Рязанская область
«Даже если стану депутатом, не смогу попасть в гордуму». Зачем инвалид-колясочник решил избираться в новый состав Рязанской городской думы Рязанская область 2
Роман Зацепин
Фото Екатерины Вулих

В конце апреля 2018 года во дворе одного из домов поселка Шлаковый депутат Государственной думы Александр Шерин представил жителям свое новое доверенное лицо и будущего кандидата в депутаты гордумы Романа Зацепина. Зацепин появился на месте встречи в инвалидной коляске. Корреспондент «7x7» Екатерина Вулих пообщалась с ним о доступной среде и о том, зачем он решил идти в депутаты.

 

«Сначала замечал пристальные взгляды, потом привык»

Роман получил диплом по специальности «Государственное и муниципальное управление», но применить свои знания на практике не успел. В декабре 2011 года он упал с высоты во время работы. Травмы головы и позвоночника. Пока нейрохирурги латали голову, спинной мозг пострадал еще больше. Врачам пришлось ввести Романа на несколько дней в искусственную кому, чтобы избежать критической нагрузки на сердце. После реабилитации еще какое-то время оставалась надежда, что парень вновь сможет ходить. Сейчас надежды нет.

— До травмы я был спортивным: купался в местных прудах, лазал через заборы — это в детстве. Потом, уже в школе, занимался плаванием, баскетболом, футболом и даже самбо. Но долго ни в одной секции не задерживался: вроде получалось, но не нравилось настолько сильно, чтобы посвящать занятиям много времени. Любил и до сих пор люблю футбол, болею за московский «Спартак». Перед одним из матчей познакомился с Шериным, но об этом чуть позже.

Когда выписали из больницы, сразу же столкнулся с препятствиями, которые казались непреодолимыми. В квартире а-ля малосемейка и трем здоровым людям [Роман живет с родителями] сосуществовать непросто, на кухне не разойтись, если зашли все трое, а тут еще инвалидное кресло… Не хочу вспоминать тот период, пусть он останется в прошлом.

Когда справились с первыми неудобствами, возник вопрос, как попадать из квартиры на втором этаже на улицу. Мы обращались в какие-то управления — не помню уже, куда именно. Там отказывали под разными предлогами. Говорили, что ни один вариант не подходит по техническим условиям. И тогда один мой приятель посоветовал обратиться к Александру Шерину [депутат Госдумы от партии ЛДПР]. Мы так и сделали, Александр Николаевич сделал депутатский запрос, и в нашем подъезде быстро появились откидные рельсы, управляющая компания сделала пандус на ступеньках крыльца. Теперь я могу «выходить на улицу» без чьей-либо помощи. Тогда подумал и вступил в ЛДПР — а почему нет, раз они реально помогают рядовым людям.

Начал выезжать на улицу. Сначала постоянно замечал пристальные взгляды, потом то ли привык, то ли начал увереннее себя вести, на меня перестали обращать внимание. Куда я могу попасть на инвалидном кресле? В ближайшие сетевые магазины «Магнит» и «Пятерочка», в свою бывшую школу №11 — там недавно установили пандус. В поликлинику могу попасть частично: пандус появился, но дальше регистратуры мне не пробраться, потому что к врачебным кабинетам ведут лестницы. Не лестничные пролеты, а просто несколько ступенек. Поликлиника старая, находится на первом этаже пятиэтажки. Поэтому мне остается только заезжать в «предбанник» и просить медсестер в регистратуре позвать врача. Ко мне выходят.

Куда еще? В некоторых местах могу переехать на другую сторону дороги, но чаще всего нет, потому что бордюры высокие, непреодолимые. В отделение «Сбербанка» попасть не могу: сначала «дырявая» дорога, потом высокие ступеньки. Да и вообще по большинству наших тротуаров и дворов передвигаться опасно — как бы колеса не отвалились. Зимой и вовсе невозможно.

Спасает то, что есть машина, я езжу за рулем. Права были еще до травмы, потом поехали с отцом в город Королёв — там есть фирма, которая специализируется на установке оборудования ручного управления. Сделали быстро, оформили все документы, необходимые в моем случае, и я поехал. Сначала немного покружили по Королёву: было очень странно и непривычно. Теперь нормально, напрактиковался за эти годы. Правда, мне все равно нужна помощь: пересесть в машину, убрать кресло в багажник, потом все то же самое, только в обратном порядке. Но это лучше, чем никак. Поэтому я могу выехать в центр города и попасть в крупные торговые центры. Там все доступно. Чаще всего отправляюсь туда, когда нужно купить что-то из одежды.

Я вообще стараюсь не засиживаться дома. Года три назад занялся параспортом в детско-юношеской спортивной школе «Орион». Отличные тренеры, дружная команда. Недавно выступал на Всероссийских соревнованиях среди параспортсменов, заработал разряд «мастер спорта».

 

 

 
 
 


Друзья, футбол, политика

В теплое время года Роман встречается с друзьями на лавочках перед торговым центром «Витязь» — это единственное прогулочное место в поселке Шлаковый. Сюда же приходят мамы с детьми и старики. Многие мужчины с близлежащих улиц подходят к Роману, чтобы поздороваться за руку. Его можно встретить и одного, и тогда Зацепину часто приходится просить у прохожих, чтобы помогли перебраться через препятствие.

— Почти все друзья из той, прошлой жизни остались со мной. Я удивился, сколько человек поддерживало меня, когда еще лежал в больнице. Отправляли СМС-сообщения, приезжали, даже собирали деньги на лечение и реабилитацию. Это очень поддерживало, создавало иллюзию, что все по-прежнему.

До травмы участвовал в футбольных матчах любительских команд. А в 2015 году перед началом серии матчей на Кубок «Русской кожи» в стартовый взнос включили небольшую сумму пожертвований — ребята решили собрать средства на легкую инвалидную коляску для меня. Я присутствовал на тех матчах — все ребята бились просто не на жизнь, а на смерть! А потом привезли мне домой удобное кресло.

Сам я давно болею за московский «Спартак», стараюсь ездить на матчи. Буквально в прошлое воскресенье ездил на их игру с «Динамо» — эх, продули наши! Если рядом мои друзья, то спокойно можно попасть на трибуну.

Несколько лет назад, еще до травмы, мы с друзьями тоже собирались в Москву на матч, и один мой знакомый сказал об этом Александру Николаевичу [Шерину]. Оказалось, что он тоже болеет за эту команду. Выделил нам «Газель» для поездки — так мы познакомились лично. Потом, как уже говорил, он помог с пандусами. Общались обо всем, много обсуждали, как обстоят дела с доступной средой. И выяснили, что права маломобильных рязанцев в гордуме, в общем-то, никто и не представляет. А если и представляет от случая к случаю, то сам не понимает, что это такое — быть инвалидом. А это важно — прочувствовать все на своей шкуре, понять, что это ежедневные, ежечасные препятствия, начиная с жизни в наших квартирах-наперстках.

У нас для того, чтобы инвалиду чувствовать себя комфортно, нужно быть очень богатым: построить, к примеру, дом с широкими дверными проемами, пандусами и подъемниками, с другими облегчающими жизнь приспособлениями. Если у тебя поверхностные сведения о нашей жизни, то и делать все будешь поверхностно: на одной стороне дороги хороший съезд, на другой — высокий бордюр. Перебрался через проезжую часть — и сиди на дороге, пока не собьют, ведь заехать на тротуар уже не сможешь. И так много где: что-то сделано для нас, что-то нет. Для отчета. Но не для нормального передвижения.

В начале мая я был на соревнованиях по легкой атлетике среди параспортсменов в Адлере. И — вот удивление! — самостоятельно разъезжал в инвалидном кресле по городу. Потому что там город приспособлен для колясочников, общественный транспорт тоже. Подъезжает автобус с откидным пандусом, я в него заезжаю — все просто и удобно. Почему бы не сделать в Рязани так же, как в Адлере? Можно и лучше, но чтобы не хуже. Вот чтобы р-раз! — и все инвалиды удивились: какой наш город для всех удобный. Понятно, что моментально такого не достичь. Но, если вспоминать о нас только на День инвалида, то ничего не изменится.

Так мы часто разговаривали с Александром Николаевичем, а в апреле 2018 года он предложил мне выдвинуться в кандидаты гордумы, приезжал ко мне домой. Сначала я отказался. Ну что мне делать в политике? Как и многие, стараюсь не вникать: психика здоровее будет. Но и задумался: ведь политика — она везде. Кто-то не хочет заделывать дырявые тротуары, заниматься пандусами, латать дороги, оборудовать скверы — а почему? Почему не делают того, что положено делать? Вот и она — политика.

К слову, задумываться об этом начал еще в институте. Мы разбирали это все на лекциях: как должна проходить предвыборная кампания, как депутаты обязаны работать после этого. И я хотел вспомнить, когда в последний раз видел своего депутата, но не вспомнил. Говорят, он на прошлый Новый год на елке в соседнем дворе был. Никакой агитации перед выборами. Да что там — большинство наших даже и не знает, кто у нас депутат! А посмотришь — столько-то процентов голосов набрал, победил, снова сидит на депутатском месте. Не знаю, как на других избирательных участках, но мне кажется, что депутаты не очень-то на стороне своих избирателей. Только элдэпээровцев и видел, но не надо считать мои слова началом предвыборной кампании. Думаю, многие рязанцы подтвердят: я говорю то, что есть на самом деле.

Чего я опасаюсь? Пассивности людей. Мы с друзьями проехали по всему поселку, наклеили объявления о том, что такого-то числа в таком-то дворе будет встреча с Шериным. Депутат Государственной думы — во дворе на окраине, это ж событие, не знаю даже, какого масштаба. Но пришло всего человек двадцать. Неужели у всех все хорошо, никого ничто не интересует? Не нужны парки и детские площадки, парковки во дворах? Это трудно изменить, но нужно же начинать? Не начнешь — не сдвинешься с мертвой точки.

 

 

 
 
 


«В таких случаях принято „запикивать“»

Утром 14 мая мы с Романом встретились, чтобы погулять по окрестным улицам Трудовой и Куйбышевскому шоссе. Из подъезда он выехал самостоятельно, встретились у специальных поручней, которые его отец соорудил в палисаднике для тренировок. Прогулка получилась недолгой: Роман забыл специальные перчатки, без которых неудобно толкать колеса инвалидного кресла.

— На этой дорожке в этом году еще не занимался, но пора уже. Я надеваю специальные приспособления и «хожу» тут: нужно периодически принимать вертикальное положение, мы же, люди, рождены прямоходящими. Врачи говорят, что вряд ли я буду ходить, но тренироваться нужно. Ну, поехали?

 

 

Вот наш двор — между домами по улицам Трудовой и Ломоносова. Асфальт во дворе нормальный, только в одном месте ямы, их объезжаю. Сейчас проще, а после дождя и зимой трудно проехать. После дождя вообще опасно: не понимаешь, глубокая ли лужа. А то можно попасть в глубокую колею колесом и застрять надолго.

 

 

Это тротуар вдоль спорткомплекса «Родной край». Сейчас здесь можно проехать, но часто он заставлен машинами. Здесь небольшой парковочный карман, но неместным этого не понять: ни разметки, ни ограждения. Поэтому водители просто паркуются бампером у самого забора спорткомплекса. И все: что мне, что мамам с колясками приходится выезжать прямо на проезжую часть. Либо стой и жди, когда водитель вернется и уедет.

Сейчас завернем во двор… Нет, не завернем. Фура у «Дикси» разгружается, мне не проехать между ней и забором. Поедем вдоль «Витязя». О, здесь второе препятствие: спуститься с тротуара можно, а на другой стороне бордюр. Придется ждать, пока не пройдет какой-нибудь мужчина.

 

 

[Роман просит прохожего помочь забраться на бордюр]

Возле торгового центра — тротуарная плитка, нормально погулять можно только здесь. В хорошую погоду собирается большая тусовка. И съезд удобный к проезжей части тоже есть. Еду — даже не чувствую неудобств. Поворачиваем во двор дома №14/1 по Куйбышевскому шоссе — все, удобства кончились. Причем не только для меня. Тут и здоровому человеку как бы ноги не переломать. Яма на яме. К тому же двор проездной, постоянно ездят машины. Сейчас-то проеду, а после дождя? В общем, здесь все понятно. На видео в таких случаях обычно «запикивают». Тут одни сплошные запикивания.

 

 

Дальше отделение Сбербанка. Хорошо, что на нашей окраине оно есть, но плохо, что мне туда никак не попасть. Теперь поехали вдоль другой стороны дома №14/1. Здесь магазин «Магнит». Спасибо, что сделали такой пандус: под нормальным углом, удобный. Только обязательно об этом напишите, что не все у нас плохо. Но тротуар перед «Магнитом» такой, что лучше б его не было. Не знаю, кто собственник этой территории, но выполняет он свои обязанности отвратительно [участок находится в бессрочном пользовании у Управления благоустройства города]. Совсем не выполняет. Ни проехать ни пройти, особенно зимой. А вон и еще один колясочник, пожилой человек. Сколько нас в одном месте собралось.

 

 

Ну вот, вернулись на тротуарную плитку, а фура все стоит на разгрузке. Но здесь есть нормальный пешеходный переход, сейчас переберемся на ту сторону. Хм, «умелец» прямо на пешеходном переходе остановился [машина встала на светофоре], придется немного нарушить и объехать его не по зебре. Перед школой №41 — наверное, ремонт теплотрассы: ямы и заплатки. Но это временно. Ну вот, почти вернулись домой. А здесь придется перебраться на ту сторону дороги, нарушив правила, потому что здесь нет бордюров, сам смогу проехать. Такая вот экскурсия. Ну как? Больше не надо отвечать, для чего я просто обязан попасть в гордуму [смеется]?

 

 

А теперь о грустном. Я по сравнению с другими инвалидами о-очень даже мобильный. Я молод, занимаюсь спортом, у меня много друзей, которые всегда помогут. А как быть другим? Тем, которые киснут в своих квартирах, без помощи и свежего воздуха, без шансов на нормальную человеческую жизнь? Сколько их — мы даже не знаем. Потому что не слышим их жалоб. Либо эти жалобы никто не озвучивает, либо инвалиды смирились и помалкивают. Да и как им жаловаться? На письма все привыкли получать только отписки, а в городскую администрацию, как и в думу, нам не проехать: ни пандусов, ни подъемников. Так что, даже если я стану депутатом, не смогу попасть на свое рабочее место. Чиновники даже и мысли не допускают, что такие, как я, могут оказаться в думе.

 


9 сентября 2018 года в России пройдут выборы депутатов в законодательные органы власти. В Рязани будут избирать 40 депутатов городской думы. Кандидатам от малоизвестных партий и самовыдвиженцам необходимо собрать подписи — 0,5% от количества рязанцев, зарегистрированных в округе. Кандидатам от партий, представленных в парламенте, для регистрации собирать подписи не нужно. Роман Зацепин до 22 мая должен сдать пакет документов, после чего он получит удостоверение кандидата в депутаты.


Екатерина Вулих, фото и видео автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Вот такие депутаты нам нужны! Близкие к народу, сталкивающиеся с городскими проблемами каждый день! Катя, спасибо за репортаж.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: