Рязанская область
Заброшенные Исады. Как наследие села из рязанских летописей превращается в развалины Рязанская область 0
Фото Екатерины Вулих

Исады — одно из древнейших сел Рязанской области, в котором сохранилось несколько исторически ценных зданий и барский сад с несколькими малоизвестными сортами яблонь. У церкви Воскресения Христова провалились ступени, в здании бывшей земской школы обрушилась часть крыши, яблоневый сад почти засох и оказался в частных руках. Жители мечтают восстановить весь усадебный комплекс, чиновники обещают заняться восстановлением, но пока ничего конкретного не сделали. Корреспондент «7x7» побывала в селе Исады.

 

Точка отсчета

Село Исады находится в Спасском районе, в 80 километрах от Рязани и 15 километрах от бывшего центра Рязанского княжества — Старой Рязани. До XIV века село было «пригородом столицы». Есть мнение, что село Исады названо так из-за богатых садов, однако местные и краеведы утверждают: здесь была пристань, поэтому название произошло от старославянского слова «исад» — высадка.

 

 

Первое упоминание об Исадах встречается в Лаврентьевской летописи 1217 года: во время междоусобных войн рязанский князь Глеб Владимирович созвал для серьезного разговора в Исады своих братьев — князей рязанских и пронских. Во время пира его дружинники перебили пятерых братьев вместе со свитами, а также родного брата Глеба — Константина Владимировича. Местные не любят рассказывать эту историю предательства, но гордятся тем, что село — древнее, живописное и знаменитое: в нем родилось несколько известных людей.

 

 

Прежде всего это Прокопий Ляпунов, который в 1610 году создал первое земское ополчение против поляков — после смерти Лжедмитрия II они хозяйничали в Москве. В столице его поддерживал Дмитрий Пожарский. Освободив город, ополченцы создали «Приговор всей земли» — свод правил управления и жизни в обществе, который называют «первой Конституцией России». Но вскоре среди ополченцев возникли разногласия, Ляпунова при помощи подложной грамоты обвинили в предательстве, и казаки зарубили его саблями. Ополчение после этого распалось.

Исады до последних лет XVIII века принадлежали потомкам Прокопия Ляпунова, после чего перешли по родству роду Ржевских. В 1815 году усадьба отошла дворянину Ивану Кожину, чей потомок Владимир Кожин владел усадьбой вплоть до революции. При нем были заложены сады, в одном из которых впоследствии посадили множество яблонь разных сортов. Сейчас местные пытаются установить, что это за сорта.

В 1918 году советская власть вынудила Кожина отдать все имение, включая два дома, табуны лошадей, крахмалопаточный завод и другое имущество. Он пешком ушел в Спасск, снял дом. В съемном же доме родился его внук Георгий Вагнер, который по отцовской линии был правнуком композитора Рихарда Вагнера. Он стал ученым-исследователем культуры Древней Руси, выступил в защиту храма Христа Спасителя и других православных памятников, после чего был сослан на Колыму. В ссылках бывал дважды. В конце 1980-х годов приезжал в Исады, прислал деньги на реставрацию храма.

В Исадах народный художник СССР, академик Виктор Иванов написал множество своих работ. Его картины хранятся в Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Киевском музее русского искусства, Рязанском художественном музее и других галереях по всему миру. Одна из работ находится в галерее Уффици.

 

Колхоз-миллионер и китайские теплицы

Дорога на автомобиле от Рязани до Исад занимает примерно полтора часа. Если ехать по федеральной трассе М5, то нужно доехать до поселка Собчаково, затем повернуть налево, проехать Троицу и райцентр Спасск-Рязанский, проехать по двум понтонным мостам. За вторым въехать к старому городищу по крутой дороге, с которой можно увидеть развалины храма — он был построен в начале XX века на месте старинного, но разрушенного.

 

 

По дороге уроженка соседнего поселка Красный Яр Исадского сельского поселения Наталья Лукашина рассказывает, что и в советские годы окрестные деревни процветали — люди были трудолюбивыми, колхозы богатыми:

— У нас был колхоз-миллионер. Сажали и выращивали все культуры, но больше всего ценился наш лук, который потом все называли «знаменитым спасским». Его поставляли в северные районы страны и даже за границу. Была большая сушильня — сейчас она в полуразрушенном состоянии — и после сушки наш лук хранился долго. Еще были спасские огурцы, на которых, пропахав сезон, можно было заработать на машину.

 

Наталья Лукашина

 

За окном автомобиля мелькают поля (коричнево-бурые от пожухших сорняков и ярко-зеленые из-за посаженных озимых), современные коттеджи, разваленные и вросшие в землю коровники, изредка — обтянутые целлофаном теплицы китайских и корейских предпринимателей. Выросшая в деревне собеседница не понимает, как можно с таким пренебрежением относиться к земле, ведь она после знакомства с «китайскими агрономами» умирает.

— Мы как-то видели: они заходят в теплицы в противогазах — не в респираторах, а именно в противогазах! В защитных костюмах и резиновых перчатках до локтя. Вот каким ядом поливают овощи. А потом, конечно, продают их под видом спасских. Да я даже не о них, а про наших, родных чиновников, которые отдают землю на растерзание. Она ведь умирает, потом либо десятилетиями будет восстанавливаться, либо не восстановится вообще, — предполагает она.

 

 

 
 
 

 

Возвращаясь к теме «обогащения на огурцах», вспоминает, что это был тяжелый труд без сна и отдыха. Сначала их нужно было вырастить, затем пару месяцев возить на продажу в Москву. Вызывали на несколько семей, как тогда называли, грузовой таксомотор, набивали его мешками с огурцами, сами размещались наверху, на огурцах. В столицу нужно было приехать часам к пяти утра, чтобы занять место. Распродав товар, закупались нужными продуктами, которые нельзя было приобрести в деревне, и на том же таксомоторе отправлялись обратно. Дома нужно было собрать с «плантаций» очередные мешки огурцов и хотя бы немного отоспаться, потому что через два дня — снова ехать на столичный рынок.

— Зато жили все нормально: были и теплые туалеты с ванными, отопление, машины. С развалом СССР все пришло в упадок: всем раздали земельные паи — порой так, что мы и не знали, где наша земля, где соседская. Потом ушлые люди быстро все скупили, потом несколько раз перепродали, где наша земля — концов не сыщешь. Тогда всюду говорили, что собственник земли — это благо, он будет заботиться о ней. Вышло, как всегда, все наоборот: нынешнему собственнику на землю плевать, ему нужна прибыль. А каким образом она будет получаться, это его не беспокоит, — продолжает Лукашина.

Первым зданием села, которое встречается по дороге, оказывается Исадская среднеобразовательная школа. Сюда свозят детей из близлежащих сел и деревень — всего несколько десятков учеников. В июне 2018 года аттестат зрелости получила одна выпускница, больше ее ровесников по всей округе не нашлось.

 

 

Школьный сад не по-городскому просторный, в нем много цветов, высокая ель и яблони. Посередине навечно «припаркован» грузовик ГАЗ, кузов которого периодически используют в качестве сцены, под ним — бревна-скамейки. Это зрительный зал на открытом воздухе. По словам Лукашиной, в деревне много талантливых детей, которые прекрасно поют, танцуют, пишут интересные рассказы, проявляют себя в других видах творчества, но их несправедливо «затирают»:

— В прошлом году в Исадах широко отмечали 800-летие села. Здесь был Рязанский народный хор, другие коллективы, показывали театрализованное представление, играл духовой оркестр. Нашим жителям выступить не дали — мол, не нужна тут самодеятельность, тут высокие гости присутствуют. А дети так хотели показать свои умения, ведь это их родина, они тут живут и развиваются!

 

 

 
 
 

 

Едем дальше, к храму Вознесения Христова. Поднимаемся на берег Оки, с которого видны окрестности на много километров вокруг. На противоположном берегу водятся кабаны, там можно откопать доисторического моллюска или предметы быта древних поселенцев.

Проезжает моторная лодка, раздаются выстрелы: начался сезон утиной охоты. Судя по всему, с «моторки» бьют птицу прямо на берегу.

— Правильно, кому здесь проверять-то, — вздыхает Наталья, и мы начинаем подниматься еще выше — к храму и кладбищу при нем.

 

Черный камень в чистом поле

Храм на месте прежнего в 1636 году построил Владимир Ляпунов, сын Прокопия Ляпунова, в память о своем отце. С тех пор его несколько раз реставрировали, расширяли, при храме действовала школа. После 1917 года разрушили купола и изъяли все ценные предметы для проведения служб, в 1940 году в нем было организовано зернохранилище.

 

 

 
 
 

 

С приходом новой власти храм снова отреставрировали, но в 2016 году обрушились ступени, по стене с другой стороны храма пролегла трещина. Жители были бы рады самостоятельно отремонтировать здание, но вряд ли смогли бы собрать столько средств. К тому же храм является памятником культуры федерального значения, и его реставрацией должны заниматься специалисты.

 

 

Перед храмом — чистое выкошенное поле, и почти посередине его — мемориальный камень черного цвета. «Здесь будет создан мемориальный комплекс Прокопию Ляпунову, всем крестьянским родам и знатным людям с. Исады», — написано на нем. На этом месте стояли два усадебных дома, «белый» и «красный» — один из белого, другой из красного кирпича. Один разрушен в конце 1920-х годов, другой — в послевоенное время. Когда на этом месте появится памятник, местным жителям неизвестно.

 

 

 
 
 

 

По тропинке между кладбищем и мемориальным камнем попадаем в барский сад. Она заросшая, с левой стороны, на склоне оврага образовалась стихийная помойка из выцветших могильных венков, гнилых фруктов, пакетов и даже матрацев. По словам Лукашиной, в овраге бьет источник, но его периодически заваливают мусором.

Даже не специалисту понятно, что половину деревьев в саду давно уже нужно выпилить, дать свет другим, которые еще дадут побеги. В саду, с обратной стороны кладбища, выкопано около десяти ям, формой напоминающих могилы. Но выкопаны они не для погребения, а ради того, чтобы подсыпать землю на просевшие могилы и разровнять дорожки вокруг них. В ближнем к кладбищу раскопе виднеются поврежденные корни яблони.

— Здесь точно есть яблони следующих сортов: китайка, анис, антоновка, скрижапель, бумажный ранет, бабушкино и дедушкино, — перечисляет Наталья. — Эти сорта известные, а есть еще гибриды. Хорошо бы привлечь специалистов-селекционеров, выяснить, какие еще здесь есть сорта. Ведь это само по себе — уникальное явление: столько сортов в одном месте. Мало где в России сохранились такие яблоневые сады. А наш оказался в частных руках: видимо, хотели застроить коттеджами, но не получилось. И сад совсем зарос.

По дороге пробуем то одно, то другое яблоко. Одни сочные и сладкие, другие сильно горчат — спутница поясняет, что это уже от старости.

Следующий объект нашего осмотра — местный клуб, здание которого некогда было построено для земской школы. Крыша над левым крылом здания обрушилась лет пять назад, стены из красного кирпича позеленели от плесени и мха, полы провалились, ступеньки покрылись щербинами. Несмотря на аварийное состояние здания, его продолжают использовать — в сохранившейся части по-прежнему размещается Исадский Дом культуры. В день нашего приезда в нем отмечали День пожилого человека: местные старики под чай и более крепкие напитки пели песни и вспоминали молодость. На замечание об опасности находиться в таком помещении двое местных почти хором ответили: «Так пять лет стоит, дальше не рушится, простоит и еще». Они искренне радовались тому, что «о них думают и проводят такие праздники».

 

 

Сайты, запросы, обращение к губернатору

В 2015 году жители села решили сохранить память создателя первого земского ополчения Прокопия Ляпунова, его рода и других известных уроженцев Исад. Созвали собрание, на котором постановили: добиться создания мемориального комплекса, создания мемориальной аллеи в честь прославивших село исторических личностей и деятелей культуры, искусства, а также создания культурно-исторического парка — он мог бы войти в туристический кластер. Для этих целей создали Фонд «Живая Память» и сайт фонда, в котором описали все свои замыслы.

Накануне празднования 800-летия села в Доме культуры внезапно состоялось организованное региональным министерством культуры обсуждение эскизов памятников. Обсуждали три работы. По отзывам местных жителей, активно «проталкивался» эскиз коллектива архитекторов Горбуновых и главного на тот момент областного архитектора Вячеслава Макарова. Люди не поддержали этот проект, так как он показался им никаким: «Голова и прижатая к груди рука, но ничего похожего на Ляпунова». После московские скульпторы Александр и Владимир Твердовы разработали интересный проект, на реализацию которого потребуется 18 млн руб.

— Сейчас они хотели подать заявку на получение президентского гранта, попробуем привлечь и другие источники. Это большие деньги, но и цели серьезные, — поясняет Лукашина. — А как быть с барским садом — совсем не знаем. С одной стороны, частная собственность, с другой — земли сельхозназначения, которые хозяева запустили до состояния зарослей.

В 1990-х годах всем колхозникам выделили паи по 3,5 га, но пай был лишь бумажкой. Чтобы получить конкретную землю с конкретными границами, нужно было пройти сложную процедуру оформления. Каким образом сад оказался в частной собственности — местные жители не знают.

Согласно выпискам из Единого государственного реестра недвижимости, территория сада разделена на четыре участка. Ими владеют пять человек: жительница соседнего села Аргамаково, проводивший межевание местный кадастровый инженер, еще один участок находится в общедолевой собственности у трех московских предпринимателей, которые несколько лет назад прекратили всякую предпринимательскую деятельность. Все они стали правообладателями участков в 2011 году. Члены инициативной группы за сохранение исторического наследия села подозревают, что владельцы намеренно собираются довести сад до полного запустения, чтобы вырубить уже было не жалко. Местные жители хотели бы его восстановить, но не имеют права хозяйничать в частных владениях. Пока вопрос «омоложения» барского сада зашел в тупик, но они надеются его решить в ближайшее время.

 

Михаил Степашкин

 

Родившийся в Исадах сотрудник архива, краевед, автор исторических очерков об истории села Михаил Степашкин создал сайт «Исады. 1217», на котором ведет современную летопись, публикует архивные документы и фотографии. Уверен в том, что наследие нужно сохранить и исправить некоторые несправедливые исторические неточности.

— В Москве на видном месте стоит памятник Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому — предводителям Второго народного ополчения. А рязанский Ляпунов забыт. О нем даже в Рязани знают не слишком многие, только в Исадах чтут память. Это несправедливо, я считаю, — считает Степашкин.

Он рассказал, что активные жители хотели бы видеть в Исадах музей или даже несколько — тем для них в истории села достаточно. Самый древний пласт — это Старая Рязань и старая пристань в Исадах. Можно было бы придумать достаточное количество мероприятий, связанных с водой, но, по словам Степашкина, «от правительства получили одни отписки».

— Более современный пласт — это, конечно, Ляпунов. Человек, который начал движение спасения России от поляков. Третья тема — это деятельность Владимира Кожина: какие преобразования он ввел в сельском хозяйстве, его знаменитое плодоводство и полеводство. В советские годы здесь несколько председателей колхоза получили звание Героя Соцтруда за выращивание лука, так это все началось с Кожина. Надо бы пополнить новыми деревьями его аллею лиственниц, половина которых уже уничтожена, и воссоздать хотя бы часть усадьбы Ляпуновых, — мечтает он.

Уроженец села Исады, член Всероссийского общества охраны памятников истории и архитектуры (ВООПИиК) Эдуард Щаулин два года организует субботники на развалинах Дома культуры — разгребает завалы, приводит в порядок территорию вокруг него.

— У нас наметились некоторые сдвиги: пообещали отремонтировать здание клуба, мы привлекли внимание к необходимости реставрации храма. Если реставрационные работы не провести сейчас, то чуть позже это будут уже совсем другие деньги, — уверен он.

В июле 2018 года жители села собрали более 500 подписей под обращением к губернатору, в котором попросили посодействовать реставрации храма и здания земской школы. Напомнили, что правительство Рязанской области еще в 2016 году приняло программу подготовки села к празднованию 800-летия, но большинство пунктов так и не было выполнено. Праздник провели, но проходил он рядом с разваливающимся храмом и в клубе без крыши.

 

 

Примерно в это же время к работе подключилась государственная инспекция по охране культурного наследия, но из ведомства сообщили, что помочь ничем не могут. Дело в том, что храм относится к объектам федерального значения и используется приходом Воскресенской церкви РПЦ. Поэтому реставрация здания должна проводиться за счет федеральных средств либо средств РПЦ. Здание же бывшей земской школы не состоит в реестре памятников культурного наследия Рязанской области. Эдуард Щаулин намерен добиться включения исторического здания в реестр охраняемых государством объектов.

 

 

После обращения к губернатору в Исадах побывала выездная комиссия, которая рекомендовала администрации Спасского района проработать вопрос стоимости проектно-изыскательских работ по обследованию здания Дома культуры, а администрации Исадского сельского поселения — заключить договор на обследование технического состояния ценного для жителей села здания. По последним сведениям жителей, администрация Спасского района заказала проектную документацию, проблему капитального ремонта Дома культуры держит на контроле региональный министр культуры Виталий Попов.

 

 

Инициаторы возрождения села рассказывают, что сделано, что хотелось бы сделать, но тут же констатируют: мало что сдвинулось с мертвой точки, и зависит это уже не от рядовых жителей. Они не могут посоветовать РПЦ заняться восстановлением древних храмов вместо строительства новых в каждом городском дворе, не имеют права внести здание бывшей земской школы в реестр охраняемых государством, не в силах заставить собственников барского сада привести его в порядок. Этим должны заниматься власти. Но современных их, по мнению активистов, очень тяжело сподвигнуть на какие-то конкретные дела.

 

 


Екатерина Вулих, фото автора, «7x7»

Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: