Республика Карелия
«Зов души и чашка чая» Республика Карелия 2
Фото twitter.com

Как набирают желающих стать общественными наблюдателями на выборах президента страны 18 марта, какие требования к ним предъявляются и могут ли волонтеры рассчитывать на какое-то поощрение за свою работу — эти темы обсуждали участники расширенного заседания Общественной палаты Карелии. Член Общественного совета при ЦИК республики Олег Реут побывал на этой встрече. 


Как снизить недоверие к выборам

За последние две недели я ознакомился с большим количеством информационных сообщений о том, как в разных российских регионах проходят встречи так называемых «общественных наблюдателей», которые планируют принять участие в мониторинге избирательных процессов на избирательных участках 18 марта. Сразу стоит оговориться: это касается тех граждан, кто готовится стать наблюдателями от общественных палат регионов.

В большинстве регионов встречи «общественных наблюдателей» проходили в больших концертных и спортивных залах. В Санкт-Петербурге — 3 тысячи участников, в Саратове — 2 тысячи. Неизменно на них присутствовал Максим Григорьев, член Общественной палаты России, заместитель руководителя рабочей группы по мониторингу реализации избирательных прав граждан.

Мероприятие в Петрозаводске получилось на удивление камерным. В сравнительно небольшом помещении собрались участники расширенного заседания Общественной палаты Карелии. «Расширенность» обеспечивали четыре члена Общественного совета при Центризбиркоме республики. Ни одного «общественного наблюдателя» в аудитории не было.

Председательствующий — член Общественной палаты Карелии, назначенный ответственным за сбор «наблюдателей» Анатолий Цыганков — сразу заявил, что инициатива по мониторингу в день голосования является «новой формой» и «даже экспериментом», а его природа увязывается с целью «снизить недоверие к выборам».

На сегодняшний день, рапортовал Цыганков, уже подтвердили свое участие в волонтерском проекте две трети от необходимого числа «наблюдателей». В Карелии 470 УИКов, а это значит, что Общественная палата республики планирует подготовить 940 «помощников избирательных комиссий». По словам Цыганкова, по данным на 6 февраля, с декабря прошлого года в наблюдатели записалось 250 человек, на сегодняшний день их уже 650. То есть за последние девять дней прибавилось 400.

Цыганков отметил, что в «наблюдатели» берут не каждого желающего. «Отбор очень строгий», ведь «общественник должен снять подозрения относительно легитимности избирательного процесса».

 

Волонтерство или социальный лифт?

Последний тезис подхватил Григорьев. В «наблюдатели» зачислят только тех, кто «подпишет Этический кодекс». Столичный гость подробно остановился на чтении и комментировании всех его шести пунктов. Признаться, они довольно абстрактно сформулированы, и хотя бы поэтому наверняка не могут быть нарушены сколько-нибудь ответственным гражданином, добровольно согласившимся бесплатно провести на избирательном участке 15–18 часов своего воскресного времени.

Тема бесплатности наблюдательской работы всплывала в обсуждении на заседании несколько раз. Сперва присутствующий в качестве гостя студент-политолог констатировал, что обучающийся в вузе «знает, что на выборах можно подзаработать». А потом еще двое-трое членов Общественной палаты интересовались, что, «может, хоть чашку чая смогут дать наблюдателю?».

Ответы Григорьева с категоричного «нет, это же волонтерская деятельность» и «ничего, найдем других» в какой-то момент сменились на «лучшие наблюдатели не будут не замечены», «мы их поддержим и откроем двери», а со временем их статус вполне позволит «претендовать на то, чтобы стать членами избирательных комиссий».

Такой «социальный лифт» не очень «цеплял» членов Общественной палаты пенсионного возраста. В какой-то момент обсуждения один из членов попросил поднять руки тех, кто «уже сейчас работает в избирательных комиссиях». Оказалось, что практически каждый третий. По закону они не могут быть «общественными наблюдателями», и, следовательно, весь разговор проходил «мимо них».

 

«Золотой стандарт»

Тем временем Григорьев уже расхваливал «Золотой стандарт по общественному наблюдению на избирательных участках». Документ был распространен среди присутствующих. При внимательном ознакомлении с четырехстраничным текстом стало понятно, что написан он только для того, чтобы поместить «общественных наблюдателей» в очень узкий коридор пассивного созерцания за действиями членов УИК.

Например, шесть пунктов «стандарта» предлагают «наблюдателю» оценить действия до начала голосования. С подсказками в скобках после необоснованно краткого и даже не до конца ясного описания процедур. «Обеспечен/не обеспечен», «соответствует/не соответствует», «предъявлен/не предъявлен». Очевидно, что столь «заботливое» «направление» имеет целью навязать пришедшему на УИК логику предельно формальной оценки. При этом никого не смущает, что «наблюдателю» даже не предлагается опция поставить под сомнение законность, обоснованность и коллегиальность действий членов УИК, прозрачность и гласность происходящего при организации голосования.

Вот тогда и возник естественный вопрос: а зачем вообще нужны такие «наблюдатели»? Только для того, чтобы в ночь с воскресенья на понедельник глубокомысленно заключить, что абсолютно никаких нарушений на всех 470 избирательных участках в Карелии не выявлено?

 

Про «эталон прозрачности»

На этот вопрос, перманентно витавший в воздухе, упреждающе ответил дуэт Цыганкова-Григорьева: «Мы должны показать, что Россия становится эталоном прозрачности». Параллельно шли ссылки на Дональда Трампа, который «признал, что выборы в Америке в двух штатах в 2016 году были полностью фальсифицированы», «а недавно в Германии целый ряд партий заявил, что на выборах были нарушения и фальсификации».

Итог неострой дискуссии подвел Максим Григорьев: «Наблюдателям не надо разбираться в политике, им нужно только понимать смысл слов [золотого стандарта]... Давайте проведем конкурс на лучшего наблюдателя в разных номинациях... Это же зов души, все бесплатно. А чашкой чая, думаю, поддержать сможем».

О том, насколько сказанные московским гостем слова «попали на вспаханное поле», можно судить по завершающей реплике члена региональной палаты и одновременно заместителя председателя Совета при главе Карелии по содействию развитию гражданского общества и правам человека Лилианы Жоховой: «Мы ведь не хотим, чтобы все говорили, что у нас нечестные выборы. А административный ресурс все равно надо поднимать».


Олег Реут, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

Перестал понимать, зачем вообще наблюдатели на выборах? Да, регистрируют нарушения, пугают председателей. Но что остается в сухом остатке? Власти пока работают эффективнее...

Уважаемый Семён, наблюдатели – разные. Есть те, кто на избирательном участке стремится дать эффективный отпор наглому противоправному поведению и порой недобросовестных членов УИК, и тех, кто в силу разных причин стремится воспользоваться нарушениями избирательного законодательства. А есть созерцатели, которые даже не желают замечать нарушения.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: