Оренбургская область
«Совершая незаконные действия, преследовал низменную цель — подавить психику человека» Оренбургская область 0
Новотроицкая колония-поселение №11
Фото с сайта ural56.ru

Оренбургский областной суд 14 февраля 2018 года оставил без изменения размер компенсации морального вреда — 220 тыс. руб. — бывшему осужденному К., который пострадал от незаконных действий руководства колонии-поселения № 11, сообщили в общественной организации «Комитет против пыток». Подробнее об этом деле и других — в обзоре корреспондента «7×7». 


Дело Хусаинова — Кумарова

5 апреля 2917 года Новотроицкий городской суд вынес приговор по обвинению «в совершении насильственных действий сексуального характера группой лиц по предварительному сговору и превышении должностных полномочий» бывшему начальнику Новотроицкой колонии-поселения №11 Филюсу Хусаинову и его заместителю Мурату Кумарову. Хусаинова приговорили к семи годам лишения свободы, Кумарова — к пяти с половиной.

В апреле 2013 года в Комитет против пыток обратилась Ирина Балашова, гражданская жена заключенного Сергея Никонорова. Она сообщила, что сотрудники колонии-поселения №11 во главе с Филюсом Хусаиновым «создают [Никонорову] невыносимые условия жизни: подвергают систематическим избиениям, а также угрожают изнасилованием». Причина — отказ Никонорова работать «на различных строительных объектах», например строить Хусаинову дачу. Тем не менее дачу Никонорову строить все же пришлось. Как писала «Медиазона», «работоспособность заключенных начальник колонии поддерживал угрозами: наложить взыскания, запереть в ШИЗО (штрафной изолятор), перевести на строгие условия содержания или отправить в „петушатник“. Однажды, по словам Никонорова, Хусаинов для убедительности достал травматический пистолет и выстрелил в забор, чтобы продемонстрировать, что пистолет заряжен».

Помимо Никонорова, на действия Филюса Хусаинова жаловались еще двое осужденных: К. и Д. (их полные имена сотрудники Комитета против пыток не приводят). Они «рассказали о том, что к ним систематически применяется насилие со стороны сотрудников колонии. Написать письма в Оренбургское отделение Комитета против пыток их побудила безысходность, поскольку в отношении одного из них после неудавшейся попытки побега из-за избиений были совершены насильственные действия сексуального характера осужденными из так называемого „актива“ в присутствии и по приказу сотрудников колонии, снимавших все на видеорегистратор». 

27 июня 2017 года судебная коллегия Оренбургского областного суда оставила приговор Хусаинову и Кумарову без изменений. 

 

Дело Шнайдера — Симоненко

Как сообщал «7×7», в ноябре 2017 года в Советский районный суд Орска поступило уголовное дело в отношении бывшего начальника следственного изолятора №2 Евгения Шнайдера и бывшего начальника оперативного отдела СИЗО Виталия Симоненко. Их обвинили в совершении преступлений по части 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ («Превышение должностных полномочий, совершенное с причинением тяжких последствий»). В результате этого «превышения», по версии следствия, погиб осужденный Владимир Ткачук.

Как говорится в отчете Комитета против пыток, осенью 2013 года к правозащитникам обратилась мать Владимира Ткачука — Надежда Чертовских. Она рассказала, что 5 сентября ей позвонил неизвестный и сообщил, что ее сына «до смерти забили сотрудники СИЗО №2», куда Ткачука командировали из новотроицкой колонии-поселения №11 в качестве хозяйственного работника.

Расследование гибели Владимира Ткачука, по мнению правозащитников, «изначально велось вяло и безынициативно». Сотрудник следственного отдела по Орску регионального Следственного управления Анастасия Чичина «шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела»: по ее мнению, многочисленные травмы, обнаруженные судебно-медицинской экспертизой при осмотре тела Ткачука, есть не что иное, как «результат падения заключенного на доски».

Уголовное дело против Евгения Шнайдера и Виталия Симоненко возбудили только после обращения юристов Комитета против пыток в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Как сообщил 6 февраля 2018 года корреспонденту «7x7» специалист по связям с общественностью и СМИ Советского райсуда Орска Владимир Свобода, приговор Шнайдеру и Симоненко еще не вынесли. Шнайдер содержится под домашним арестом, Симоненко — в следственном изоляторе №1 Оренбурга.

 

Дело о гибели задержанного в Бугурусланском РОВД

19 декабря 2005 года сотрудники бугурусланской милиции задержали и доставили в районный отдел внутренних дел местного жителя Василия Лямова. Как сказано в отчете Комитета против пыток, участковый уполномоченный Валерий Прытков избил Лямова, и тот «несколько часов пролежал на полу в вестибюле отдела милиции на глазах постового и оперативного дежурного. Скорая помощь, вызванная с большим опозданием, констатировала смерть задержанного».

Судебное разбирательство по факту гибели Василия Лямова длилось пять лет. В 2011 году Бугурусланский районный суд признал Валерия Прыткова виновным только в «превышении должностных полномочий, сопряженном с применением насилия». Суд счел недоказанным, что смертельную травму Василию Лямову причинил именно Валерий Прытков. Тем не менее районный суд участковому уполномоченному (который к 2011 году успел получить звание подполковника и оформить льготную пенсию) назначил наказание в виде трех лет лишения свободы в колонии общего режима. 14 февраля 2017 года ЕСПЧ признал, что «Россия нарушила в отношении Лямова несколько статей Конвенции [о защите прав человека и основных свобод]», и присудил сестре Лямова компенсацию в размере 50600 евро.

 

Дело о пытках в отделе полиции №4 

В мае 2017 года ЕСПЧ удовлетворил жалобу юристов Оренбургского отделения Комитета против пыток в интересах Юрия Зонтова, который утверждал, что его пытали в отделе полиции №4. За юридической помощью к правозащитникам Юрий Зонтов обратился в 2011 году. По его словам, 27 августа его доставили в здание отдела полиции на улице Невельской, 6, где «избивали, наносили удары резиновой дубинкой по ступням, душили целлофановым пакетом до потери сознания, заставляя признаться в краже золотой цепочки и телефона».

Сотрудники следственного отдела по Оренбургу регионального Следственного управления, куда правозащитники заявили об избиении Зонтова, 20 раз выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против полицейских. Как сообщила корреспонденту «7×7» инспектор по общественным расследованиям Оренбургского отделения Комитета против пыток Альбина Мударисова, постановления следователей признали законными во всех судебных инстанциях региона. «На данный момент мы ждем ответа из Верховного суда России, к председателю которого обратились с просьбой пересмотреть судебные решения в части признания отказов в возбуждении уголовного дела законными в связи с решением ЕСПЧ», — сказала Альбина Мударисова.

 

Ответ уполномоченного по правам человека

Редакция «7x7» 6 февраля 2018 года направила запрос уполномоченному по правам человека в Оренбургской области Анатолию Чадову (в 1993–2008 годах возглавлявшему региональную прокуратуру). 9 февраля он ответил на вопросы о количестве жалоб осужденных за два последних года, о причинах жалоб и случаях пыток в пенитенциарных учреждениях Оренбургской области.

В своем ответе Анатолий Чадов прокомментировал и приведенные в этой статье случаи нарушения прав задержанных и осужденных, в частности, бывшего заключенного колонии-поселения №11 Сергей Никонорова. Уполномоченный по правам человека написал, что начальник этой колонии, «совершая незаконные действия, преследовал низменную цель — подавить психику человека и навязать правила и обычаи тюремной субкультуры».

По поводу гибели Владимира Ткачука Анатолий Чадов написал, что, как только эта информация поступила в аппарат уполномоченного, он сразу обратился в УФСИН по Оренбургской области и в региональное Следственное управление за информацией о происшествии, после чего заявил, что Ткачук не мог получить такие повреждения самостоятельно. «Уполномоченный поставил перед начальником УФСИН, руководителем следственного отдела и надзирающим прокурором вопросы, ответы на которые могли бы существенно повлиять на результаты проверок».

Анатолий Чадов сообщил, что «по иным фактам, указанным в отчете „Комитета против пыток“, информация в аппарат уполномоченного не поступала. Возможно, это связано и с тем, что события произошли до учреждения института уполномоченного в Оренбургской области. Заявления от пострадавших также не поступали».

О количестве жалоб в адрес уполномоченного по правам человека и их причинах Анатолий Чадов сообщил:

«В 2016 году в адрес уполномоченного по правам человека в Оренбургской области поступило 102 письменных обращения от лиц, содержащихся в местах лишения свободы, со следующей тематикой: несогласие с приговором, решениями суда — 34; жалобы на решения, действия (бездействие) следственных органов — 19; жалобы в сфере уголовно-исполнительного законодательства — 25; разъяснения законодательства (условно-досрочное освобождение, адаптация и др.) — 24.

В 2017 году от лиц данной категории письменно поступило 90 обращений, из них: несогласие с приговором, решениями суда — 31; жалобы на решения, действия (бездействие) следственных органов — 20; жалобы в сфере уголовно-исполнительного законодательства — 21; разъяснение законодательства (условно-досрочное освобождение, адаптация и др.) — 18.

В 2016 году на личном приеме уполномоченным принято 400 граждан, в том числе и содержащихся в спецучреждениях уголовно-исполнительной и правоохранительной систем, в 2017 году — 508 человек».


Оренбургское региональное отделение Комитета против пыток основано в 2007 году. 

Законодательное собрание Оренбургской области приняло Закон «Об Уполномоченном по правам человека в Оренбургской области» 10 ноября 2010 года.


Леонид Маслов, «7x7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: