Рязанская область
Рязанский зоозащитник Сергей Сафроний: В нашей стране приходится голодать, чтобы привлечь внимание к проблемам животных Рязанская область 2
Фото Екатерины Вулих

Рязанец Сергей Сафроний — один из создателей и координатор группы волонтеров «Зоозащита RZN (Рязанские зоозащитники)» во «ВКонтакте». Ее участники с осени 2015 года протестуют против цирков с животными и дельфинариев, зоопарков и передвижных зверинцев. Они объясняют людям, почему дикие животные должны жить в естественных условиях, а бродячих не должно быть вообще, и добиваются принятия закона о защите животных от жестокого обращения. Корреспондент «7x7» поговорила с Сергеем Сафронием о том, почему в России невозможно строго наказать живодеров и почему до сих пор не принят закон об ответственном обращении с животными.

 

«Убийц и живодеров никак не наказывают»

 

— Сергей, вас наверняка неоднократно спрашивали, зачем все это. Для чего подбирать собак с улицы, если они там родились? Зачем протестовать против цирков с животными, если и взрослые, и дети от них в восторге?

— Постоянно спрашивали и спрашивают. А что отвечать тем, кто этого сам не понимает? Получается чересчур пафосно, но примерно так: невозможно спокойно смотреть на мучения живого существа — разумного, все понимающего, испытывающего боль, как и мы, люди. Можно объяснить доходчивее и с примерами. В начале 2017 года мужчина расстрелял добродушную собаку Марту, которая жила на территории Торгового городка. Ее подкармливали и продавцы, и местные жители, даже будку построили. Летом в селе Льгово нашли мертвого щенка со снятой шкурой. В начале декабря мы узнали о том, что на Рязанском конном заводе от голода и болезней гибнут лошади тракененской породы — тому есть множество доказательств. Некоторые рязанские СМИ поспешили опровергнуть информацию о катастрофической ситуации, даже посмеялись над теми, кто прокричал о проблеме. Но она существует, и никакие надзорные органы не хотят в ней разбираться.  В конце декабря в Касимове на видном месте на дереве повесили собаку. И все эти случаи жестокого обращения с животными произошли только за один прошлый год. Еще летом из передвижного цирка «Тру-ля-ля» сбежала макака-резус и покусала женщину. Циркачи тут же уехали: судьба обезьянки, которая приносила им деньги, их не волновала. Животное поймали, назвали Ромой, отсудили у цирка и под Новый год отправили в частный зоопарк в Ряжске. Пожалуй, это единственная история со счастливым концом. Во всех остальных случаях убийц и живодеров никак не наказали. Разве можно оставаться равнодушным к подобному? По мне — просто невозможно. Но на сегодня законы таковы, что даже в полиции неохотно принимают заявления о жестоком обращении с животными. Даже если дело доходит до суда, то решения изумляют.

— Были прецеденты?

— В 2016 году сотрудники муниципального предприятия по отлову бездомных животных «Лайка» убили домашнюю собаку. Это произошло под Рязанью, в городе Рыбное. Небольшая собака Бим сидела на улице, но рядом с забором частного дома. И ее убили. Хозяйке удалось довести дело до суда, но она проиграла муниципальному предприятию: якобы не смогла доказать, что собака действительно была домашней, частной собственностью, а не уличной. Судья не стала учитывать ни семейные фото с Бимом, ни выписки из журнала местной ветеринарной клиники, куда она обращалась со своим любимцем. При этом ответчик не предоставил ни одного документа в свою защиту, но все равно не понес никакого наказания. Семья, в которой жил пес, тяжело перенесла убийство любимца, а зоозащитники и просто неравнодушные рязанцы были шокированы таким решением суда.

— Группа рязанских зоозащитников возникла чуть больше двух лет назад. Был какой-то повод?

— Поводов и раньше появлялось достаточно, но как раз в ноябре 2015 года в Рязань приехал передвижной дельфинарий. Против существования подобных дельфинариев выступали и выступают во многих городах, уже собралась большая команда единомышленников. Дельфинарии и до этого стабильно приезжали в Рязань, но нам потребовалось время, чтобы узнать об обратной стороне таких развлечений. Так, дельфинарий с белыми полярными китами Штормом и Штилем приезжали и годом ранее, но только в 2015-м мы поняли, в каких условиях содержали животных. Они постоянно переезжали с места на место, их «мариновали» по несколько дней в крохотных контейнерах, не меняя воду. Белухи не могли не то что плавать, даже двигаться. Плюс стрессы, дрессура и нерегулярное питание. В итоге в 2016 году животные погибли мучительной смертью в возрасте девяти лет. На воле они могли бы прожить 30–50 лет.  Штиль и Шторм погибли от инфекционных заболеваний, вызванных несоответствующими условиями содержания. Но место получения прибыли пусто не бывает: сейчас этот дельфинарий снова в Рязани, уже с другими белухами-подростками – Афродитой и Одиссеем. Зоозащита подавала многочисленные жалобы, заявления во все возможные органы. Удалось добиться только запрета на то, чтобы люди купались с этими животными в бассейне, в антисанитарных условиях. В остальном все осталось по-прежнему. Норм содержания млекопитающих в России нет, поэтому проверяющие и надзорные организации не могут выявить, есть нарушения или нет. Это касается и всех остальных видов передвижных развлечений.

Обычно передвижные зверинцы устанавливают на частной территории, возле какого-нибудь крупного торгово-развлекательного центра. В Рязани уже в который раз дельфинарий останавливается возле ТЦ «Премьер». Затем приезжает ветеринарная инспекция и выдает разрешительную справку. После этого билеты на представления распространяют в детских садах, школах, на предприятиях… Полагаю, что все эти разрешения, распространение и покупка билетов — настоящее поощрение и спонсирование жестокости, издевательств над животными. Во многих странах все эти передвижные зверинцы и дельфинарии запрещены, но этот заграничный опыт пока никак не приживается в России.

 

 

«Во власти достаточно охотников, чтобы лоббировать свои интересы»

 

— Удалось зоозащитникам чего-то добиться в 2017 году? Какие проблемы смогли решить, а какие нет?

— Увы, год не принес ничего хорошего. Взять те же изменения, которые внесли в Красную книгу прямо под конец года: из списка особо охраняемых животных вычеркнули гималайского медведя, снежного барана и малую косатку. Гималайских медведей осталось около шести тысяч особей. Они вымирают, потому что их лишили мест обитания: на Дальнем Востоке ударными темпами вырубают кедровники, в которых медведи устраивают берлоги. По утверждению ученых и зоозащитников из тех мест, главные истребители гималайского медведя — китайские компании. Они рубят кедр, они же убивают медведей из-за востребованности их лап в приготовлении медицинских препаратов и желчи. То есть наших редких животных истребляют иностранцы, наши власти им в угоду убирают их из Красной книги. Эти изменения вроде бы не касаются нашего региона, но я считаю, что подобные вещи должны возмущать каждого думающего человека, который искренне любит свою страну и ее природу.

— Почему так происходит?

— Потому что среди руководства страны, депутатов, актеров и просто медийных персон достаточное количество любителей охоты для того, чтобы лоббировать свои интересы при принятии законов о защите животных. Вернее, непринятии этих законов. Как раз это — еще одно грустное событие прошлого года. Зоозащитники всей страны много лет ждали, что закон о защите животных от жестокого обращения будет принят, вели спокойный и конструктивный диалог с властями, участвовали в разработке текста, но его так и нет. Рязанские зоозащитники присоединились к общероссийской акции за скорейшее принятие закона, устраивали пикеты, участвовали в круглых столах, собирали подписи, подписывали петиции. Двое активистов из «Альянса защитников животных» объявили голодовку возле здания Госдумы — результата нет. Не понимаю, почему в нашей стране приходится голодать, чтобы привлечь внимание к проблеме. Ведь депутат — это человек, которого избрали люди, он и так обязан озвучивать их решения, выполнять их наказы. Да все потому, что среди видных политиков, чиновников и бизнесменов много любителей охоты. И тех, кто имеет отношение к индустрии красоты, — а это тестирование косметики на животных, к индустрии развлечений — передвижные цирки, зоопарки, дельфинарии. Словом, 2017-й не принес зоозащитникам тех результатов, которых мы ждали.

 

 
 
 

 

— Было много разговоров об ужасах притравочных станций [места, в которых охотничьих собак натравливают на содержащихся в неволе диких животных — лис, медведей, барсуков] — что в итоге?

— Ничего. Их, конечно, не запретили. Депутаты Госдумы сочли натаскивание собак на зверей, которые фактически не могут оказать сопротивление, негуманным, но сенаторы заявили, что запрет на притравочные станции уничтожит охотничью отрасль. Что происходит на этих станциях? Достаточно посмотреть на фотографии, которые имеются в открытом доступе, и вы поймете, какой это ад для животных. Кстати, просто так, со стороны туда не попасть: их точные адреса нигде не значатся, владельцы хорошо шифруются. И это понятно, ведь животных содержат в невыносимых условиях. Зачем их нормально кормить и лечить, если они уже все равно приговорены к мучительной смерти?

— В конце года ужесточили наказание за жестокое обращение с животными. Разве это не шаг вперед?

— Не думаю. В подправленной статье 245 Уголовного кодекса все осталось слишком расплывчатым: то ли штраф, то ли обязательные работы, то ли лишение свободы сроком до трех лет. Самое суровое наказание — лишение свободы сроком на пять лет. Но это при условии, если преступление совершила группа лиц, да в присутствии несовершеннолетнего, да еще и с демонстрацией в интернете. Вряд ли кто-то теперь, после вынесения приговора «хабаровским живодеркам», станет выкладывать фотосвидетельства своих преступлений на всеобщее обозрение. Правда, реальные сроки заключения они получили не за жестокое обращение и убийство животных, а за издевательство над человеком и разбойное нападение. Если бы не открылись эти обстоятельства, живодеркам назначили бы сколько-то часов обязательных работ, и все. И они остались бы на свободе. Или вообще выплатили бы только штраф. Но это отступление. Возвращаясь к ужесточению наказания за жестокое обращение с животными, уточню: наличие преступного умысла, намерение сделать больно или убить нужно будет еще доказать. А сделать это не так просто.

Единственный в нашем городе шаг вперед — это исчезновение в 2016 году службы отлова и уничтожения бездомных животных «Лайка» и появление муниципального учреждения — службы по контролю за численностью животных. Фактически она появилась в позапрошлом году, но начала работать в полную силу в 2017-м.

 

 

«Главное — добиться принятия закона о защите животных»

 

— Защита животных — это только пикеты, митинги и петиции? Говорю о том, что на виду, о чем знает большинство рязанцев.

— Мы ведем большую просветительскую работу, разъясняем, почему все то, против чего мы выступаем, — негуманно, пагубно и для природы, и для самих людей. Проводим уроки доброты в школах. Как раз школьникам рассказываем о проблеме бездомных животных, о том, как живут животные в цирках, зоопарках и дельфинариях. Дети очень чутко реагируют на подобные рассказы, сопереживают животным. Во многих школах в ответ организуют сбор кормов для рязанских передержек, объявляют конкурсы рисунков на тему защиты животных. А в некоторых школах происходят необъяснимые вещи. К примеру, классный руководитель обращается к нам, чтобы мы провели урок доброты, а руководство школы ему запрещает подобное внеклассное мероприятие. Вместо этого предлагает родителям покупку билетов в дельфинарий или цирк-шапито. Это необъяснимо. Можно себе представить мужчину, убивающего дикое животное на охоте, но невозможно представить педагога, который против того, чтобы прививать детям гуманизм. Но такие педагоги, оказывается, есть.

В прошлом году нам удалось впервые устроить большой кинопоказ. Любой желающий мог посмотреть фильм о печальной судьбе белух в России «Рожденные свободными». Фильм сняла Гаянэ Петросян, и это не просто кино, а фильм-расследование. Такую возможность нам предоставил кинотеатр «Люксор»: мы смогли устроить два показа в один день. В зале не было свободных мест, особенно много пришло студентов. Надеюсь, что фильм изменил их взгляды на развлечения подобного рода и что еще многие люди поймут, что происходит в дельфинариях.

— Уже есть конкретные планы на 2018 год? Это же ваш год — Год волонтера.

— Если верить Восточному календарю, еще и год самого замечательного и преданного животного — собаки. Главное — добиться принятия закона о защите животных, остальное вторично. Ведь без этого закона вся наша деятельность сводится на нет. Мы не можем доказать, что держать дельфина в баке с грязной водой — это жестокое обращение, тискать кролика в трогательном [имеется в виду контактный зоопарк] зоопарке — жестокое обращение, натравливать несколько собак на одну лису — жестокое обращение. Все это понимают, но, согласно закону, никакой жестокости нет. Российские зоозащитники поставили своей целью добиться принятия нормального закона, и отступать мы не собираемся.

Какие еще планы? Конечно же, чтобы больше животных, находящихся на передержках групп помощи «бездомышам», нашли поскорее ответственных владельцев. Это в наших силах. Остальные планы — после того, как примут закон. Добиться этого — должно стать приоритетом всех зоозащитников. Потому что пока не примут закон, животные и дальше будут умирать в муках. 

 


Реклама. Как провести выходные? Все зависит от предпочтений и возможностей. Вашему вниманию представлен конный клуб, где можно провести отлично время.  Все подробности на сайте https://ksk-vityaz.ru.


 


Екатерина Вулих, фото автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 

В нашей прекрасной стране все тянут до последнего.. Живут, не голодают? Значит все нормально. Зачем им помогать, ведь есть те кто голодает.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: