Республика Карелия
Жительница карельского поселка Кяппесельга: Эту зиму мой дом может не пережить Республика Карелия 1
Галина Рязиева
Фото Марии Дмитриевой

Пенсионерка поселка Кяппесельга Галина Рязиева боится, что крыша ее дома может в любой момент обрушиться: квартиры по соседству находятся в аварийном состоянии и «тянут» за собой единственную оставшуюся жилую часть деревянного барака. Судебная тяжба с районной администрацией, на балансе которой и находится большая часть дома, затянулась. Корреспондент «7x7» разбирался в этой истории.

 

Медвежий угол

Поселок Кяппесельга — медвежий угол Кондопожского района. И дело не только в том, что медведя здесь действительно можно встретить в черте населенного пункта. Это один из самых северных уголков района, который расположен ближе к Медвежьегорску, чем к райцентру — Кондопоге. Несмотря на кажущуюся близость трассы «Кола», добраться до Кяппесельги не так-то просто из-за 20 километров разбитой лесовозами грунтовки. Из Петрозаводска мы ехали сюда три часа, причем последний час пришелся на эти 20 километров.

В социальном плане ситуация здесь типична для карельского села: почти вся молодежь давно перебралась в город, рабочих мест все меньше, в школе учат лишь до 9-го класса. Жилфонд почти сплошь деревянный с удобствами на улице и привозной водой. Когда в доме никто не живет, он быстро ветшает, крыша в конце концов складывается пополам. Таких полуразвалившихся домов-бараков здесь теперь много. Есть проблемы и с транспортом. Если раньше дважды в сутки стабильно ходил пригородный поезд (Кяппесельга является ж/д станцией), то несколько лет назад оставили только один рейс. Таким образом, чтобы попасть в Кондопогу или Петрозаводск, жителям поселка необходимо к четырем утра быть на вокзале. Автобус ездит только раз в неделю.

 

Покосившиеся крыши и выбитые стекла пустующих домов здесь не редкость

 

В таких условиях жить в Кяппесельге — уже само по себе подвиг. Но ко всем препятствиям добавляется еще одно — нежелание местной администрации, у которой на балансе находится существенная часть жилфонда, исполнять свои обязанности.

 

«Бедой может закончиться»

— Я по сей день боюсь по ночам спать, потому что когда обрушился потолок, такой грохот стоял. Я ночью подскочила, не могла понять: где что трещит. На чердак кое-как забралась — у меня вроде пока держится… Но видно, что в соседнюю квартиру провалилось, — рассказала Галина Рязиева. Ей 62 года, она перенесла инсульт, страдает сахарным диабетом и гипертонией и живет в деревянном доме, крыша которого, как она полагает, может обрушиться в любой момент из-за бездействия районной администрации.

 

 

Галину Рязиеву знают все местные жители: не один десяток лет она трудилась в местной больнице. В начале восьмидесятых они с мужем поселились в деревянном 4-квартирном бараке 1953 года постройки по улице Центральной. В 1984 году в нем сделали капитальный ремонт, да и тот не до конца: от общего коридора удалось избавиться, но вот кровля осталась не перекрытой. В результате в течение многих лет после больших дождей крыша текла, заливая «то люстру, то диван». В 2000-х годах женщине удалось-таки добиться ремонта крыши, пригрозив администрации судом, но и тогда строители, по словам женщины, во-первых, ограничились лишь ее участком крыши, а во-вторых, положили под шифер старые доски.

С тех пор основательного ремонта здесь так и не было. А те работы, которые проводились периодически, например замена оконных рам, выполняли сами жильцы. Несколько лет назад, когда возникла шумиха из-за окончания программы приватизации, Галина Рязиева оформила право собственности. Остальные три квартиры остались за муниципалитетом.

Сейчас женщина живет одна в опустевшем бараке. Взрослые дети переехали в город, а соседи — кто съехал, кто умер, а кто попал в места не столь отдаленные. В результате квартиры по соседству пустуют, не отапливаются и разрушаются. Настолько, что в одной из них рухнул потолок — по этой причине женщина и проснулась тогда от грохота. И сегодня есть серьезная угроза того, что прогнившая над пустующими квартирами крыша обрушится и потянет за собой кровлю над квартирой, в которой живет Галина Рязиева. Две комнаты ей пришлось закрыть: печи, смежные с соседскими, топить там уже невозможно. От холода и сырости обои на стенах вздулись, рамы просели и начали гнить.

 

 
 
 
Нежилая комната в квартире Галины Рязиевой
Нежилая комната в квартире Галины Рязиевой

 

Есть еще одна проблема: в нежилую часть дома повадились ходить незваные гости. «Жилинспекцией дано предписание: закрыть доступ для проникновения посторонних. Но этого сделано не было. Я сама с зятем выгоняла: двое пьянствовали и спать завалились. Потом сама же и заколачивала двери. Бедой ведь может закончиться».

 

Довели

Бить тревогу женщина начала еще в 2014 году, а в 2016-м, когда случилась история с потолком, ее терпению пришел конец. Не раз она обращалась в администрацию Кондопожского района, в ведении которого с недавних пор находится весь жилфонд, прокуратуру, жилищную инспекцию, писала письма Александру Худилайнену, занимавшему в то время пост главы республики, и даже депутату Госдумы Владимиру Жириновскому. Сын Галины Рязиевой Алексей дважды писал в электронную приемную президента России и недавно направил обращение в приемную нового главы Карелии Артура Парфенчикова. От них не отмахивались: местные чиновники, признавая наличие проблемы и получая предписания от соответствующих органов, обещали разобраться в ситуации, провести строительные работы: сначала — когда сойдет снег, затем — весной-летом. Так, в объемном архиве бумаг, накопившемся у женщины за последние годы, есть письмо за подписью и. о. главы администрации района Дмитрия Кирпу, в котором говорится: «Постановлением Кондопожского муниципального района №535 от 09 сентября 2016 года квартиры №2;3;4 многоквартирного дома по ул. Центральная в пос. Кяппесельга будут снесены в 2017 году (работы запланированы на весенне-летний период 2017 г.). О дате и сроках проведения работ Вам будет сообщено дополнительно».

Называлась даже конкретная смета — 300 тыс. руб. По словам юриста Елены Пальцевой, представлявшей Рязиевых в суде, эта цифра звучала и в ходе дальнейшего процесса. Однако независимая экспертиза, которую позднее заказали Рязиевы, показала, что денег на реконструкцию требуется больше.

Весенне-летний период завершился, но ничего не сделано. В общественной приемной главы республики, куда женщина обращалась не раз — к Анне Лопаткиной и Андрею Погодину, ей настоятельно рекомендовали написать заявление в суд, что она и сделала.

Независимая экспертиза определила перечень работ, необходимых, чтобы спасти квартиру Рязиевых. Фактически в ходе реконструкции требуется отделить их часть дома от остальных, нежилых, при этом демонтировав дымоходы, разобрав крышу и восстановив затем часть кровли, стены и фундамент под ними. На данный момент эксперты оценили физическое состояние их квартиры как неудовлетворительное, «эксплуатация возможна при условии проведения мероприятий по капитальному ремонту и реконструкции». Стоимость работ должна составить примерно 400 тыс. руб.

 

Выдержки из решения суда об экспертизе

 

Администрация района ставит под сомнение результаты экспертизы.

— Реально на сегодняшний день дом не аварийный, — утверждает заместитель главы администрации Кондопожского муниципального района Дмитрий Кирпу. — Картина страшная, я согласен. Но на сегодняшний день там нет угрозы состояния строительных конструкций вот этой квартиры Рязиевых… Независимые экспертизы есть всякие. Мы могли бы вторую экспертизу провести, и было бы другое решение и другая цена.

Но в суде объективность экспертизы ответчик оспаривать не стал.

 

 
 
 
В таком состоянии находятся соседние квартиры
В таком состоянии находятся соседние квартиры
В таком состоянии находятся соседние квартиры

 

Судебный процесс растянулся на несколько заседаний. Истица была на всех, кроме последнего. Порой приходилось ночью, в темноте, идти на вокзал, чтобы в пять утра прибыть в Кондопогу. Иногда лишь для того, чтобы услышать, что ответчик не готов и просит перенести заседание.

— За два года с этими поездками я очень устала, — признается Галина Рязиева.

Елена Пальцева, в свою очередь, утверждает, что представители ответчика иногда приходили на заседание неготовыми.

— Например, мы хотели послушать инженера, который признавал этот дом аварийным. Но все время находились уважительные причины его неявки на процесс. Поскольку юрист — не инженер, ему сложно комментировать определенные вещи, и он предлагал перенести заседание. Момент затягивания с их стороны, на мой взгляд, был, — рассказала юрист.

Судья Ольга Сысоева лично побывала в Кяппесельге и воочию увидела картину, которая ранее была представлена лишь свидетельствами, документами и фотографиями.

 

Больше всего опасения хозяйки вызывает состояние кровли

 

Процесс Рязиевы выиграли. По мнению суда, именно бездействие администрации, на балансе которой находятся три квартиры, довело дом до такого состояния.

«У суда имеются достаточные основания для вывода о наличии причинно-следственной связи между состоянием жилого дома и бездействием собственника муниципальных квартир и общего имущества дома, которым не выполнялся капитальный ремонт…» — говорится в решении суда.

С учетом характера и объема работ по реконструкции и необходимого для этого времени суд определил срок — в течение трех месяцев со дня вступления решения в законную силу.

Но и это не конец истории. Кондопожская администрация обжаловала решение в Верховном суде республики. В частности, согласно апелляционной жалобе, ответчика не устроило то, что суд «отстранил истцов от долевого участия, возложив обязанность единолично провести реконструкцию многоквартирного жилого дома на одного из собственников… — Администрацию Кондопожского муниципального района». Ранее в суде представитель ответчика заявлял, что Рязиевы должны пропорционально их доле от общей площади дома оплатить 33% от стоимости работ. Суд не удовлетворил это требование.

Комментируя ситуацию, замглавы района Дмитрий Кирпу повторил требование, указанное в апелляции о софинансировании работ. На вопрос о том, почему такого требования не стояло, когда выпускалось так и не исполненное постановление о сносе квартир в течение весенне-летнего сезона, он ответить затруднился.

— У нас каждое постановление визируют юристы. Может, кто-то что-то не досмотрел, — предположил местный чиновник. Более того, в финале нашего разговора Дмитрий Кирпу сообщил, что впоследствии деньги на реконструкцию (около 500 тысяч) все-таки были найдены из внебюджетного фонда, но в ход их не пустили, потому что Рязиевы подали в суд.

 

Галине Рязиевой приходится присматривать за своей и за соседней половиной дома

 

— В районах Карелии люди становятся заложниками бездействия местной власти. И в суд они идут не от хорошей жизни, а чтобы понудить администрацию начать изыскивать средства и выполнять свои прямые обязанности по содержанию жилфонда, — убеждена Елена Пальцева. — Кроме того, по закону собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Иск о понуждении к действию подлежит удовлетворению и в том случае, когда собственник докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права ввиду бездействия администрации. Экспертиза, которая была заказана Рязиевыми, подтвердила, что имеется прямая причинно-следственная связь между разрушением их квартиры и поведением администрации.

Срок рассмотрения жалобы еще даже не назначен, а Карелию уже замело снегом. Это значит, что дому №25 по улице Центральной предстоит пережить еще одну зиму. Выдержит ли крыша, не обрушится ли конек — неизвестно. По мнению Рязиевых, местная администрация нарочно затягивает процесс, чтобы нечего было уже спасать и восстанавливать.


Мария Дмитриева, фото автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Алексей
# 28 / 11 / 201716:56

кирпу как вам не стыдно врать!!!!!Когда мы попросили Вашу смету для проверки вы нам отказали!!!!!и там была цмфра в 300тыс.

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: