Собирается ежемесячно 46 812 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Мы поняли, что можем что-то менять». Программист Рустам Салаватов из Стерлитамака — о защите Куштау и современных технологиях для экоактивистов

«Мы поняли, что можем что-то менять». Программист Рустам Салаватов из Стерлитамака — о защите Куштау и современных технологиях для экоактивистов

Алёна Хлиманова
Рустам Салаватов
Фото из личного архива Рустама Салаватова

IТ-предприниматель Рустам Салаватов из Стерлитамака большую часть жизни посвятил любимому делу — коммерческим веб-разработкам. Но в 2020 году он оказался среди участников протеста на горе Куштау, которую намеревалась разрабатывать «Башкирская содовая компания», и с баррикад вел 4-часовую прямую трансляцию столкновения защитников горы и силовиков, отправлял фото и видео журналистам. После этого он стал экоактивистом, начал бороться за чистый воздух в родном Стерлитамаке. В интервью «7х7» он рассказал, как изменилась жизнь в регионе после Куштау, почему только активность людей может привести к позитивным изменениям и какое будущее у современных технологий.

«Удачный» телефон

— На своей странице во "ВКонтакте" вы пишите о себе: «Разбираюсь в технологиях, поддерживаю активизм, люблю снимать видео и фото, живу в Башкирии, думаю, как сделать жизнь вокруг лучше». Вы стали активистом во время событий с Куштау?

— В 2012–2013 годах я снимал фильм, помогал ребятам, но после Куштау — да, я уже был эмоционально завязан на это событие. После этого чувствовалась ответственность — мы можем что-то менять и надо что-то делать. В наших руках есть сила народного внимания. Многие люди это поняли и пытались это использовать в благих целях, чтобы решать проблемы, которые нас волновали. Но не знали, как начать, где найти единомышленников. А тут они появились. И те же подписчики появились — у меня «набежало» шесть тысяч подписчиков в Instagram после репортажа, который я вел 15 августа 2020 года с горы.

15 августа на шихан снова пришли сотрудники ОМОНа, на этот раз они захватили лагерь активистов и задержали несколько десятков человек.

Фото Рустама Салаватова

— Вы тогда заполнили информационный вакуум, и после этого новости о том, что завод по производству соды — молодец, а активисты ему мешают, кардинально поменяли риторику не в пользу завода.

— Не то чтобы я один. Мы с ребятами. Я раскидал журналистам фото, и фотография, где женщина против омоновцев, везде разлетелась. Весь эфир я вел один, потому что у других связь не работала — глушилась или что. А у меня срабатывала, поэтому 15 августа я один был в эфире, у других с этим было сложнее.

Фото Рустама Салаватова

— Чем вы объясняете, что только вы смогли провести ту трансляцию? В сети писали, что вы смогли обойти глушилки сигнала на протестах.

— Да, у Собчак так заявили. Наверное, сам телефон был у меня удачный — у него была хорошая связь.

— Что за «удачный» телефон?

— Я же стартапер, занимаюсь инновационной деятельностью, многие годы участвую во всяких конкурсах, продвигаю свой проект по использованию искусственного интеллекта. И вот был конкурс в 2019 году, его проводила компания Huawei, я вышел в финал и получил в подарок телефон. Может, этот китайский телефон работал лучше и связь ловил, а другие блокировались.

«Люди пошли за Куштау»

— Это противостояние с шиханами длилось на протяжении 10 лет, но главные события стали развиваться только в августе 2020 года, так?

— Кто как считает, кто-то и двадцать лет делал что-то. Волнами было, зависело от того, как начинали давить на общественность и выводить какие-то вещи. Типа, надо Торатау [шихан в Ишимбайском районе Башкортостана, символ города Ишимбая] отдать. Потом пришел Радий Хабиров [глава Башкирии] и сказал: «Эту гору не отдам, берите другую». Люди пошли за Куштау. Такого активного противостояния, как в том году, конечно, не было никогда.

— Протест поддержали известные уроженцы Башкирии — Тем Булатов, Face, Юрий Шевчук. Получается, никто из них не знал о том, что гору собирались уничтожить почти десять лет назад?

— Шевчук давно заступался, он те же лет десять заступался, песни пел за шиханы на концертах, всегда говорил про них. Но да, много звезд подключились в эти дни и в Башкирии, и за ее пределами. Мне в личку пришло около тысячи сообщений из разных стран, из Австралии, из Нью-Йорка, татары из Филадельфии писали — и все хотели помочь.

Настолько сильный информационный шум стоял, люди привлекали всех своих друзей, кого только можно. Это чувствовалось. Тот же «Яндекс» в тренды выводил.

— Насколько важно, когда медийные личности присоединяются к активистам?

— Это было очень круто. 15 августа я весь побитый спустился с горы, мне нужно было ехать домой к семье. Боялся, что меня заберут. Мне сообщили, что [журналист и видеоблогер] Максим Шевченко хочет связаться с кем-нибудь, я пошел к нему на интервью. Расценивал это как возможность выйти на федеральный уровень — было ощущение, что мы проиграли, что нас выгнали. Хотелось, чтобы мы эту волну продолжали в информационном поле, мы же не знали, что будет 16 августа. С Шевченко я поговорил, он начал включаться во все это, потом на следующий день Максим Галкин подрубился, это тоже очень сильно зашло людям. Но это было уже 16 августа, там и Хабиров приехал.

Вид с Куштау. Фото Рустама Салаватова

— Что сейчас происходит с активистами, которые в августе 2020 года защищали гору? Как они живут, поддерживают общение?

— Продолжают общаться, сформировалось какое-то ядро. Люди тогда разные были, из разных групп, кто как к разным вопросам относился. Все объединились на Куштау, но дальше сложно было работать конструктивно над новыми проблемами. На первом месте были митинги против Азамата Абдрахманова [глава Ишимбайского района, которого обвиняли в разгроме лагеря протестующих], чтобы его убрали, потому что он там крушил палатки. Недавно его повысили — перевели в аппарат президента республики. Я верил, что мы сможем его снять с должности, но мы выходили раз пять, нас игнорили, каждый митинг собирал все меньше людей, волна начала спадать. А потом коронавирус, нельзя собираться.

Современные технологии

— Вы занимаетесь мониторингом состояния воздуха в Стерлитамаке. Как вы попали в этот проект?

— «Стерлитамак Дыши» начал не я, я только подключился к команде как ИТ-специалист: ставил датчики, делал сайт и т. п. Все понимали, что грязный воздух — это плохо, но смирились. Это вымученная беспомощность: «Мы же в Стерлитамаке живем, где есть завод».

Но общаясь с экологами, я понял, что дышать чистым воздухом мы должны даже в таком городе, как наш. Если воздух загрязняется предприятиями, мы должны получать компенсацию.

Предприятия должны следить за режимом неблагоприятных метеорологических условий и много чего другого делать, государство должно следить, а мы имеем право знать, чем мы дышим, мы не должны терпеть газы. Я надеюсь, что сейчас все идет к лучшему, какое-то осознание появилось.

После Куштау общественность давит так или иначе, что надо еще и чистый воздух. Вроде нам что-то обещают, что-то будут делать и делают — некоторые шаги были немыслимы еще за пару лет до Куштау. Та же программа «Чистый Воздух», которой мы добились, собрав 27 тысяч подписей онлайн и больше 18 тысяч бумажных. В будущем это должно дать нам на 20% меньше выбросов углекислого газа CO2. Сразу может не получиться сделать и воздух, и реки чистыми. Но я думаю, в этом заинтересовано само государство, чтобы люди не уезжали отсюда. И люди не должны молчать об этом, люди должны говорить о том, что им нужен воздух, и жаловаться в «Единую дежурно-диспетчерскую службу» (ЕДДС).

То есть много зависит от активности людей: зачем собственнику завода напрягаться, если они не против дышать газами у себя в городе?

— Как вы мониторите состояние воздуха? Что для этого сделали, как организовали?

— Мы поставили простые датчики, которые меряют пыль, PM 2,5. Это хорошая штука, ее используют по всему миру, в Европе, в Китае, это уже норма, как прогноз погоды. У нас еще не привыкли смотреть за качеством воздуха так же, как за прогнозом погоды, но к этому все и идет. Выходя на улицу, вы должны смотреть показатели, и если воздух грязный, то на физкультуру на улицу выходить нельзя и вообще надо меньше находиться на улице.

Еще летом мы взяли в аренду газоанализатор «ГАНК», который замеряет вещества, он стоит почти 800 тысяч рублей. Его стоимость мы разделили на несколько частей по 60 тысяч и в первые месяцы собирали с людей донаты. У каждого завода в Стерлитамаке или в Салавате есть свое маркерное вещество, по которому мы можем понять, с какого завода и какой конкретно идет выброс. Потом мы публикуем данные и надеемся, что это пойдет дальше в суды.

Наш сайт больше информационный. У нас есть очень хороший эколог Ольга Баландина, она раньше работала на Газпромнефтехимсалавате. Она знает, как все это работает, понимает, как интерпретировать ответы чиновников, как находить информацию. На сайте мы публикуем в первую очередь информацию от нее, чтобы люди все понимали. Есть карта, на которой можно посмотреть качество воздуха и понять, стоит ли на улицу выходить.

Сейчас новая точка напряжения, куда мы бросаем силы в плане защиты, — это новые заводы в зоне «Алга» между Стерлитамаком и Салаватом. Если построят, будут дополнительные выбросы. Наш эколог уже видит по документации, что там есть нестыковки. Нам, может, и хотелось бы, чтобы не было таких вредных производств, но если строятся, то пусть хотя бы под надзором, по стандартам.

— Вы еще создаете Telegram-бот. Для чего он?

— Бот есть, он позволяет вам посмотреть уровень загрязнения по датчикам. Но пока мы не можем через него принимать жалобы от людей, поэтому принимаем их в личку и там же отвечаем. Например, если воздух плохой — жалуйтесь в ЕДДС и присылайте нам номер заявки. Потом мы это прикрепляем к жалобе в Росприроднадзор и дальше.

— Вы поддерживаете связь с экоактивистами в других городах? Вдруг в каком-то городе человек захотел бы к вам присоединиться, измерять воздух, заниматься экологией?

— У нас в Стерлитамаке в январе была первая межгородская конференция по воздуху. Мы собрали активистов из Челябинска, Рязани, Омска, Москвы, Сибая. Вторая конференция состоялась в мае в Рязани, там было больше городов и активистов.

Много городов на самом деле, где есть такие же активисты, как мы, и мы с радостью общаемся и делимся информацией. Например, как общаться с органами, с Росприроднадзором, какие они шаблоны используют, что они ответили и как в этом случае действовать. Многие алгоритмы мы узнали от других городов, той же Рязани. И новые города, я думаю, будут появляться. Это должно быть нормой. Люди интересуются, просто нужен костяк из тех, кто начнет эту работу.

Про инновационное предпринимательство

— В какую сторону сейчас развиваются технологии? Они не уводят человека дальше от человека?

— На это можно смотреть по-разному. Дети сидят в смартфоне, не общаются, но при этом они находят себе новых друзей в тех же виртуальных мирах. Виртуальный мир все больше будет захватывать нашу жизнь, мы и так уже все живем по сути виртуально, нам не нужно особо встречаться, достаточно созвониться в Zoom или где-то еще и общаться.

С одной стороны, технологии призваны объединить людей, с другой стороны, разделяют нас. Но я не вижу в этом такой большой проблемы, чтобы взять и выбросить технологии.

Если посмотреть на глобальный тренд преступлений — он говорит о том, что технологии сделали нашу жизнь лучше, насилия становится меньше, преступлений становится меньше. Просто, наверное, у людей возникает больше личных кризисов от того, что они сейчас мало могут реализоваться в этом мире, что старые рабочие места исчезают. В будущем, например, не нужны будут водители такси, грузовиков, автотранспорта, все перейдет на автопилоты — куда эти люди пойдут?

И виноватыми здесь пытаются сделать как раз людей, которые занимаются технологиями. Но я больше отношусь к людям, которые верят, что технологии делают нашу жизнь лучше. Наверное, трансгуманист или техногайянист звучит слишком громко и непонятно, но какой-то симбиоз с технологиями позволяет многим обрести возможности, которых у них не было.

— Что в России происходит в плане технологий?

— В России есть запрос на инновации от государства. Но все инновационные предприниматели понимают, что в России все это сейчас тяжело, а может, даже и опасно.

— А лет через десять?

— Здесь может все легко поменяться при желании. Просто надо меньше заниматься ерундой в плане преследования предпринимателей. Для инновационных предпринимателей нужны инвесторы, а они очень пугливые, очень чувствительные к информационному фону, который есть в той или иной стране или вокруг какой-то технологии и политики, потому что они просчитывают риски на 5–10 лет вперед.

Пример гражданина

— У вас большая семья, трое маленьких детей, свой бизнес, зачем вам эта борьба? Вы же видите, что происходит с активистами в России.

— Я до Куштау и не лез в это. Казалось, что это бесполезно. После Куштау было ощущение, что можно что-то изменить, на этой эйфории держался вначале. А потом, когда втягиваешься, когда на тебя такие же люди, как ты, надеются, и ты уже в такой маленькой команде — понимаешь, что уже не можешь это не делать. Мы можем жить в лучшем мире, в лучшей России. Моим детям я показываю пример, как надо быть гражданином. Я стараюсь транслировать эти идеи у себя в Instagram, чтобы другие видели это и понимали, как можно действовать.

— Что самое трудное для вас? Как справляетесь с эмоциональным выгоранием?

— Выгорание по всем фронтам идет — хочется помогать всем. Семья страдает, но и помогает. Помогают маленькие успехи, которых мы в плане активизма добиваемся. Воздух меряешь, датчики ставишь и видишь, что это кому-то интересно и нужно. Это добавляет мотивации.

Мне нравится ощущать, что судьба мира не решена, что можно на нее влиять, что от каждого зависит — и в том числе от меня.

Я чувствую, что могу свой опыт и навыки направить на пользу. Но я понимаю, что ресурсов мало, что все проблемы я не решу никогда — нужно, чтобы другие люди включались. А с этим сложно. Все боятся, «моя хата с краю» — и вот от этого еще больше страдаешь.


В 2021 году экспедиция «7x7» побывала в пяти городах, в числе которых был и Стерлитамак. Отчет об экспедиции вы можете посмотреть по этой ссылке.

 

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
АкцииЭкологияЛицаИнтервью
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!