Горизонтальная Россия
«Черный снег и выжженная пустыня». Почему воронежские гражданские активисты против добычи никеля в регионе 7x7 4
Фото Екатерины Вулих

Запасы никеля в Воронежской области обнаружили в 70-е годы XX века, но разработки месторождений на черноземах были запрещены. В 2012 году Федеральное агентство по недропользованию объявило конкурс на разработку месторождений в Новохоперском районе. В конкурсе победил «Медногорский медно-серный комбинат» — дочерняя компания Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Почти сразу же начались акции протеста против добычи никеля в регионе: активисты стремились доказать, что разработки приведут к уничтожению Новохоперского заповедника, загрязнению реки Хопёр, исчезновению пресной воды, а в итоге нанесет непоправимый вред всей экосистеме Воронежской области, а также затронет соседние — Тамбовскую, Липецкую, Белгородскую, Курскую и Волгоградскую. Корреспондент «7x7» Екатерина Вулих приняла участие в блог-туре «Аграрный регион vs. полезные ископаемые», пообщалась с активистами и представителями власти.

 

Про блог-тур

Блог-тур интернет-журнала «7x7» и воронежского Дома прав человека прошел с 8 по 10 ноября. В нем приняли участие журналисты и блогеры Белгорода, Владимира, Санкт-Петербурга, Рязани, был французский журналист. До приезда группы в Воронеж на одном из региональных сайтов появилась публикация с заголовком: «Блогеры, связанные с Ходорковским и США, едут в Воронеж с антиникелевым протестом». В первый же день к группе присоединился автор другого местного интернет-издания. В тот же вечер он опубликовал заметку, в которой предположил: участники блог-тура призваны «разогреть» воронежцев перед приездом оппозиционера Алексея Навального.

Во время нашей поездки по Воронежу и Новохопёрскому району за нами следовали неизвестные в разных автомобилях. В Новохопёрском районе это была одна и та же «Нива», которая проехала за группой в заповедник. За группой наблюдали и на обедах: в пустых кафе за соседние с блогерами столики подсаживались мужчины в костюмах.

 

На Никитинской, по средам

Площадь Никитинская находится почти в центре Воронежа, в 230 километрах от Новохопёрского района, в котором предполагается добыча никелевых руд. Здесь каждую среду в течение четырех лет гражданские активисты собираются на пикеты против никелевых разработок. На Никитинскую приходят профессиональные экологи, химики, биологи, геологи и воронежцы, которые не имеют никакого отношения к этим наукам, но с 2012 года научились разбираться в них.

 

 

Очередной пикет прошел 8 ноября. Активисты держали в руках плакаты с требованиями и пояснениями: «Путин и Гордеев, не убивайте Черноземье!» (Алексей Гордеев — губернатор Воронежской области с 2009 года), «За детей, Черноземье, природу. Стоп, УГМК!», «Во имя Хопра, всего Черноземья, во имя жизни на этой земле требуем отставки Путина, Гордеева, Петрова!» (Виктор Петров — более 20 лет глава Новохопёрского района). Женщина, которая держала в руках плакат с надписью «Выхухоль дороже олигархов!», объяснила, что это редкое животное. Оно занесено в Красную книгу и пока обитает на территории Хопёрского государственного природного заповедника. Начнется добыча никеля — исчезнет заповедник, а вместе с ним и редкий зверь.

 

 

Молодой человек держал плакат с фотографией человека на больничной койке и надписью: «Андрей Тараканов, Света Кузнецова, Борис Супренок, Станислав Егоров… Кто следующий?». На этих экоактивистов в разное время нападали неизвестные, их так и не наказали. Станислава Егорова избили битами в июле 2017 года, он попал в больницу с переломами носа, челюсти и ног. В апреле 2014 года во время одиночного пикета ударили кастетом экоактивиста Андрея Тараканова, в декабре 2015 года человек в маске напал в подъезде на Светлану Кузнецову. Несмотря на такие неоднократные «предупреждения», активисты продолжают протестовать против никеледобычи в регионе.

 

 

Участники пикета рассказали, почему уже шестой год выступают против добычи никеля. Одни утверждали, что Воронеж — это земля, которая может накормить экологически чистыми продуктами всю страну, и «сделать из нее сырьевой придаток — это преступление». Другие говорили о «могуществе и беспринципности» владельцев УГМК:

— Президент УГМК Искандер Махмудов — долларовый миллиардер, а в учредителях УГМК числятся оффшорные компании. Только «пятой колонной» называют нас, бьют и штрафуют тоже нас — защитников земли, а Махмудова считают благодетелем. Нам говорят, что он даст рабочие места… Для чего рабочие места, если мы будем вымирать от рака? — задал риторический вопрос один из активистов.

Казак Сергей Бирюков рассказал, что донские казаки Хопёрского округа приняли решение всеми силами противостоять никелевым разработкам, вплоть до физической защиты своей земли. Активистка Раиса Крачкова уточнила, что в официальных отчетах и многих СМИ речь идет о никеле и кобальте, но об уране и редкоземельных металлах, которые есть на месторождениях, информацию не публикуют.

— Уран содержится в интрузиях [застывшие магматические горные породы, залегающие в глубинных слоях земли]. При проведении геологоразведки использовали метод подземного выщелачивания, в котором задействована серная кислота. После этого жители Елань-Колена начали жаловаться на качество питьевой воды. Анализ показал превышение серы, натрия, кальция и урана: все это просочилось в грунтовые воды и вышло на поверхность. Если вода оказалась отравленной после геологоразведки, то что начнется после начала добычи? Потому и протестуем, и не отступим, — подвела итог Крючкова.

Вопроса, как им удалось настолько сплотиться и не разбежаться за все эти годы, активисты, кажется, даже не понимают.

— А разве можно как-то по-другому? Вы бы на нашем месте как поступили? — отвечают и с подозрением задают встречный вопрос. — А вы не за УГМК приехали писать?

 

 

 
 
 

 

Быть у колодца и не напиться

В Хопёрском заповеднике в селе Варварино участников блог-тура встретили местные активисты и бывший старший научный сотрудник заповедника Владимир Давыденко — по его словам, его уволили за активную деятельность против добычи никеля. Журналисты и блогеры собирались приобрести сувениры на память и послушать экскурсовода в музее природы, для чего купили билеты, но группу быстро «попросили» на выход, а визит-центр оказался закрыт на обеденный перерыв.

 

 

 
 
 

На берегу одной из чистейших рек России Хопра Давыденко объяснил, что заповедник — это не форма сохранения редких видов животных и растений, это форма сохранения окружающей среды, в том числе и людей. На изменения состава воды и почвы заповедник «среагирует» первым. Во время никелевых разработок, по убеждению научного сотрудника, уран и редкоземельные металлы попадут в воду, уровень которой должен будет упасть из-за появления депрессионных воронок (воронкообразное понижение уровня воды). В итоге незаметные, как кажется на первый взгляд, изменения приведут к изменениям большим и необратимым.

— Речь не идет о том, что исчезнет заповедник, речь идет о том, что исчезнем все мы, — эмоционально пояснил Давыденко.

 

 

 
 
 

 

Активист «с многолетним стажем» Лиля Ишкова напомнила предысторию проблемы: геологоразведку в Новохопёрском районе проводили еще 30 лет назад, после чего скважины «кое-как затампонировали». Из скважины возле села Пыховка до сих пор сочатся рассолы ядовитого красно-желтого цвета с запахом йода. Есть сведения, что подобных старых скважин в округе около полусотни. А профессор Виктор Бочаров объявил воду целебной и рекомендовал построить там санаторий.

 

Лиля Ишкова

 

— В 2015 году радиационный фон рядом с затампонированными скважинами в 2015 году составлял 80 мкР/ч, тогда как норма — 30 мкР/ч. С такими показателями смертельно опасно не только пить воду, но и жить в радиусе 30 километров. В том же году мы отправили пробы воды в лабораторию для исследования радиационных характеристик в Москву, и анализ показал, что содержание в воде альфа-излучающих радионуклидов превышает норму в 32 раза. Но получается так, что мы понимаем опасность, которую в себе несут даже разведывательные работы, а чиновники этого понимать не хотят. Если начнется техногенная катастрофа, это затронет всех! — утверждает Ишкова.

Ни о каких катастрофах местные СМИ не говорят. Напротив, обвиняют активистов во лжи и подтасовке данных.

Группа блогеров побывала и у того самого колодца на окраине поселка Елань-Колено, в воде которого обнаружили радиацию. «Испить водицы» никто не осмелился, все только осматривали столетние покосившиеся дома местных жителей и переживали за коров, которые отказывались идти домой. «Сильно пожилые» местные жители пожаловались, что просто не знают, где взять чистую воду для питья себе, скотине и для полива огородов.

 

 

 
 
 

 

 

Тщетные поиски

Группу «блог-туристов» интересовали вопросы последствий потенциальных разработок, будет ли добыча приносить прибыль, или стоимость оборудования и затраты окажутся выше. В поисках специалистов и ответственных лиц объехали Новохопёрский район и обошли весь Воронеж. Найти их так и не удалось.

 

Михаил Федюшкин

 

Глава Коленовского сельского поселения Михаил Федюшкин заявил, что и все жители, и депутаты, и он лично категорически против добычи никеля на вверенной ему территории хотя бы потому, что в округе есть несколько крупных и более 25 мелких фермерских хозяйств. После начала разработок им придется закрыться.

Через несколько дней после окончания блог-тура Михаил Федюшкин отказался от своих слов и сообщил воронежскому изданию: «Я считаю, что добыча, а не переработка никеля принесет нашему району и, в частности, моему селу, только благо».

 

 

Химик по образованию, председатель регионального отделения партии «Яблоко» Татьяна Шкред поделилась с блогерами некоторыми пунктами своей биографии: она родилась в Мурманской области, знает, что такое добыча никеля и что происходит с экологией вокруг разработок.

— Я видела город Никель, я видела, что творилось с природой в радиусе нескольких десятков километров. Зимой это черный снег, летом — высохшая, выжженная, страшная пустыня. И пыль. Поэтому я считаю, что никелевые разработки — это совсем нехорошо. «Яблоко» — не правящая партия, пока кардинально ничего изменить не можем, но мы всеми силами помогаем нашим активистам в проведении пикетов и митингов.

Коммунист региональной партии КПРФ Андрей Сукачев сказал, что они тоже помогают в организации пикетов гражданским активистам, на более конкретные вопросы неизменно отвечал: «У нас нет власти, вы что, не понимаете?».

Ученый гидробиолог Алла Силина прочитала лекцию и показала наглядно, к каким последствиям приводит добыча никеля. Она рассказала, что происходит с природой в Белгородской области из-за деятельности Лебединского горно-обогатительного комбината. Уровень воды в реках понижается, пруды высыхают и превращаются в болота, зеленые растения теряют цвет, пропадают насекомые, а те, которые появляются на свет, рождаются с уродствами. По ее словам, уровень воды в Воронежской области с началом разработок понизится. Это приведет к необратимым явлениям.

 

Алла Силина

 

Общественный активист Константин Квасов, который добивался проведения референдума по вопросам добычи никеля в регионе, связался с группой блогеров по скайпу. Он заметил, что, может быть, разработки — это само по себе неплохо, но нужно точно знать, какими будут условия использования месторождений. Иными словами, обеспечит ли УГМК полную безопасность для окружающей среды, будут ли использоваться новейшие методы, или добывать будут по старинке, открытым способом. Вопрос и в том, кто будет, и будет ли вообще, контролировать деятельность частной компании.

Представитель УГМК в Воронеже сначала пообещал встретиться с участниками блог-тура, затем попросил сообщить место встречи, но все предложенные варианты ему не понравились. В последний день тура он отказался от встречи под предлогом того, что «у него поставлены другие задачи».

В региональном отделении партии «Единая Россия» сообщили, что не занимаются вопросами никелевых разработок, что на прием нужно записываться заранее, и попросили покинуть помещение. На одной из стен офиса висел портрет президента России Владимира Путина с цитатой: «Слышать людей, работать для людей». Блогеры обратили на это внимание присутствовавшего единоросса, но он ответил, что «насмехаться можно и на улице».

Охранники и сотрудники Ёлкинского месторождения в Новохопёрском районе молча снимали подъехавших блогеров, журналистов и активистов на видеокамеры, на просьбы ответить на некоторые вопросы закрыли лица руками и отвернулись.

 

 

 
 
 

Активисты регулярно приезжают на это место, чтобы понять, не начались ли разработки. За несколько лет протестов они добились того, что начало разработок перенесли с 2016 года на 2017 год, а затем и на 2020 год. Но они беспокоятся о том, что «миллиардер Махмудов может начать работы безо всякого согласования», не поставив в известность ни местные власти, ни людей. Активисты тридцати с лишним больших и маленьких групп заявляют, что готовятся «отстаивать свою землю даже грудью, если придется».


Екатерина Вулих, фото автора, «7x7»

После авторизации, имя в ваших комментариях
станет ссылкой на вашу страницу в соц. сети,
и появится возможность ставить оценки.
или
Представьтесь!
Авторизоваться через: 
Екатерина Вулих
# 14 / 11 / 201720:43

Вам спасибо за такую насыщенную программу и знакомство с интересными людьми)

Это ужасно. Люди так долго добиваются того, чтобы их услышали, но все тщетно. Постоянно читаю блог Татьяны Фроловой и думаю, как у человека руки не опускаются. Это все очень страшно. Я надеюсь, что людей услышат и оставят в покое.

Рина, вы большая умница!
Не предвзято, по делу, объективно сделали материал. Спасибо!

Оставить комментарий
Авторизоваться для комментирования: