Кировская область
«Гособвинению выгодно руководствоваться презумпцией виновности» Кировская область 1
Никита Белых
Фото Софьи Крапоткиной

В Пресненском суде Москвы 26 января бывший губернатор Кировской области Никита Белых, обвиняемый в получении взятки в 600 тыс. евро, сказал свое последнее слово. «7x7» приводит самые важные цитаты из выступления политика.
 


О презумпции виновности

— Это уже 33 заседание. 582 дня 13968 часов 838 с лишним минут я нахожусь в тюрьме. Каждую из этих минут я думаю, как это произошло и почему гособвинению выгодно руководствоваться презумпцией виновности. Все, кто хотел что-то понять, давно уже поняли. Я думаю, признания вины никто всерьез не ждет. Я не испытываю иллюзий об обвинении, но полагал, что будет видимость законности и обоснованности обвинений.

 

О встрече, которой не было

— Хочу остановиться на дате 5 марта 2014 года. Эта дата четко указана в обвинении. Якобы в этот день произошло некое формулирование требования взятки с упоминанием акций, крупных купюр и иных деталей «вымогательства».

Ни в каких деталях мы не видим ни требований, ни связки с предприятиями, ни иных причинно-следственных связей. Тем более, что нигде в том, что мы изучали, нет намека на вымогательство. Да, есть просьба, и я это подтверждаю, по благотворительным проектам. Да, есть просьба к [экс-владельцу Нововятского лыжного комбината, который якобы дал взятку Белых] Зудхаймеру, без привязки к проблемам предприятия.

Проблема в том, что этой встречи просто не было. Просто не было никаких контактов с этим человеком в этот день. Не было темы для встречи, поскольку все решения уже были приняты ранее, и обсуждать с Зудхаймером было абсолютно нечего, не было времени для встречи 5 марта — это день между командировками, когда я ночью прилетел в Киров, а вечером улетел.

Интересно, что прокуроры в прениях ссылаются на то, что Зудхаймер в этот день прилетал в Киров. Возможно. Прилет человека в областной центр с населением в полмиллиона человек вряд ли может свидетельствовать о встрече с главой региона. Если я прилетаю в Москву, это не означает, что я обязательно встречаюсь с президентом или главой правительства.

 

О показаниях свидетелей

— Отдельно хочу остановиться на показаниях свидетелей, а точнее, на отношении гособвинения к показаниям, озвученном в прениях. Прокуроры сказали, что к показаниям в суде Ахмадуллина, Мамедова, Лебедева, Галицких и других надо критически относиться. Следствие и обвинение само запросило этих свидетелей, они должны были подтверждать обвинение.

Свидетели поясняли, почему появилась существенная разница в показаниях [данных во время следствия и на суде]. Обвинение посчитало некоторые из этих объяснений смешными и некорректными. Этому есть несколько причин: сами формулировки вопросов, которые исходили из презумпции виновности и крайне однобокого понимания вопросов в целом. Ссылка на какие-то внутренние ограничения, предположения о показаниях из-за особых теплых товарищеских отношений просто невозможна. Некоторых из этих свидетелей я лично даже не знаю, по работе мы не пересекались. Предполагать, как это сделала во время судебного следствия прокуратура, что они мстят за то, что их выгнали из правительства, сложно — некоторых не выгоняли, они пошли на повышение.

Хочу обратить внимание на тех свидетелей обвинения, на которых обвинение особенно акцентирует внимание. Трое из них, [экс-владелец НЛК Альберт] Ларицкий, [бывший директор НЛК Владимир] Сысолятин и [бывший зампред правительства области Сергей] Щерчков, находились, а некоторые до сих пор находятся, под уголовным преследованием, в том числе не связанным с рассматриваемым уголовным делом.

Вся ситуация со свидетелями выглядит очень показательной. Следствием было заявлено, а обвинением утверждено 150 человек в качестве свидетелей обвинения. Но после того, как свидетели стали давать показания, которые, видимо, не устраивали версию обвинения, допросили менее 15%, 21 человека из списка. Тут обвинение неожиданно прекратило допрашивать свидетелей. Почему? Ответ, мне кажется, очень простой — они не подтверждают ту версию обвинения, на которой настаивает прокуратура. В этом вся проблема.

 

О работе губернатором

— Что касается моей работы на протяжении семи с половиной лет на посту губернатора. Должен сказать, что мне абсолютно не стыдно за свою работу. Это не означает, что все было сделано или делалось идеально. Естественно, были ошибки, но не ошибается только тот, кто ничего не делает.

А я делал! Работал по 12–14 часов в сутки. Более 200 дней неиспользованного отпуска, тут показания свидетелей единодушны. Все, что я делал, было направлено не на достижение каких-то личных корыстных целей — для зарабатывания денег точно нет смысла идти работать губернатором Кировской области. Моей целью было показать, что власть может быть другой, нежели такой, как ее воспринимает значительная часть населения. Что власть может быть открытой, демократической, направленной на решение вопросов.

Любая мысль о преследовании мной корыстных интересов является нелогичной и абсурдной. Коррупционная суть — как беременность, нельзя быть чуть-чуть беременным и чуть-чуть коррумпированным. Ты либо ставишь общественные интересы выше, либо нет. Промежутков не существует. Можно один раз обмануть много людей или много обманывать одного человека, но нельзя много обманывать большое количество народа.

 

О мечте

— Я не сторонник теории заговоров, я просто надеюсь, хочу надеяться, что суд разберется в этом хаосе. Сейчас у меня одно желание и одна мечта — быть рядом с людьми, которых я люблю и которые любят меня: быть рядом с женой, заниматься сыновьями, у меня их четверо, они в таком возрасте, когда важно лично заниматься воспитанием. Я действительно много им недодал, и это моя ошибка. Так получилось. Так расставил приоритеты еще в молодости, сначала работа, потом остальное. А поскольку работа занимала все время, в графиках и режимах не хватало места для тех, кому внимание важнее всего.

Прошу вынести справедливое решение по моему делу и полностью меня оправдать.

Текст написан по материалам «Медиазоны»


Никиту Белых обвиняют в получении взяток в 600 тыс. евро от бывших владельцев Нововятского лыжного комбината и УК «Лесхоз» Альберта Ларицкого и Юрия Зудхаймера. По версии следствия, экс-губернатор требовал от предпринимателей деньги за покровительство и быстрое согласование инвестиционных проектов по освоению лесов в Кировской области. Белых вину отрицает. Он был задержан 24 июня в Москве при предполагаемой передаче взятки от Юрия Зудхаймера. Гособвинение запросило для Белых 10 лет колонии строгого режима и штраф в 100 млн руб. Приговор будет вынесен 1 февраля.


Катерина Клепиковская, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: