Кировская область
«Возможно, спасли чью-то жизнь». Кировская прокуратура попросила отправить обвиняемых в подлоге наркотиков полицейских в колонию-поселение Кировская область 0

Судья Юрьянского районного суда Андрей Черных, который рассматривал дело против майора полиции Кима Тупицына и старшего лейтенанта Олега Шишкина, ушел в совещательную комнату. На заседании 21 декабря прошли прения сторон. Гособвинение попросило для полицейских, которых обвиняют в том, что подбросили наркотики задержанному мужчине, 2,5 и 2 года 2 месяца колонии-поселения. Адвокаты настаивали, что в действиях подсудимых нет состава преступления. Подробнее ― в репортаже «7x7».

 

В чем обвиняют полицейских

31 мая 2017 года жители Юрьи Михаил Храмцов и Андрей Устюжанинов съездили в Киров, чтобы забрать из закладки купленные наркотики. На обратном пути их задержали сотрудники полиции. Храмцова успели предупредить по телефону, поэтому он спрятал «скорость» (синтетический наркотик) в пачку сигарет и оставил ее в дверце такси. Позднее пачку нашел инспектор ДПС Александр Старков, он забрал ее без понятых и передал Киму Тупицыну. По версии следствия, оперуполномоченный Олег Шишкин по предложению Тупицына засунул наркотик в кофту Храмцова, после чего его изъяли при понятых. В протоколе изъятия нет замечаний Храмцова о том, что наркотик ему подкинули, однако потерпевший настаивает, что несколько раз сказал об этом понятым.

В июне 2017 года Храмцов сообщил сотруднику Юрьянской прокуратуры, что наркотик ему подбросил сотрудник полиции. Постановление о возбуждении дела на Храмцова (за приобретение и хранение наркотиков) отменили, уголовное дело о превышении должностных полномочий и служебном подлоге возбудили уже в отношении полицейских. В августе 2017 года Храмцова осудили по другому делу ― за избиение сестры ― и отправили в колонию.

Вину Тупицын и Шишкин не признали. Во время дачи показаний они отказались отвечать на вопросы гособвинения и суда, воспользовавшись статьей 51 Конституции, позволяющей не свидетельствовать против себя и близких.

По словам обоих полицейских, Шишкин все время после приезда в отдел был на улице и не заходил в кабинет, где находился задержанный Храмцов. Потерпевший во время процедуры опознания лица, которое предположительно подкинуло ему «скорость», трижды указал не на Шишкина, а на статиста рядом.

Ким Тупицын во время допроса пояснял: он действительно принес в кабинет ту самую пачку, однако бросил ее на стол и ушел. Он полагал, что наркотик спрятан в кармане джинсов Храмцова, так как об этом полицейским сказал второй задержанный.

 

«Мы не услышали извинений»

21 декабря в Юрьянском районном суде прошли прения сторон. Позицию гособвинения представила прокурор Екатерина Опалева.

― Своими противоправными действиями подсудимые дискредитировали органы полиции, совершили действие, явно подрывающее авторитет ведомства в глазах граждан. Казалось бы, в чем сложность соблюдать простые правила проведения личного досмотра и изъятия предметов в рамках действующего законодательства? Однако эти правила, по-видимому, не для наших подсудимых, ― зачитала она.

По словам прокурора, Тупицын и Шишкин пытались всячески избежать ответственности и «выдвигали версии непричастности к преступлению». Опалева отметила, что в суде они «не услышали каких-либо извинений подсудимых перед потерпевшим Храмцовым».

По ее словам, в основу обвинения следует положить показания Храмцова, так как оснований оговаривать подсудимых у него нет. В то же время, считает сторона обвинения, следует критически относиться к показаниям понятых, которые указывают, что их остановил Шишкин (это означало бы, что у него не было времени подбросить наркотик).

― Неточные показания потерпевшего о его задержании, доставлении в отдел, нахождения сотрудников полиции гособвинение связывает с его эмоционально-психологическим состоянием. Экспертиза подтвердила, что в ходе следствия Храмцов давал показания добровольно, но находился в состоянии сильных отрицательных эмоций, возмущения и негодования, ― пояснила прокурор.

 

«Доводы о давлении не нашли подтверждения»

Прокурор перечислила свидетелей, которые в суде сообщали о предполагаемом давлении следователей управления Следственного комитета (СК) по Кировской области. По ее словам, соответствующие показания таксиста Батина не заслуживают доверия, а доводы инспектора ДПС Старкова «не нашли своего подтверждения». Опалева попросила суд привлечь Александра Старкова к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. По ее словам, первоначально Старков говорил, что видел пакетик в пачке сигарет и показывал его Тупицыну, однако в суде изменил показания, сославшись на якобы высказанные угрозы замначальника первого отдела по особо важным делам СК Дмитрия Ростовцева.

 

 

Ту же просьбу прокурор Виталий Чесноков высказал в отношении начальника отдела уголовного розыска юрьянской полиции Сергея Харюшина:

― К показаниям Харюшина следует отнестись критически, так как он является начальником подсудимых и несет за них ответственность. Он дал противоречивые показания относительно того, где он находился в момент разбирательств с Храмцовым и Устюжаниновым. На предварительном следствии ― что в коридоре, но якобы видел, как стоящий в кабинете Храмцов сам забрал пачку в карман. В суде он не подтвердил свои показания, заявив, что постоянно был в кабинете с потерпевшим и уверен, что тот добровольно забрал сигареты, принесенные Тупицыным.

Гособвинитель объяснил: если допустить, что Харюшин говорит правду, то сразу возникают вопросы, почему он, опытный сотрудник, понимая, что наркотик может быть спрятан где угодно, позволил Тупицыну не осматривать найденную в такси пачку. Тем более допустил, чтобы задержанный взял ее себе.

― Понимая незаконный порядок изъятия, Харюшин каким-то образом пытается оправдать своих подчиненных и идет на нарушение закона, чтобы они избежали ответственности, ― добавил Чесноков.

Критически сторона обвинения отнеслась не только к показаниям других полицейских отдела МВД «Юрьянский», но и к сведениям осужденного жителя Юрьи Михаила Щелкунова. В суде последний заявлял: когда они с Храмцовым оказались в одном СИЗО, тот прямо сказал, что дать показания против Олега Шишкина ему предложили сотрудники СК. По мнению гособвинителей, раз сам Храмцов не подтверждает факт подобного разговора, показания Щелкунова не имеют доказательственного значения.

Оценивая показания, данные в суде подсудимым Тупицыным, прокурор заключил:

― Очень сложно представить, что опытный сотрудник уголовного розыска с многолетним стажем (в том числе по изъятию наркотиков) не посмотрел бы в пачку сигарет. Тем более зная, что наркотики можно спрятать в любое место.

Заканчивая выступление, Чесноков сказал, что «в целях восстановления социальной справедливости» полицейских следует приговорить к реальному лишению свободы. Прокуроры запросили для Кима Тупицына 2,5 года в колонии-поселении с лишением права занимать должности в правоохранительных органах на протяжении трех лет. Для Олега Шишкина ― 2 года 2 месяца колонии-поселения с запретом на работу в правоохранительных органах в течение двух лет.

― Мы настаиваем на реальном лишении свободы, чтобы люди в дальнейшем видели [что бывает с теми], кто преступил закон, практически забыл о правилах, установленных Конституцией. Не было бы никакого уголовного дела в отношении Шишкина и Тупицына, если бы они нормально произвели досмотр машины и изъяли наркотик при понятых. Это наказание должно послужить исправлению подсудимых, ― добавил прокурор.

Потерпевший Михаил Храмцов, который участвовал в заседании по видео-конференц-связи, отказался от выступления. Он сказал, что поддерживает позицию прокуратуры.

 

Михаил Храмцов

 

«Он прекрасно знает, как жаловаться»

Ким Тупицын в своем выступлении сказал, что сам он никогда не отрицал, что оформлял изъятие наркотика у Храмцова, а потерпевший не спорил с тем, что «скорость» принадлежит ему.

― О каком преступлении идет речь? Свою вину Храмцов не отрицал, сообщил, где и для чего купил наркотик. Прошу суд учесть, что он намеревался сбыть запрещенное вещество. Никто не знает, как в действительности Храмцов распорядился бы наркотиком, кому бы он его сбыл. У каждого есть дети. Возможно, произведя задержание, сотрудники полиции спасли чью-то жизнь. Однако Храмцова освободили от уголовной ответственности, а я нахожусь на скамье подсудимых вместе с человеком, который [просто] нашел понятых. Для меня до сих пор загадка, почему он здесь и почему решили, что [крайним] должен быть он, ― сказал Тупицын.

Подсудимый напомнил, как несколько сотрудников полиции указывали, что Шишкин находился в их поле зрения, Храмцова он в отдел не доставлял, и времени на «предварительный сговор не могло быть чисто физически». По словам Тупицына, в кабинете с Храмцовым находился вовсе не Шишкин, а начальник отдела угрозыска Харюшин.

― В ходе следствия Храмцова допрашивали около десяти раз, также он давал показания в суде, и все они различаются. То ему подбрасывал наркотики я, то «молодой человек», то [замначальника отдела уголовного розыска] Андрей Вершинин, то Шишкин, которого он никогда не видел. Если бы в отношении Храмцова действительно было совершено преступление, то он бы пошел жаловаться в тот же день: он ранее судим и прекрасно знает, как это делается, ― считает Тупицын.

Он попросил суд «разрешить данное уголовное дело по справедливости». Олег Шишкин от выступления отказался, указав, что согласен с позицией Тупицына.

 

«Просто назначили виновным»

Адвокаты подробно остановились на противоречиях, выявленных в ходе следствия и в суде. По мнению защитника Тупицына Алексея Долгополова, в показаниях Храмцова так много разногласий, потому что каждый новый следователь подгонял события в удобную ему картину.

― Поэтому человек, который был на улице, у нас стал подсудимым, а тот, кто находился с Храмцовым в кабинете, остался свидетелем. Я не обвиняю Харюшина, но обращаю на это внимание. Почему никто не проводил опознание Харюшина? Об этом даже писали ходатайство следователю, но он его не удовлетворил, потому что это разрушало бы их стройную версию. Просто выбрали человека, назначили виновным, ― сказал адвокат.

Защитник Юрий Дёмин напомнил, что Храмцов не опознал Шишкина на очной ставке, однако однозначно узнал его по видеозаписи, на которой был только Шишкин, спустя два месяца.

― Он неоднократно менял показания насчет того, был ли в кабинете полицейский Вершинин, когда ему засовывали пачку в карман, сколько раз ему засовывали пачку. Кроме того, он утверждал в суде, что в СИЗО его никто из сотрудников силовых структур не посещал. Ответ на адвокатский запрос показал обратное ― к Храмцову приходил сотрудник отдела собственной безопасности полиции Сенников, ― указал он.

 

Адвокаты обвиняемых

 

Сторона защиты подчеркивала, что первоначально Храмцов говорил сотруднику прокуратуры, что наркотик ему подкинул только Тупицын.

― Потом ― чтобы подтвердить возникшую у следствия версию о группе лиц по предварительному сговору ― Храмцов дает показания об участии неизвестного ему сотрудника полиции. Чтобы передать Шишкину пачку сигарет и дать какие-либо указания, Тупицын должен был оказаться в кабинете одновременно с Шишкиным и Храмцовым. Однако судя по хронологии событий и свидетельским показаниям, такого не происходило, ― добавил Долгополов.

Защитники также отменили, что пять «независимых друг от друга и от подсудимых» свидетелей (Созинова, Куклина-Щелкунов, Олин, Устюжанинов) со слов потерпевшего указали, что Храмцова заставили опознать «некого Олега». Свидетель Шабан Гадчиев (он был понятым) во время очной ставки с Шишкиным также не опознал его, говоря, что на втором этаже полиции он видел другого человека, «темненького майора».

― У нас осталось еще одно неустраненное противоречие, о котором напомнила сторона обвинения. По их мнению, показания [начальника отдела угрозыска] Харюшина насчет того, что Храмцов оставался один в кабинете и никто не наблюдал за ним, соответствуют действительности. Но это противоречит показаниям самого Храмцова, который утверждал, что с ним постоянно кто-то был. Никто не оставил бы в одиночестве человека, подозреваемого в хранении наркотиков, ― иначе весь смысл проведенных мероприятий теряется, ― сказал адвокат Долгополов.

Адвокат Дёмин вскользь заметил, что «Харюшина не опознавали, возможно, из-за его родственных связей в Кирове».

Защитники попросили оправдать обоих полицейских в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

После этого судья Андрей Черных предоставил подсудимым право выступить с последним словом.

― Все уже было сказано. Я себя виновным не считаю и понятия не имею, что здесь делает Шишкин. Я делал все законно, ― резюмировал Ким Тупицын.  

― Я тоже не понимаю, как оказался на скамье подсудимых только потому, что искал понятых. Свидетели подтвердили, что я был на улице и никак не мог подкинуть Храмцову наркотик. Прошу рассмотреть данное дело по справедливости и вынести в отношении меня оправдательный приговор. Никаких противоправных действий я не совершал, ― подчеркнул Олег Шишкин.

Приговор полицейским должны вынести 11 января.  


Ирина Шабалина, фото автора, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: