Архангельская область
Активисты экологического движения «42» решили повысить сознательность жителей Архангельска с помощью бесед об отходах Архангельская область 0
Фото Карины Заболотной

Региональное экологическое движение «42» 16 ноября провело для жителей Архангельска первую встречу по повышению «мусорной грамотности». Ее тема — «Мусор: сжигание vs переработка». За чашкой чая активисты обсудили возможное появление в области мусоросжигательного завода и последствия. О чем говорили на встрече — в материале корреспондента «7x7».

 

Про грамотность

«Мусорная грамотность» — мероприятие, которое является частью большого проекта «Центр устойчивого развития». Этот проект появился два года назад: экоактивисты и жители города встречаются, чтобы найти решение экологических проблем в городе и регионе.

 

Анастасия Кочнева

 

— Мы не экологи, хотя нас в СМИ часто так называют. Мы экоактивисты или экологисты, потому что защита природы, как нам кажется, — это дело для каждого. У нас в регионе есть проблемы, для решения которых мы и включаемся, — рассказала координатор движения «42» Анастасия Кочнева. — Мы не позиционируем это как лекции или семинары. Это дискуссионная площадка в месте, где люди со схожими интересами могут встретиться и пообщаться, узнать что-то новое.

Сейчас один из самых острых вопросов в регионе — строительство мусорных полигонов. По словам Анастасии Кочневой, у людей мало информации о том, как нужно обращаться с отходами, как это делать правильно — знания, необходимые каждому для ясной оценки ситуации. Так активисты придумали «Мусорную грамотность».

На первую встречу они позвали всех желающих в своей группе в соцсетях. Но из почти трех тысяч подписчиков откликнулись только четверо. Остальные участники встречи — члены движения и их друзья, в основном студенты. Объяснения этому факту у экоактивистов нет.

 

О чем говорили экоактивисты

Потребительство

По мнению активистов движения «42», одна из главных проблем — отношение современного человека к вещам. Он привык к одноразовым пластиковым вещам, привык менять телефон, вещи, автомобили и бытовую технику, как только появляется новая модная вещь. Такой подход приводит к увеличению мусора.

Сжечь нельзя переработать

В Архангельской области скоро может появиться мусоросжигательный завод. По сообщению ИА «Федерал Пресс», швейцарская компания Satarem предлагает построить в Поморье современный завод по сжиганию утилизированных брикетов из твердых коммунальных отходов (ТКО), чтобы получать из них тепло и электрическую энергию. Движение «42» выступает против строительства такого завода и рассказывает почему.

Мусоросжигательный завод (МСЗ) и переработка не имеют ничего общего. Переработка — это процесс, когда из вторсырья появляется новый продукт. Проекты мусоросжигательных заводов часто представляют как проекты «по переработке» мусора в энергию. Однако, перерабатывая мусор, можно сохранить гораздо больше энергии, чем получить при сжигании. Возвращать вторсырье в экономический цикл, превращая в новые товары, гораздо дешевле и выгоднее.

 

 

Все ли по закону

В России существует ФЗ №89 «Об отходах производства и потребления». В нем обозначены приоритеты госполитики по работе с отходами:

— максимальное использование исходных сырья и материалов

— предотвращение образования отходов

— сокращение образования отходов и снижение их класса опасности

— обработка отходов

— утилизация отходов

— обезвреживание отходов

Но МСЗ не приводит к нулевому захоронению отходов, так как при сжигании уничтожается только ⅔ всех отходов. Они не решают и проблему свалок. Шлак и золу, которые образуются после сжигания, тоже нужно где-то хранить — и они более опасные, чем ТКО. Получается, что строительство МСЗ не соответствует государственной политике.

Наши реалии

Половина стоимости МСЗ — это дорогостоящие фильтры очистки. Они требуют постоянного контроля и аккуратного обращения. Починка или замена такого фильтра обойдется компании в большие деньги. Вопрос в том, готовы ли российские компании к таким тратам. Еще один миф, которым пользуются компании для продвижения проектов МСЗ, — новые рабочие места. По подсчетам «Гринпис России», переработка дает гораздо больше рабочих мест, чем МСЗ: примерно в 15 раз, если 40% всех отходов страны будут идти на переработку.

 

 

Сравнение с Европой

Говоря о мусоре, в пример часто ставят развитые европейские страны. Там совершенно другая система управления отходами: повсеместно введен раздельный сбор мусора и качественная сортировка на предприятиях, сжигается только небольшая часть отходов. Свалки Европы закрываются не потому, что там развито сжигание мусора, а потому, что увеличиваются объемы переработки вторсырья. Например, сейчас в Швеции перерабатывается 50% от общего объема мусора. Там не сжигают вторсырье, потому что это ресурс для переработки с наименьшими затратами.

В 2017 году Евросоюз ввел мораторий на строительство МСЗ. Там больше не строят новые предприятия по сжиганию отходов. А те предприятия, которые занимались этим, едут в Россию под видом новых инвестиций. Анастасия Кочнева привела в пример швейцарскую компанию Satarem.


Движение «42» появилось в Архангельске в начале 2018 года. Раньше это была организация «Этас», которую в 2017 году признали иностранным агентом. Сейчас активисты занимаются проблемами отходов, вырубки лесов и изменения климата.

Следующие встречи с жителями Архангельска экоактивисты планируют провести 22 и 29 ноября. Одна из них будет посвящена «Мусорной реформе» — тому, как работает региональный оператор, что такое территориальная схема обращения с отходами и какие в России есть законы о мусоре. Вторая встреча — «Ноль отходов — реальность или фантастика?» — о том, как сократить образование отходов в своей повседневной жизни и какие для этого нужны полезные привычки.


Карина Заболотная, фото автора, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: