Ханты-Мансийский АО
«На кухню страшно выходить». Фоторепортаж «7х7» о том, как люди в ХМАО десятилетиями живут в балках Ханты-Мансийский АО 1
Семья Верозубовых из Нижневартовска
Фото Анастасии Митрошиной

В Сургуте, Нижневартовске и других городах Ханты-Мансийского автономного округа многие люди по-прежнему живут в небольших вагончиках или, как называют их местные власти, балочных массивах. Приехав сюда на несколько месяцев в 80-х, 90-х или нулевых годах поработать в «нефтянке», они остались на всю жизнь. Как для жильцов, так и для местных властей такие поселки из вагончиков — головная боль. Люди уже не первый год вынуждены сами ремонтировать довольно изношенные балки, а местные власти не могут найти деньги на переселение жильцов. Переломным может стать 2019 год. В октябре в правительстве ХМАО заявили, что нашли дополнительные 5,5 млрд руб. на покупку квартир для жильцов балочных массивов. Ожидается, что в будущем году в Югре не останется ни одного такого поселка. Журналист «7x7» пришел в гости к двум семьям из Нижневартовска, которые много лет живут в вагончиках. Издание представляет фоторепортаж.

 

Семья Терентьевых. Поселок СНА (Старый Вартовск)

Наталья Терентьева живет в вагончике вместе с бывшим мужем и тремя сыновьями больше 33 лет. Когда-то поселок СНА основала компания «Самотлорнефтеавтоматика». Ее сотрудникам выделили вагончики и арендные участки земли.

 

Наталья Терентьева

 

— Раньше в этом вагончике жили и мои родители. Примерно семь лет назад они все-таки получили квартиру из-за инвалидности отца и съехали. А я до сих пор стою в очереди на получение жилья. Сейчас мы где-то на 36-м или 56-м месте в списках. Срок аренды земли у нас истек, а когда я пошла продлить его, мне долго отказывали, ссылаясь на какой-то закон, который действует до 2020 года. В итоге я все-таки добилась своего, аренду продлили на три года, но за это время я должна тут построить дом, иначе аренду больше не будут продлять. Денег на стройку нет, — рассказала Наталья Терентьева.

Сейчас семья живет на детскую пенсию по инвалидности, которую получает младший 6-летний сын Натальи. Это около 20 тыс. руб. Когда мальчику поставили диагноз, Наталья ушла с работы. У бывшего мужа нет постоянной работы, а старший сын только вернулся из армии и еще не успел устроиться куда-нибудь.

 

 

Дом, где живут Тереньтевы, — это жилой вагончик и пристройка. В самом вагончике расположены две детские комнаты, а в пристройке — ванная комната, кухня и еще одна жилая комната. По словам Натальи Терентьевой, детские сейчас самое безопасное место.

— Дети очень любят принимать ванну, но уже почти год я им не разрешаю, страшно. Боюсь, что полоток обрушится. Я боюсь, что мы не переживем эту зиму, — сказала Наталья Терентьева.

 

 

В плачевном состоянии и кухня: доски и пол прогнулся, стены покосились.

 

 

 
 
 

— Каждый раз после дождя пол полностью покрыт водой. Весной, когда тает снег, особенно сильно топит. Года четыре назад к нам приходила комиссия по оценке жилищных условий. Они посмотрели, сказали, что «другие живут еще хуже». Развернулись и ушли, — пожала плечами женщина.

 

 

По ее словам, она не может получить квартиру из-за того, что «нет подходящих площадей». По количеству прописанных человек семье Терентьевых должны выделить квартиру площадью 90 м², но таких у застройщика-партнера просто нет. Вартовчанка пыталась договориться о том, чтобы получить квартиру меньшей площади, но ей отказывают, ссылаясь на то, что это будет нарушением закона. Пока ей предлагают только один путь решения этой проблемы, необходимо, чтобы кто-то выписался из их нынешнего места проживания.

— В управлении по жилищной политике администрации Нижневартовска мне говорят: «Ну вас же не выгоняют — живите». Я объясняла, что жить тут уже невозможно, но меня заверяют, что тратиться на ремонт не надо и в этом году я точно получу квартиру. Есть шанс взять субсидию, это примерно 700 тысяч рублей на человека. Но тогда у нас заберут эту землю, а хочется и рыбку съесть и косточкой не подавиться. Как будет в 2019 году, я не представляю, — рассказала вартовчанка.

 

 

Семья Верозубовых. Старый Вартовск

Неподалеку от дома Натальи Терентьевой стоит старый барак. Он производит впечатление давно покинутого людьми места. Однако в нем живут Людмила Верозубова вместе с мужем и двумя детьми.

— Мы приехали в Нижневартовск в 2006 году. Первое время снимали квартиру, но нас попросили съехать. Тогда и нашли это барак. Сначала снимали несколько комнат в соседней части здания, а потом сосед предложил выкупить его часть, где сейчас мы и живем, но без документов, потому что он сам не являлся владельцем. Мы заплатили 150 тысяч, но даже расписки с него об этом не взяли, — рассказала Людмила.

В семье Верозубовых работает только Людмила. Ее супруг три года назад ушел из компании из-за проблем со здоровьем, сейчас пытается оформить инвалидность.

 

Людмила Верозубова

 

— Ходили в администрацию города, но там сказали, что мы вообще незаконно сюда заселились, раз у нас нет никаких документов купли-продажи. Получается, и прописаться мы не можем. Мы можем остаться на улице. К нам приходили какие-то люди, замеряли весь дом. Сказали, что тут должна быть дорога и в 2019 году барак снесут, — поделилась женщина.

Верозубовы обращались за помощью к депутату городской думы Леониду Дольникову. Чиновник сообщил, что судиться за право проживания смысла нет: дом снесут в любом случае. Да и человек, у которого они выкупили жилье, теперь отрицает это.

— Муж говорит, что надо будет вернуться в Алтайский край, там у нас есть дом небольшой. Но и я, и дети против, там нет никаких перспектив, — рассказала Людмила.

Семья из четверых человек живет в двух комнатах. У старшего сына, который со дня на день должен уйти в армию, своя отдельная комната. Комната очень холодная, в стенах между досками огромные щели, которые запенены монтажной пеной. От сырости отходят потолочные панели.

 

 
 
 

— На кухню страшно выходить. Несколько лет назад мы разбирали полы, так вот под досками ничего нет толком, только вода и металлические штыри, если пол проломится над одним из них, это будет трагедия, — пояснила вартовчанка.

Ванная комната и туалет находятся в предбаннике. Температура там не сильно отличается от погоды на улице.

Сейчас Людмила Верозубова планирует обратиться за помощью в Нижневартовский центр помощи семье и детям «Кардея». По ее словам, это последняя инстанция, на чью помощь она надеется.

 

 


Анастасия Митрошина, фото автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

ВАлтаи нет присптктив а там есть что ли ни жилья ни работы

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: