Республика Коми
«Духовное сопротивление ГУЛАГу». В Сыктывкаре открылась выставка о театрах и политических репрессиях Республика Коми 0

Выставка «Театр — судьба» открылась в Национальном музее Коми 31 октября. Она приурочена ко Дню памяти жертв политических репрессий и посвящена их влиянию на историю Воркутинского драмтеатра (в ноябре он отметит 75-летие) и Государственного театра оперы и балета Коми (в августе ему исполнилось 60 лет). Как их судьба переплелась с репрессиями, узнал корреспондент «7x7».

 

Сначала театр, потом город

У Воркутинского театра, можно сказать, два родителя — инженер полковник Михаил Мальцев и знаменитый режиссер Борис Мордвинов. Они оба попали за Полярный круг по воле Лаврентия Берии [народного комиссара и министра внутренних дел СССР в 1930–1950-е годы]. Только Мальцев в качестве начальника, а Мордвинов — заключенного.

До своего ареста 15 мая 1940 года Борис Мордвинов руководил Большим театром и кафедрой сценического мастерства Московской консерватории. Перелом в его жизни произошел из-за курортного знакомства с женой военачальника Григория Кулика, красавицей Кирой Симонич. Ее арестовали еще в сентябре 1939 года и через месяц расстреляли как шпионку. А Бориса Мордвинова обвинили в шпионской связи с ней и приговорили к трем годам лагерей.

Все три года его использовали на общих работах. В 1943 году формальный срок заключения Мордвинова истек, но его продлили в связи с войной на неопределенное время. В Воркуте режиссер встретил немало профессиональных артистов — таких же зэков, как и он сам. Тогда у него родилась безумная идея организовать в этом — тогда еще не городе, а поселке — профессиональный театр. И он обратился с запиской к начальнику Воркуто-Печорского Управления исправительно-трудовых лагерей НКВД СССР Михаилу Мальцеву.

Участник Сталинградской битвы Михаил Мальцев получил назначение в Воркуту в марте 1943 года. Ему быстро удалось наладить бесперебойное снабжение углем Ленинграда, повысить пайки заключенных шахтеров и настоять на изменении статуса поселка. Идея Мордвинова ему понравилась. И 8 августа 1943 года вышел приказ за подписью М. Мальцева о создании театра «Воркутстроя». Художественным руководителем и главным режиссером назначался Б. А. Мордвинов.

Открылся театр в том же году опереттой Имре Кальмана «Сильва».

— Наш юбилейный вечер пройдет 23 ноября, а на следующий день свой юбилей отметит Воркута, — сообщила на открытии выставки нынешний директор Воркутинского театра Елена Пекарь. — Это уникальный случай: театр возник раньше, чем город.  

 

 

 
 
 

 

Театр стал сразу очень популярен. По словам научного сотрудника отдела истории Национального музея Коми Елены Морозовой, он давал 600 представлений в год, премьеры бывали каждый месяц. Одну только «Сильву» показывали более ста раз. Одновременно на сцену выходили первый исполнитель песни «Широка страна моя родная» Борис Дейнека, звезда Московского мюзик-холла и театра Сатиры Валентина Токарская, солистка Полтавской оперы Валентина Ищенко, известная исполнительница романсов и старинных песен Татьяна Лещенко-Сухомлина. Аплодировать им запрещалось. Они все были заключенными и после репетиций и спектаклей возвращались в свои бараки за колючей проволокой.

Многие фотографии, представленные на выставке, сделаны знаменитым советским драматургом Алексеем Каплером. Он тоже оказался в Воркуте не по своей воле. Но Каплеру удалось устроиться фотографом, и именно в этом городе он влюбился в Валентину Токарскую, на которой официально женился после возвращения в Москву.

— Театры, зародившиеся в ГУЛАГе, не давали людям искусства духовно умереть, — заявил председатель правления фонда «Покаяние», историк Михаил Рогачев. — И не случайно бывшая узница «Воркутлага» Елена Владимировна Маркова главу одной из своих книг воспоминания назвала «Духовное сопротивление».

С 1951 года, когда Воркуту покинули Михаил Мордвинов и целый ряд солистов и музыкантов, театр стал чисто драматическим. Таким он остается и по сей день.

 

Без одобрения Москвы

Немало артистов — бывших заключенных лагерей Коми республики — оказались в 1950-е годы в Сыктывкаре. Среди них — Борис Дейнека, Валентина Ищенко, знаменитый дирижер Владимир Каплун-Владимирский, отбывавший срок заключения по печально знаменитой 58-й статье в Ухте. Их свобода была неполной. Они уже не жили в лагерных бараках, но им запрещалось приезжать в крупные города.

И тогда у Бориса Дейнеки, служившего в Коми республиканской филармонии, возникла идея, по своему безумству схожая с той, что выдвинул Борис Мордвинов в 1943 году. Дейнека предложил начальнику республиканского управления искусств Серафиме Поповой создать в Сыктывкаре, население которого не превышало 50 тыс. человек, музыкальный театр. Ей идея понравилась, и она обратилась к Председателю Совета Министров Коми АССР Зосиме Паневу. Он тоже поддержал проект и даже добился внеконкурсных мест для коми молодежи в Ленинградской консерватории. Но в открытии музыкального театра Москва категорически отказала.

Только со второй попытки Паневу удалось уговорить членов правительства дать принципиальное согласие. Однако официальное постановление Совета министров РСФСР об открытии театра так и не появилось. Тем временем студенты консерватории из Коми получили дипломы и вернулись в Сыктывкар. В помещении Областного совета профсоюзов начались репетиции оперы П. И. Чайковского «Евгений Онегин». Партию Татьяны доверили Валентине Ищенко, а Гремина — Борису Дейнеке. И тогда Зосима Панев самовольно издал Постановление Совета Министров Коми АССР «Об организации музыкального театра в городе Сыктывкаре». Руководителем театра стал Борис Дейнека, а главным дирижером — Владимир Каплун-Владимирский. В ноябре того же года собрался Президиум Совета Министров РСФСР, на котором Зосиму Панева раскритиковали за самовольство и объявили административное взыскание.

Теперь этот коллектив называется Государственный театр оперы и балета Республики Коми. Его знают не только в стране, но и за рубежом. На его сцене в рамках фестиваля «Сыктывкарса тулыс» выступают звезды из Москвы, Санкт-Петербурга, Перми, а также артисты из Финляндии, Германии, Чехии, Сирии, Латвии и многих других стран.

Создателей театра, бывших заключенных Бориса Дейнеки и Владимира Каплун-Владимирского давно уже нет в живых. В 2014 году ушла из жизни Валентина Ищенко.

 

«Браво» — «право»

Выставку «Театр-судьба» Национальный музей Коми готовил совместно с Институтом культуры и искусства Сыктывкарского университета им. Питирима Сорокина.

— Когда она задумывалась, мы решили провести эксперимент — поработать со студентами университета, — призналась директор музея Ирина Котылева. — Они подготовили целый ряд проектов. В итоге победила работа студента третьего курса Кирилла Найденова.

 

 

 
 
 

 

Вся экспозиция строится на сочетание трех цветов — красного, черного и белого. В художественном решении выставки обыгрываются два слова — «браво» и «право». По мнению Ирины Котылевой, зрительское «браво» давало актерам право на существование.

Кирилл Найденов в ответном слове заявил:

— Тема ГУЛАГа имеет большое значение в современном мире. И очень важно говорить о ней современным языком, особенно если это касается искусства. Я сам никогда не был равнодушен к этой теме, а потому образ выставки родился очень быстро.

Впрочем, по собственному признанию студента-дизайнера, он работал не один, ему помогали однокурсники, такие же неравнодушные к трагическим страницам истории страны.


Игорь Бобраков, фото Кирилл Шеин, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: