Республика Коми
«Как могу быть криминальным авторитетом я, бывший сотрудник органов?». В Сыктывкарском горсуде завершаются прения по делу об ОПС в сфере транспортных перевозок Республика Коми 1
Дмитрий Виноградов и Александр Эбингард
Фото Кирилла Шейна

В Сыктывкарском городском суде 31 июля продолжились прения по делу о создании ОПС в сфере транспортных перевозок. Прокурор Елена Архипова закончила чтение обвинительного заключения на одном из предыдущих заседаний. Она потребовала лишить 12 фигурантов дела свободы на срок от 7,5 до 13 лет. Сторона защиты и обвиняемые считают, что заключение прокуратуры полностью или почти полностью совпадает с заключением следствия. Адвокаты, завершившие свои выступления на этом заседании, обратили внимание на ряд несоответствий в заключении стороны обвинения. Подробности — в материале «7x7».

Прокурор заявила, что обвиняемые в составе объединенной группировки с 2005 по 2015 год вымогали деньги у таксистов на старом, а затем и на новом автовокзале Сыктывкара. Планировал преступления и руководил всем Дмитрий Виноградов. По мнению обвинения, именно он разработал механизм взимания денег с водителей для того, чтобы сформировать денежный фонд. Это расходится с показаниями свидетелей, которые, включая бывшего директора автовокзала Валерия Дитца, утверждали, что таксисты вносили арендную плату в кассу автовокзала за право пользоваться стоянкой и туалетом.

— Я в шоке. Она просто у Тузова [следователь Николай Тузов] переписала, — прокомментировал заключение прокурора один из обвиняемых.

Адвокат Дмитрия Виноградова Владимир Ковалёв заявил «7x7», что сторона обвинения должна была зачитать только те факты, которые были доказаны в суде, а не основывать заключение полностью на той информации, которую представило предварительное следствие. В своем выступлении он обратил внимание суда на то, что многие таксисты в указанный период времени работали незаконно, а значит, могли дать какие-то показания под влиянием следствия.

— Лица, занимавшиеся перевозками пассажиров, не были зарегистрированы в качестве предпринимателей, не имели лицензии на перевозку пассажиров, их действия подпадают под признаки совершения преступления, предусмотренного статьей 198 Уголовного Кодекса Российской Федерации («Уклонение физического лица от уплаты налогов, сборов и (или) физического лица-плательщика страховых взносов от уплаты страховых взносов»). Следовательно, никакого ущерба потерпевшим нет. Все факты незаконной предпринимательской деятельности «таксистов» были установлены следователем Тузовым, обязанным реагировать на факты обнаружения преступлений. Однако по ним проверки не проведено, не дана юридическая оценка действиям указанных лиц. Напротив, сам факт незаконной предпринимательской деятельности использован в качестве давления для получения недостоверной информации по уголовному делу, — заявил Ковалёв.

Адвокат попросил считать эту часть своего выступления в прениях официальным сообщением о противоправной деятельности как потерпевших по делу, так и следователя Николая Тузова. Еще одним противоречием он посчитал обвинение по статье 179 Уголовного Кодекса Российской Федерации («Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения»). В тексте статьи говорится, что она может применяться «при отсутствии признаков вымогательства». Однако по аналогичным эпизодам фигурантам дела предъявили и обвинение по статье 163 Уголовного Кодекса Российской Федерации («Вымогательство»).

 

 

 

Адвокат Александра Эбингарда Василий Зашихин назвал вину фигурантов дела недоказанной, а формулировки обвинения — общими.

— На [сайте информационного агентства] БНК была статья о том, что кто-то разбойничал на автовокзале и наразбойничал за 10 лет на шесть миллионов рублей. Если это поделить на количество подсудимых, получится 50 тысяч в год, — посчитал он. — Договоры с водителями также подтверждают, что вымогательства не было.

Он подчеркнул, что работники службы режима обеспечивали порядок на автовокзале, чтобы в том числе и таксисты могли там нормально работать. Деньги, которые таксисты перечисляли через кассу автовокзала предприятию «Автоперевозчик», использовались для выдачи займов. Решение об этом принимали в том числе и учредители компании, среди которых был фигурант дела Гайзера Валерий Веселов. Зашихин сказал, что ни Веселова, ни остальных учредителей по этому вопросу в суде не допрашивали. Также он напомнил, что часть доказательств следователи потеряли, а затем «предоставили неизвестно откуда взятые видеозаписи». Для его подзащитного Александра Эбингарда прокурор попросила самый большой срок, добавив к обвинению еще пару эпизодов нарушения закона. Однако Зашихин попросил считать Эбингарда невиновным.

Ни один из свидетелей не говорил, что с его стороны были какие-то вымогательства, — заметил он.

В прениях пожелал выступить и бывший водитель и охранник Валерия Веселова Дмитрий Микушев, признавший свое участие в поджогах помещений конкурентов по бизнесу. 

Обвинительное заключение составили с нарушением норм УПК, оно должно составляться в отношении каждого человека отдельно, начал он.

Микушев заявил, что в суде не допросили целый ряд ключевых свидетелей, а следствие не установило, как именно Дмитрий Виноградов сформировал организованную группу, не предоставило свидетельств договоренностей фигурантов дела о каких-то совместных действиях для извлечения прибыли. 

А что значит «криминальные моральные установки»? процитировал Микушев обвинительное заключение. Я понимаю, что красиво звучит, но какие у меня конкретные криминальные установки? А у других? А в чем выражались общие криминальные интересы? Следователь это не поясняет, свидетели об этом не говорили. Еще следователь заявил, что я вступил в организованную преступную группу 01.01.2012 года. Откуда он взял эту цифру? А с чего взяли, что я авторитет в криминальном мире? Я — бывший сотрудник внутренних органов!

Когда же Микушев сказал, что по версии следствия любой человек, устроившийся работать в охрану автовокзала с 2005 по 2015 год, автоматически входил в ОПС и сразу «становился устойчивым и сплоченным» с остальными, в зале засмеялись. Еще одним противоречием он назвал то, что фигурантов дела обвиняли, с одной стороны, в наглых открытых действиях по отношению к таксистам, а с другой — в том, что они соблюдали конспирацию.

На ближайших заседаниях суда обвиняемые выступят с последним словом, после которого судья Валентина Трофимова должна вынести приговор по делу.


Задержания по делу об ОПГ в сфере транспортных перевозок прошли с июля по сентябрь 2015 года. Александра Эбингарда, Андрея Титенкова, Алексея Личутина, Бориса Куницына, Андрея Черкасова, Евгения Баурова, Евгения Кайдо, Олега Куроша, Сергея Туркина, Александра Данилова, Дмитрия Микушева и Дмитрия Виноградова обвинили в вымогательстве денег у таксистов в составе организованного преступного сообщества. Следствие считает, что фигуранты дела занимались этим с 2005 по 2015 год, когда большинство из них работало в охране сыктывкарского автовокзала.

Один из обвиняемых, Алексей Личутин, заявил, что осенью 2015 года для допроса его вывозили в Москву, где сотрудники ФСБ угрожали «привязать» его делу к делу Вячеслава Гайзера, если он не даст показаний против бывшего главы Коми и его коллег. В начале мая Дмитрий Виноградов, обвиняемый в организации ОПС и контроле над ним, также рассказал в суде, что во время следствия сотрудники ФСБ требовали от него дать показания на Гайзера.

На судебных заседаниях, которые начались только в мае 2017 года, часть свидетелей и подозреваемых отказалась от данных ранее показаний. В январе 2018 года засекреченный свидетель рассказала о попытках захвата рынка автострахования в Сыктывкаре. По словам женщины, бывший личный водитель и охранник предпринимателя Валерия Веселова Дмитрий Микушев запугивал страховых агентов, а также поджигал помещения конкурентов. 

Следователь по делу Николай Тузов рассказал о пропаже из дела вещественных доказательств. Он так и не смог объяснить суду, почему показания некоторых свидетелей, включавшие и прямую речь, совпали слово в слово. 

В суде заслушали записи телефонных разговоров, в которых говорилось о взятках во время строительства санатория «Серёгово».

На заседании 26 февраля бывший директор старого автовокзала Сыктывкара Валерий Дитц заявил, что плату с таксистов брали законно и даже по требованию самих водителей.

На одном из последних заседаний фигуранты дела пожаловались на действия насильственного характера, примененные к ним во время и сразу после задержания.


Елена Соловьёва, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Гы.... А Сергей Бугуев как был авторитетом, будучи действующим сотрудником? И Палыч действительно тогда подминал и перевозки, и автострахование, и техосмотры

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: