дальше содержать музей как структурное подразделение. О прибыли от деятельности музея вообще речи никогда не шло, перед ним и не ставилось никогда такой цели. Он служит для воспитания, для развития, экскурсии сейчас бесплатные. Расходы на его содержание требуются очень большие — музей существует 20 лет, и там ни разу не делался ремонт. Центр развития туризма ― автономное учреждение, но субсидии на наше существование все равно дает министерство образования. Так что у нас своих денег на ремонт нет, к тому же мы не имеем права производить там какие-то глобальные работы, так как здание находится в оперативном управлении бухгалтерии, ― сообщила Галина Мезрина.  

По ее словам, планировалось изменить только источник финансирования деятельности музея: деньги на его содержание шли бы через ИРО, а не через Центр туризма.

― Когда я писала письмо в министерство образования, про новые площади вообще речь не шла. Вопрос о переезде подняли уже позднее. Официально меня о решении перенести музей не уведомляли, когда историю раздули, я узнала об этом из СМИ. Ничего крамольного изначально не предвиделось, ― рассказала руководитель Центра детско-юношеского туризма.

По словам Мезриной, смена подведомственности должна была дать музею новую жизнь:

― С новыми хозяевами в музей придут новые мысли, новые идеи. Мы же работаем с детьми, а ИРО с педагогами, ради которых музей, собственно, и создавался. Я считаю, так музей будет открыт для большего количества людей. Нужны новые идеи, молодые люди, чтобы музей развивался. Наталья Леонидовна [Головизнина, и. о. заведующего музеем] молодец, очень хорошо работает с фондами, но она устала.  

 

Что возмутило краеведов

Об истории здания на Московской, 33 корреспонденту «7x7» рассказала одна из создательниц музея, биограф вятского купца XIX века Якова Прозорова, автор книги «История династии Прозоровых. Меценатство и благотворительность» Валентина Кощеева. Дом находится в так называемом «Росляковском квартале» ― так называется часть города, которую проектировал первый губернский архитектор Вятки Филимон Росляков в соответствии с образцовыми проектами из указа императрицы Екатерины II. Недалеко от особняка Прозорова стоит православная гимназия: в здании, соединенном с Екатерининской домовой церковью, изначально располагалось женское училище, потом ― Вятская Мариинская женская гимназия, школьный городок имени III Интернационала, после названный в честь немецкого революционера Макса Гёльца.

 

Улица Московская

 

― Когда музей открывался в 1997 году, [заместитель заведующего Кировским областным отделом народного образования] Юрий Головнин сказал, что через 15–20 лет он будет жемчужиной вятского просвещения. Будет служить просвещению, как завещал Яков Алексеевич, когда открывал первое начальное городское училище, ― напомнила Валентина Кощеева.

В 1878 году в Вятку приехал министр просвещения, граф Дмитрий Толстой. В честь него Яков Прозоров устроил бал и в ходе вечера спросил о цели визита министра. Тот объяснил: городские училища открылись уже почти во всех губерниях, а здесь все никак не могут найти подходящее помещение.

На следующий день Прозоров привез министра к зданию на Московской. Оно соответствовало всем требованиям, но министр сомневался: может быть, городская казна не потянет, слишком дорого?

― Прозоров ответил, что денег он за этот дом не возьмет, поставил только одно условие: чтобы в этом училище был класс по подготовке бухгалтеров. Нам нужны грамотные бухгалтеры, сказал купец, ведь сам он страдал от того, что не получил должного образования. Вы представляете, чтобы такая ситуация сейчас произошла? Чтобы наш «главный меценат» поделился с кем-то? Дудки! ― уверена Кощеева.

Она помнит, что при открытии музея чиновники говорили, что они постараются освободить первый этаж здания и поискать для бухгалтеров другое место. Однако теперь ситуация стала обратной.

― Материалы для музея семь лет собирали со всей области. Перед людьми, которые это сделали, я готова встать на колени. Я представляю, что такое — найти даже один документ. Я сама собирала материалы для своей книги о династии Прозоровых 23 года. Музей начинал работать очень активно: в нем проходили областные краеведческие конференции, потом межрегиональные, даже из Америки были представлены материалы. Проходили мероприятия с детьми, новогодние праздники. Здесь читали лекции учителям, открылась очно-заочная краеведческая школа для учащихся и учителей. Скоро об этом музее стало известно в Москве, на Центральной станции туристов [Федеральный центр детско-юношеского туризма и краеведения]. Приезжали сюда, хвалили музей, ― рассказала краевед.

 

 
 
 

 

Она предположила, как можно обустроить здание, если оба этажа отдадут музею: 

― Внизу можно открыть класс Александра Грина, который оканчивал это училище, комнату Прозорова, потому что это его дом. Давайте вообще откроем как памятник вятским купцам-благотворителям: Прозорову, Булычёву, Кардакову, Лаптеву, Гусеву... Да сколько их было! Десятки купцов, которые жертвовали на детей, на монастыри, на больницы, на борьбу с последствиями неурожая и войны, когда она шла.

Кощеева рассказала, что ходила на прием и к замминистра, и к министру образования области Ольге Рысевой, и в Центр туризма к Галине Мезриной, и в ИРО. Там ей сказали, что музей им вовсе не нужен.

 

Институт развития образования

 

― Спрашиваю, зачем тогда забираете себе? Отвечают: приказ министра. Что значит приказ министра? А если приказ министра не заслуживает исполнения? Говорят: «Мы им отремонтируем помещение, там на улице гаражи, у них свой вход будет, свой ключ, работайте они там». Так выходит, вы решаетесь на такой поступок, только чтобы угодить безграмотному решению министра? У нас есть краеведы, историки — почему с ними не обсудили? ― возмутилась Валентина Кощеева.

 

 
 
 

 

Пытаясь спасти музей, она поговорила и с пожарными. В МЧС ей объяснили: сам дом построен по-купечески, еще два века простоит, но на втором этаже надо сменить рамы, проводку и сделать второй выход из здания.

«Замена проводки не является каким-либо препятствием работы музея и легко устраняется. Что касается второго выхода, то к этому тоже нет никаких препятствий. Нами найдены фотографии, как выглядело здание в начале XX века, где прекрасно видно, что у дома имелся парадный вход, который в настоящий момент заделан. Таким образом, замечание МЧС легко устранимо, тем более здание будет приведено в свой первоначальный облик», ― написал в открытом письме губернатору области основатель Музея истории Хлынова Валерий Федяев.

 

Улица Московская в начале XX века

 

― Пока я буду жива, не отступлюсь. Не услышит губернатор, будем писать президенту. Музей должен быть и быть именно полностью в этом здании. Мне бы сбросить хотя бы лет 30, как бы я за это взялась! ― пообещала 84-летняя Валентина Кощеева.

Обращения в министерство образования с просьбой оставить музей в покое подписали 24 слушателя Университета третьего возраста [общественный образовательный проект Кировского государственного медицинского университета для пожилых людей] и десять педагогов из разных учреждений Кирова.

 

 
 
 

 

 

Как реагируют общественники

Краевед, Почетный работник общего образования РФ Раиса Ложкина дважды писала обращения в Общественную палату Кировской области с просьбой не игнорировать ситуацию с музеем. На заседании комиссии по образованию, науке, культуре и делам молодежи 24 декабря ее председатель Инна Вылегжанина сообщила, что министерство образования так и не ответило на их ноябрьский запрос. Ответ на запрос «7x7» о вариантах размещения музея на альтернативных площадках и о том, останется ли свободным доступ к памятнику культуры, если особняк займет ЦБТС, из пресс-центра правительства тоже не поступил.

Секретарь палаты Александр Галицких сообщил, что он встречался с министром образования Ольгой Рысевой и высказал «все наши вопросы, всю нашу озабоченность высказал напрямую».

― Понимаю, если пожарные требуют и денег [на ремонт] нет и не будет, музей все равно придется оттуда убирать, раз в него не будут пускать детей. Это одна сторона. Но если вместо музея туда поселят бухгалтерию, мы будем категорически возражать, стоять насмерть. Она сказала, что понимание есть, что вопрос до конца еще не решен. Я удивлен, что ответа на наш запрос до сих пор нет, но насколько я понимаю, решение [о переезде музея] пока затормозили, ― доложил он.  

После заседания Инна Вылегжанина объяснила «7x7», чем обеспокоены общественники:

― С одной стороны, содержанию музея нужна более современная форма. С другой стороны, сейчас музей на месте — в историческом здании, в центре города, в здании, где учился Грин. И если музей оттуда убирают, ничего не предлагая взамен, он просто уйдет из культурного слоя нашего города. Если мы говорим о необходимости сохранения истории, то должны подтверждать это делами. Музей можно перенести, но получится как с деревом, вырванным без корней.

По ее мнению, говорить о том, что никто не поедет на улицу Романа Ердякова ради музея, не совсем корректно.

― Я сама работала в Институте развития образования, там всегда много учителей. Они приезжают на курсы из разных районов, и будет большая проходимость. Тем более, рядом бассейн, куда тоже многие ездят. Учителя видели бы материалы музея, пополняли бы его фонды. На втором этаже ИРО есть зал учительской славы. Там стенды, витрины, экспозиции. Поэтому говорить, что ИРО не нужен музей, тоже неправильно, у них уже есть это, ― считает Вылегжанина.

Она уточнила, что если бы нашелся человек, готовый заняться обустройством из своих собственных побуждений, то он развернулся бы и на площадях ИРО.

― У решения о переносе есть свои плюсы. Музей все равно старенький. Кто этим будет заниматься? У [и.о. заведующей музеем] Натальи Леонидовны вся жизнь здесь прошла. А на новом месте, возможно, кто-то новый будет — и захочет ли он сам или его просто назначат? В любом случае, я не думаю, что министерство хочет навредить этим своим решением. Сейчас идет явный интерес заселить бухгалтерию в помещения музея. Но, мне кажется, окончательное решение еще не принято. Общественность обращает на это внимание, и министерство взвешивает все «за» и «против». Вопрос оказался совсем непростым, ― заключила Инна Вылегжанина.

 

 
 
 

 

Сама и. о. заведующего музеем Наталья Головизнина от комментариев отказалась, посоветовав обращаться к Галине Мезриной.

― У меня одна задача — работать и в такой ситуации, сохранить музейный фонд. Я четко это понимаю, ― сказала она.

Ответ на открытое письмо губернатору поступил Валерию Федяеву 24 декабря. В документе за подписью заместителя председателя правительства Кировской области Дмитрия Курдюмова сообщается, что музей продолжает работать по прежнему адресу, и акт об изменении места его нахождения министерство образования не издавало. Вопрос с выявленными МЧС нарушениями будет решаться «в ходе исполнения областного бюджета на 2019 год и плановый период 2020–2021 годов».


Ирина Шабалина, фото Марии Старцевой, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: