Республика Коми
«Сотрудники ФСБ требовали, чтобы я оговорил фигурантов дела Гайзера». Обвиняемый в организации ОПС Дмитрий Виноградов выступил в Сыктывкарском горсуде Республика Коми 15
Дмитрий Виноградов
Фото Кирилла Шейна

В Сыктывкарском городском суде 3 мая завершился допрос обвиняемых по делу о создании ОПС в сфере транспортных перевозок, показания дали последние свидетели. 12 человек обвиняются в том, что с 2005 по 2015 год вымогали деньги у таксистов, работавших на автовокзале Сыктывкара, части из них также предъявлено обвинение в поджоге. Почти все подсудимые не признали обвинений и назвали дело против себя сфабрикованным. Заместитель директора ООО «Автоперевозчик» Дмитрий Виноградов, которого на этапе предварительного следствия объявили организатором группировки, заявил, что от него пытались добиться показаний на фигурантов дела Гайзера. Другие обвиняемые рассказали о давлении следователей и требованиях признать вину. Корреспондент «7x7» побывала на недавних заседаниях суда.

 

Свидетели. «Я бы не сказал, что это были кабальные условия»

На одном из заседаний суда в середине апреля выступил очередной засекреченный свидетель под псевдонимом Андрей Костин. Один из адвокатов Владимир Ковалёв в разговоре с корреспондентом «7x7» высказал предположение, что засекреченные свидетели со стороны обвинения нужны, чтобы осложнить процедуру допроса для защиты. Костин сообщил, что один из фигурантов дела, Дмитрий Микушев, занимавшийся автострахованием и признавшийся в поджогах зданий конкурентов, обратился к Дмитрию Виноградову с просьбой помочь ему поджечь станцию техобслуживания на улице Гаражной в мае 2012 года. Станцию поджигали дважды, так как в первый раз огонь быстро потух. По его словам, сначала Виноградов распределил роли и отправил Александра Эбингарда, Андрея Титенкова и Бориса Куницына поджечь здание, а сам вместе с Микушевым и Андреем Черкасовым патрулировал улицы. Во второй раз на поджог, по словам Костина, Куницын уже не пошел, но присоединились Алексей Личутин и Евгений Кайдо.

Судья Валентина Трофимова сообщила, что во время следствия свидетелю показали запись происшествий с одной из камер наблюдения, и поинтересовалась у Костина, как он смог опознать фигурантов дела, учитывая, что он не имел с ними личных отношений, люди были сняты издалека, а их лица — закрыты масками. Свидетель ответил, что пересекался с обвиняемыми в клубах, спортивных центрах и определил их по походке и возрасту, а также характерным жестам.

Город у нас маленький, — добавил он.

Мы тоже смотрели в суде это видео, на нем участники поджога выглядят как точки, поэтому невозможно рассмотреть возраст, походку и повадки, — возразила Трофимова.

Костин ответил, что в своих показаниях высказал только предположение о том, кто мог быть поджигателем. Он сослался на то, что о планах поджога ему рассказал некий «источник», якобы слышавший, как фигуранты дела договаривались о поджоге в здании предприятия ООО «Автоспас». Показания следствию Костин давал в 2015 году, но, как выяснилось на заседании, он не знал о том, что в 2012 году по факту поджогов завели уголовное дело.

Все названные свидетелем обвиняемые, кроме Микушева, во время следующих заседаний отвергли свое участие в поджогах.

У меня тогда был свой бизнес, у Андрея Титенкова — тоже. Если рассуждать логически, какой смысл был нам всем рисковать и ехать ночью поджигать какое-то здание, — прокомментировал корреспонденту «7x7» показания Костина обвиняемый Александр Эбингард. Он добавил, что остальные обвиняемые в соучастии Микушеву, которых назвал свидетель, — взрослые люди и не стали бы ввязываться в подобную авантюру.

На следующем заседании, 26 апреля, свидетелем выступил водитель Александр Сметанкин, возивший людей из Сыктывкара до Усть-Кулома с 2006 года по 2013 год. Он рассказал, что возможность набирать пассажиров на автовокзале была очень выгодной. Водители объединялись в бригады, за место в одной из них нужно было отдать бригадиру вступительный взнос, который в середине 2000-х годов составил для Сметанкина 30 тыс. руб. По его словам, водители также ежемесячно платили в кассу автовокзала за возможность парковаться на площади автовокзала и объявлять пункт назначения, в последние годы его работы — по 3,5–4 тыс. руб.

Я бы не сказал, что это были кабальные условия, я пока там работал, дом построил, — рассказал свидетель.

Он добавил, что об арендной плате в кассу автовокзала водителям при необходимости объявлял бригадир, а не охранники. Нескольких из них он знал, и иногда они вместе пили чай.

 

Обвиняемые. «А при задержании меня немного побили»

Суд также попросил обвиняемых дать свою версию событий. Все, кроме Дмитрия Микушева, признавшегося в поджогах, отвергли обвинения в полном объеме. Некоторые фигуранты дела рассказали о давлении, которое на них якобы оказывали следователи, а также о том, что их допрашивали сотрудники ФСБ.

Обвиняемый Владимир Туркин проработал на вокзале два месяца летом 2013 года, подменяя одного из охранников. Его задержали в 2015 году сотрудники СОБРа.

Меня полтора часа возили по городу в машине, я лежал на полу, в ногах у них. А после этого в отделении полиции часов шесть простоял в углу лицом к стене. И уже после этого началась очная ставка со свидетелем.

Медработник засвидетельствовал у Туркина следы побоев. По словам молодого человека, он решил не жаловаться, чтобы не осложнять своего положения. Но заявление в прокуратуру по этому поводу написала его жена. Туркин рассказал, что после ему начали угрожать следователи, а жену заперли в участке на шесть часов, требуя забрать заявление. Девушка отказалась, но делу так и не дали ход. Во время обыска в квартире Туркина задержанному не объяснили его права, чем нарушили следственную процедуру.

Еще один охранник автовокзала Алексей Личутин рассказал, что его задержали утром 9 июня 2015 года и затем продержали в наручниках до трех часов дня. Он обращался в прокуратуру с жалобами на нарушение процедуры. Оперативный сотрудник Геннадий Берг, который участвовал в задержании, по словам Личутина, уговаривал его подписать уже готовые показания и говорил, что в этом случае его освободят. Впоследствии его просили оговорить других обвиняемых, угрожая, что в случае отказа на него повесят эпизоды со вступительным взносами от таксистов.

Обвиняемый Борис Куницын работал уже на новом автовокзале, где в 2015 году в течение двух месяцев просто сидел в будке и открывал шлагбаум. Почти ни с кем из фигурантов дела он знаком не был. Его задержали на рабочем месте.

А при задержании вам что-нибудь объяснили? — поинтересовалась у него Валентина Трофимова.

А при задержании меня немного побили, — усмехнулся Куницын.

В отделении полиции, по словам обвиняемого, от него потребовали признаться в поджогах. Позже, во время предварительного следствия, по словам молодого человека, на него оказывали психологическое давление: то угрожали арестовать все имущество, то обещали дать два года условно, если он признается в том, что ходил вместе с Микушевым поджигать станцию техобслуживания.

Я на ИВС [изолятор временного содержания] увидел Титенкова, он тоже был побитый и спросил меня, что я тут делаю, он даже имени моего не знал. Я ответил, что не знаю, — рассказал Куницын.

На грубое задержание также пожаловался Евгений Кайдо. Он рассказал, что ему не дали возможности защищаться во время очной ставки, которая прошла вскоре после задержания в 2015 году. Допрос по делу состоялся только в апреле 2016 года.

Я был удивлен, когда узнал, что по делу проходит еще и Черкасов, ведь он не имел никакого отношения к автовокзалу, — рассказал Кайдо суду.

Евгений Бауров, работавший на автовокзале начальником службы охраны, сообщил, что следователи предлагали ему оговорить Дмитрия Виноградова в обмен на освобождение, но он не согласился.

 

Дмитрий Виноградов. «Я не ожидал, что со мной по делу потащат и других людей»

Обвиняемый в создании организованного преступного сообщества Дмитрий Виноградов дал показания 3 мая. Он сообщил суду, что, когда он пришел работать на автовокзал директором ООО «Автоперевозчик» в 2005 году, работа с таксистами уже была выстроена, и они платили в кассу автовокзала за возможность работать на его территории. Через год он уволился, чтобы в 2011-м вернуться снова — но уже заместителем директора ООО «Автоперевозчик». По его словам, водителям такси работать на автовокзале было выгодно.

Это видно по тем машинам, которые они покупали, — объяснил он. — А автовокзал, наоборот, не был заинтересован в том, чтобы водители присутствовали на его территории.

Виноградов рассказал, что водители-частники забирали часть пассажиров у других автоперевозчиков, с которыми у предприятия, где он работал, были договоренности. Последние, по его словам, обеспечивали большую часть выручки, по сравнению с которой арендная плата водителей за возможность парковки на территории автопавильона была несущественной и никого из руководства особенно не интересовала.

Ваша честь, ну зачем нам заниматься рэкетом, что мы, гопники какие-то, какой год уже на дворе, мы все зарабатывали, зачем нам это надо было? — обратился он к судье и добавил, что среди таксистов были бывшие сотрудники полиции, которые могли самостоятельно решить проблемы рэкета, если бы они вдруг возникли.

Виноградов напомнил и о том, что следствие потеряло вещдоки, среди которых, по его убеждению, были и доказательства невиновности фигурантов дела

У нас даже корыстных целей не было. Платили таксисты в кассу или нет, мы все получали стабильно одну и ту же зарплату.

Обвинение в том, что он участвовал в поджоге, Виноградов полностью отверг. По его словам, за две-три недели до задержания к нему обращались сотрудники следственного управления Следственного комитета по Коми и требовали от него нужных им показаний по другому уголовному делу. 

Они сказали, что в случае отказа меня привлекут по делу о поджогах. Я подумал, пусть привлекают, но не ожидал, что со мной потащат и других людей. Потом в СИЗО ко мне не один раз приходили сотрудники ФСБ и требовали, чтобы я фигурантов «дела Гайзера» оговорил. На нас пытались оказать давление. Когда начнутся прения, я расскажу об этом подробно. Один из следователей однажды даже признался, что «устал фабриковать для эфэсбэшников дела», но сразу осекся, случайно оговорился, рассказал Виноградов.

По его мнению, следователи рассчитывали, что обвиняемые оговорят друг друга и признают, что были членами ОПС, которое, в свою очередь, было связано с фигурантами «дела Гайзера». А много людей к делу привлекли в расчете на то, что кто-нибудь согласится подтвердить версию следствия.

Позже один из адвокатов по делу в разговоре с корреспондентом «7x7» предположил, что от «силового крыла» в «деле Гайзера» в Москве решили отказаться, потому что это значительно увеличило бы количество его участников и удлинило бы и без того затянувшийся процесс.

В заключении своего выступления Дмитрий Виноградов сказал, что дело против него и других обвиняемых сфабриковано.

Мы будем бороться, чтобы понесли ответственность те, кто к этому причастен.

Заседания по делу продолжатся после 10 мая.


Задержания по делу об ОПГ в сфере транспортных перевозок начались в в июле 2015 года и продолжались до сентября. По мнению следствия, в группировке состояли 12 человек: Александр Эбингард, Андрей Титенков, Алексей Личутин, Борис Куницын, Андрей Черкасов, Евгений Бауров, Евгений Кайдо, Олег Курош, Сергей Туркин, Александр Данилов, Дмитрий Микушев и Дмитрий Виноградов, руководивший остальными.

После ареста одного из обвиняемых, Алексея Личутина, вывезли в Москву, где его допрашивали сотрудники ФСБ. По его словам, они угрожали, что его дело «привяжут» к делу Гайзера. 

Рассмотрение дела в суде началось в мае 2017 года. На судебных заседаниях в 2017 году часть свидетелей и подозреваемых отказалась от показаний, ранее данных следствию. В январе 2018 года засекреченный свидетель рассказала о попытках захватить рынок автострахования в Сыктывкаре. По словам женщины, бывший личный водитель и охранник предпринимателя Валерия Веселова Дмитрий Микушев запугивал страховых агентов, а также поджигал помещения конкурентов. В начале февраля еще один засекреченный свидетель заявил, что к поджогам причастны и другие обвиняемые, однако он не смог вспомнить, от кого именно и когда получил информацию, а также путался в показаниях. 

Свидетельские показания дал и следователь по делу Николай Тузов, рассказавший о пропаже из дела вещественных доказательств и не сумевший объяснить суду, почему показания некоторых свидетелей, включавшие и прямую речь, совпали слово в слово. 

В суде заслушали записи телефонных разговоров, в которых говорилось о взятках во время строительства санатория «Серёгово».

На заседании 26 февраля бывший директор старого автовокзала Сыктывкара Валерий Дитц заявил, что плату с таксистов брали законно и даже по требованию самих водителей.


Елена Соловьёва, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Действительно, некабальные условия, если таксист за 7 лет работы на автовокзале смог построить себе дом!

Ну, вот... Человек сказал, что было. Нравится?

нравится сам факт, что сказал? или ТО, что сказал?

Нравится ли вам что в Коми можно слепить уголовное дело из ничего против кого угодно?

Vove, на 22-57
# 05 / 05 / 201808:02

Разве только в Коми? Дурное дело не хитрое.

Не нравится!)) На себе испытал правовой беспредел.

Василий
# 05 / 05 / 201811:22

Длилось это годами и все это знали но молчали, а кому было жаловаться? Счас другие схемы работают и снова молчек

А что ты хочешь, чтобы как в СССР? Так там тоже были интересные схемы. Мозги населению только промывали, дескать самое справедливое и благополучное общество, а за рубежом безработица и негров вешают. Теперь вот эту дрянь пытаются "возродить"... Ты доволен?

Что длилось-то??? То, что таксисты могли зарабатывать хорошие деньги, обеспечивать семью и приобретать жилье, не влезая в ипотеку? Тогда конечно, жаловаться некому))

Никита
# 06 / 05 / 201819:25

Понятно, что уголовное дело сфабриковано. Я кстати этих ребят не знаю. Но я понимаю для чего их "повязали", "правоохранители" надеялись, что они оговорят друг друга и заработают себе "палку" по раскрытию. Очень хочется надеяться, что судья окажется адекватной. В республике за последние годы очень много сфабрикованных уголовных дел, особенно со стороны фсб. Все эти фабрикации начались с приходом в республику бывшего начальника УФСБ Калашникова, который был в сговоре с нынешним прокурором республики. Так было сфабриковано уголовное дело против бывшего руководителя МР Княжпогостский Попова В.А. Где по такой же схеме привлекли к уголовной ответственности предпринимателей, которые за свою свободу оговорили Попова. И в суде это четко просматривалось. Однако молодой и не опытный судья Степанченко оказался просто трусом, который не принимал не одного самостоятельного решения, постоянно кому-то названивая. По этому правосудия в нашей стране нет. Ребятам и родственникам терпения сил.

Вообщем таксистов ни кто не доил, помещения не поджигал , свидетели врут, а МИКУШЕВ сам себе на срок рассказывает. Хорошие ребята , надо их отпустить. Из репортажа и из комментариев так следует.

правильно
# 07 / 05 / 201807:07

Гайзер и его сообщники так обгадились, что теперь к ним могут любого привязать.

Вот только непонятно, зачем кого-то привязывать, если они и ТАК обгадились???

А делать-то им особо нечего, шпионов на всех не хватает... Вот и придумывают всякое-разное, чтобы начальство их заметило и звёздочку новую дало... и премию в квартал :)

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: