Собирается ежемесячно 35 157 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Парень-батюшка. Как иеромонах из Волгоградской области создал реабилитационный центр для помощи диким птицам

Парень-батюшка. Как иеромонах из Волгоградской области создал реабилитационный центр для помощи диким птицам

Мария Завьялова
Иеромонах Василиск
Фото и видео Ильи Сорокина

Шестнадцать лет назад в волгоградский мужской монастырь принесли раненого птенца. Иеромонах отец Василиск выходил его, и люди, узнав об этом, начали приносить других пострадавших. Так незаметно спасение животных стало смыслом его жизни. Посреди Волго-Ахтубинской поймы он создал реабилитационный центр для травмированных птиц, которые не смогут выжить в природе. Ночуя морозной зимой в палатке посреди леса, он дрожал от холода, плакал и спрашивал себя: «Правильный я сделал выбор? Нужно мне это или нет?» Ответ пришел быстро: да. Но потом жизнь не раз проверяла иеромонаха на решимость. 

Спасение

Дорога к реабилитационному центру лежит через природный парк с густо растущими дубами. Тропинка ведет к открытой территории с птичьими вольерами и монашеским скитом. Из деревянной кельи на звук кричащего аиста выходит отец Василиск.

— Малыш! Малыш! Ты зачем маленького обижаешь, тебе не стыдно? — подбегает он к вольеру. За железной решеткой громко щелкает клювом аист и прижимает маленькую цаплю в угол. — Не думал, что они будут ссориться. Если уж начали, нужно сразу их расселять. Не бойся, сейчас отдельно будешь, — цапля бежит в руки к иеромонаху. Мужчина берет испуганную птицу и аккуратно переносит ее в свободный вольер.

 

Спасать птиц отец Василиск начал в 2000-е годы. В Свято-Духовом монастыре митрополит благословил его облагородить двор. Иеромонах разбил сад, посадил разные виды растений и поселил декоративных фазанов. Каждые выходные жители области приходили в монастырь прогуляться по цветущему двору. Узнав о любви отца Василиска к животным, люди стали приносить в монастырь раненых птиц, которых находили в лесу или вблизи города. Постепенно небольшой фазанарий перерос в центр помощи.

— Первым к нам принесли птенца орлана-белохвоста, — рассказывает отец Василиск. — Мы его выкормили, он рос на глазах. Корреспонденты сняли про нас сюжет, после чего пришла инспекция Росприроднадзора, сказали, что птиц нельзя содержать в неволе. Мы связались с сотрудниками Волго-Ахтубинской поймы и попросили помочь в создании центра на территории природного парка, чтобы птицы жили в своей естественной среде. Очень долго решался этот вопрос, потому что для Волгоградской области он был неожиданным.

В 2016 году отец Василиск начал оформлять документы. Природный парк выделил ему участок 63 гектара в религиозное пользование — это позволяет реабилитационному центру работать на территории природного парка долгое время. По воспоминаниям отца Василиска, вся территория была усеяна мусором и выжжена кострами — место пользовалось популярностью у отдыхающих. Расчистить свалку помогли волонтеры, которые вывозили тонны мусора камазами. 

Чтобы остановить уничтожение природы, отец Василиск попросил сотрудников природного парка перекрыть въезд к его участку, оставить только пешеходную зону. Местным жителям такая инициатива не понравилась. Они жаловались в природный парк и требовали, чтобы проезд вернули для удобства, — благодаря ему они сокращали несколько километров пути до своих поселков.

— Первые два года нам было очень тяжело, но мы мужественно выстояли. Трактором перекопали все дороги. Растения быстро заняли территорию, я уже не помню, где проходили эти проезды, — природа умеет сама себя восстанавливать, если человек не вмешивается в нее, — вспоминает иеромонах. — Когда лесники передавали мне место, сказали: «Батюшка, вы не представляете, какую головную боль с нас сняли». Сейчас мы уже это все прошли. Я прекрасно помню год, когда с леса пошел пожар, и местные ночью дежурили, чтобы он не перешел на их дачи. Теперь они спят спокойно, потому что знают, что на этом участке леса никто и никогда не разводит костры. Я обхожу территорию и слежу за порядком. Сюда уже долгое время никто не приходит вредительствовать.

В 2018 году реабилитационный центр официально открылся. Из города отец Василиск перевез в лес своих больных подопечных и начал обустраивать быт. Открытие центра отметили как настоящий праздник — к отцу Василиску приехали друзья, коллеги и прихожане, которые долгие годы наблюдали за любовью иеромонаха и помогали с воплощением мечты.  

"Музыкальная шкатулка"

Отец Василиск подходит к вольерам с дикими птицами. Орланы пристально следят за чужаками, птицам нужно привыкнуть к незнакомому человеку и понять, что он не хочет им зла. В несколько подходов мы останавливаемся не вплотную у длинной железной решетки.  

— А-амра, Амрочка, не нервничай. Молодец, моя красааавица, — ласково тянет отец Василиск, успокаивая свою птицу. Услышав уже родной голос, птица садится на пенек и поворачивается острым профилем. — Они уже знают, что я не тот, кто причиняет им вред, а тот, кто принесет вовремя пищу, уберет вольер, подойдет и поговорит. Когда днем здесь бывает многолюдно, я вечером подхожу и говорю: «Ну что, дали вам встряску?» Мне кажется, они меня понимают и просто слушают. 

 

У каждой птицы в реабилитационном центре своя история. Белохвостому орлану браконьеры удалили кистевые части, чтобы сделать ручным, но потом выкинули погибать в лес. Несколько птиц повредили крылья в природе, врачам пришлось их ампутировать. Конька-курганника нашли у обочины трассы — его сбила машина. Из-за тяжелых травм все они никогда не вернутся в небо.

Всех птиц батюшка ласково называет по именам: гордого орлана — Орлик, сердитого филина — Фуршик, энергичную цаплю — Лягушонок. В реабилитационном центре отца Василиска птицы получают витамины и необходимое лечение, которое назначают им в ветеринарной клинике. Благодаря ежедневному питанию они без труда переживают холодные зимы.

— Птицы улетают на юг не потому, что им холодно, а потому, что нет еды. У этих всего в достатке, поэтому зима им не страшна, — смеется отец Василиск. — А осенью здесь как в музыкальной шкатулке: одна птица перебивает пением другую. Тех, кто не получил серьезных травм и восстановился, мы отпускаем в природу — это настоящий праздник. В этом году мы вылечили и выпустили восемь соколов. Они до сих пор летают здесь, садятся на вольер, потому что знают, что тут их когда-то кормили.

 

Раненых и больных птиц привозят со всей области. Сначала пациентов лечат в волгоградской ветеринарной клинике — там уже много лет помогают центру бесплатно. Потом птицы попадают на реабилитацию к отцу Василиску.

— Одна моя знакомая бабушка с каждой пенсии переводит тысячу рублей на птиц. Я долго с ней по этому поводу спорил, ведь для пенсионера это многовато, но она продолжает помогать. Благодаря друзьям и благотворителям удается достойно содержать реабилитантов, они даже немного превышают в весе, — говорит отец Василиск.

Любовь с детства

До прихода в монашество отца Василиска звали Михаилом. В детстве первый поход с бабушкой в храм настолько впечатлил мальчика, что он увлекся православной литературой. Прочитав «Житие Сергия Радонежского», маленький Михаил обрел мечту повторить затворнический образ жизни в лесу. С малого возраста его отталкивала суета города и привлекали тишина и размеренность. Интерес к вере мальчик разделил с интересом к природе: в школе изучал энциклопедии, а в юности одновременно с учебой в духовном училище посещал биологический факультет при педагогическом институте.

— Мне уже 47 лет, парень-батюшка я себя называю, — рассказывает иеромонах. Он и правда как паренек — всему искренне удивляется и радуется, все у него как-то легко. — В монашестве я 26 лет, а когда пришел в храм — уже и не помню. Я так живу, наверное, как родился. Когда принимается монашеский постриг, даешь отречение от жизни, которой ты жил, и даже от имени. Мне это несложно далось, потому что я мечтал об этом с детства. Один мой друг сказал в шутку: «Вся молодость загублена». Но я так никогда не думал и не сожалел.

Спасать животных отец Василиск начал еще в детстве. С мамой они кормили котят, щенят, ежей. По словам иеромонаха, родители всегда поддерживали его интересы и учили любви ко всему живому. Приняли они и его решение уйти в монахи.

 — Дома были животные, которые из-за болезней не могли жить в природе, мы их оставляли. У нас с цыплятами жил удод, по двору летал. Мы его ласково называли Фудудушка, он такой звук издавал «ду-ду», — у иеромонаха много воспоминаний, связанных с птицами. — Часто меня спрашивают, как создать такой реабилитационный центр. Так вот, человек должен гореть и жить спасением. В уходе за птицами нет ничего сложного, но это не может быть работой, это смысл жизни. Нельзя просто нанять работника, тут должна быть сильная любовь и сострадание. Плакать, когда плохо, и радоваться, когда хорошо. Как-то у меня ночью аист из вольера убежал. Я утром оббегал весь лес и еле сдерживал слезы. Думал, никогда больше с ним не встречусь, ведь в лесу много собак. Но его нашли люди и принесли, он ушел очень далеко за трассу. Я его отругал, как маленького ребенка.

Рождение монастыря

По словам отца Василиска, принимать важные решения, связанные со строительством реабилитационного центра, ему помогал митрополит Герман, глава Волгоградской митрополии, под его руководством он служил в церкви 16 лет. После ухода Германа на покой в 2018 году на его место пришел новый митрополит, в этом году руководство волгоградской митрополии потребовало от отца Василиска вывезти из природного парка все, что он построил за три года.

Чтобы спасти дело своей жизни, иеромонах решил по совету друзей-священнослужителей перейти в Русскую православную зарубежную церковь. 

— Я обо всем этом уже забыл, даже не хочу ворошить это. Одни говорят, что это из-за земли, другие, — что из-за моей личности, не нравился я ему, — неохотно рассказывает отец Василиск. — Для меня это до сих пор загадка, но могу сказать, что я долго не шел на конфликт. Мне говорили, что земля принесет много проблем епархии, поэтому весь центр нужно уничтожить и вывезти. Я с этим не согласился.

Настоятеля храма можно поменять, а сюда кого поставишь? Не каждый будет этим заниматься. Я пожертвовал всем ради реабилитационного центра. Все здесь будет дальше жить и развиваться.

На территории центра отец Василиск планирует поставить небольшую церковь, чтобы прихожане, которым он служил много лет, приезжали к нему на молебны. В Кирове он заказал к осени деревянный сруб. С художниками иеромонах продумал эскизы икон, а за основу здания взял самое старое строение русского зодчества — храм, построенный в Карелии в 1485 году. Иеромонах смеется и говорит, что крещение, молебны и даже панихиды пока проводит под дубами — люди не перестают обращаться к нему за требами.  

— Здесь рождается монастырь, — говорит иеромонах. Мы же приезжаем в Троице-Сергиеву лавру, видим купола, росписи Максима Грека, Андрея Рублёва и говорим: «Какая красота!» Но никогда не вспоминаем, что туда пришел монах Сергий, срубил келью и все это начинал. Так и тут, люди должны знать, с чего это все начиналось. Оно не само по кирпичику собралось.

Церковный эксклюзив

— Вчера было какое-то дефиле птиц. Щурки золотистые летали тысячами, а к вечеру все небо было в береговых ласточках. Синица появилась! Как ветром надуло, стооолько их, — с детским восторгом описывает иеромонах небо над поймой.

Отец Василиск показывает территорию реабилитационного центра: дубравы, создающие птицам тень, сад фруктовых деревьев, небольшой огород с помидорами и огурцами, курятник с несушками. Чтобы птицы получали постоянный уход, иеромонах переехал в лесной скит с начала создания реабилитационного центра. Посреди леса он прожил год в маленькой палатке.

— Я жил в спальнике, но зимой было очень холодно, — рассказывает отец Василиск. — А летом, представьте, какая жара и комары. Бывало, в одиночестве я ревел. Приезжал в храм, а там все комфортно: кондиционеры, трапезные, постель. Когда нужно было возвращаться, я снова ревел и говорил: «Тебе точно это надо?» Было очень тяжело. Но помогла вера. Вера в Бога, в себя, в свою идею. Точно знаю, что тот, кто будет продолжать мое дело, не увидит сложный путь, который я прошел.

 

Теперь на участке стоят три небольшие кельи из деревянных срубов. Отец Василиск сам продумывал их эскизы, желая скопировать русскую архитектуру. По его задумке, келья, в которой он проживает, похожа на дома, встречающиеся на севере в Архангельской области. Вторая келья — для монаха-помощника — встречается в Сибири. Сейчас она пустует. Около нее расцвели фиолетовые цветы. Отец Василиск уверен, что это знак и в скором времени к нему присоединится монах, желающий разделить дело всей его жизни.

Третья келья — точная копия карельской. По словам монаха, на Соловках в такой жил святитель Филипп. Из нее отец Василиск делает домовую церковь, в которой будет служить, пока не привезут кировский сруб.

— Она как ничто лучше подошла, — отец Василиск проходит в маленькую однокомнатную келью без света. На гипсокартонной стене голубой краской разрисованы первые штрихи иконостаса. — Мне некоторые батюшки говорят, что как будто на заказ сделанная архитектура часовни. Но заранее это не было спланировано, должна была быть просто келья и все.

Отец Василиск показывает на телефоне иконы Васнецова, которые художник распишет в храме. В светлых тонах на них изображены Богоматерь с Иисусом.

— Вот здесь будут церковные орнаменты, еще тут, — иеромонах водит рукой по белой стене. — Будучи 25 лет священником, я могу сказать, что в Волгоградской области нет расписанных иконостасов. Это эксклюзив.

Братья

В разговоре о реабилитационном центре батюшка часто говорит «мы», хотя хозяйственными делами он занимается в одиночку. Когда от усталости опускаются руки, иеромонах обращается к Богу и тогда, по его словам, происходят чудеса. Например, весной директор фирмы сельхозавиации предложил иеромонаху денежную поддержку для помощи птицам. На пожертвованные деньги отец Василиск закупил для нескольких хищных птиц просторные вольеры.  

 

— С двумя монахами мы любили выезжать за Волгу, гулять по лесу с термосом и пирожкам, — вспоминает иеромонах. — Когда уезжали, я всегда становился на тропинку и говорил: «Господи, как я хочу, чтобы здесь стояла моя келья». И теперь она стоит — четыре года я в ней живу.

С приходом в лес отца Василиска жизнь в пойме изменилась. Фазаны, почувствовав безопасность, выходят на открытые участки. В вольеры к орланам прилетают их сородичи. Перелетные птицы остаются в пойме на зимовку и питаются из кормушек, которые установил отец Василиск. Следить одному за состоянием 63-х гектаров леса иеромонаху стало трудно. Сейчас он оформляет документы, чтобы уменьшить территорию пользования.

По словам иеромонаха, в лесу ему не бывает одиноко. Время, проведенное наедине с собой и природой, отец Василиск называет «сказкой». Он скромно живёт на деньги с совершенных треб и редко тратит на себя. По делам в город отец Василиск ездит на велосипеде, но эти поездки не частые и по возможности быстрые.

— Я прям бегу быстрее от суеты. Самое сложное для меня, наверное, общаться с людьми. Часто они не такие, какими бы хотелось их видеть. Под себя всех не подстроишь, а может этого и не надо.

Я заметил, что с началом пандемии мы вошли в новую эру. Произошла какая-то подмена во всем. Порой стараешься сильно не откровенничать, не знаешь, что за этим скрывается. Не с каждым теперь и радостью можно поделиться, зависть какая-то появилась.

 

По выходным природный парк водит сюда экскурсии, на которых отец Василиск рассказывает об особенностях каждой птицы. В будние дни на территории реабилитационного центра стоит непривычная для городского жителя тишина, которую нарушают время от времени звонкие голоса птиц. 

— Помню, поехали отпускать птицу. Она как лайнер взмахнула в небо и полетела над поймой и камышами, — вспоминает отец Василиск. — Очень радостно на такое смотреть. Если попали они в наши руки, значит, надо им помогать. Всегда мне говорят: «А как же естественный отбор?» Он есть, безусловно. Но одно дело, когда он происходит не на наших глазах, а другое, когда умирающее животное попало к нам в руки. Это же братья наши меньше. А братьям нужно помогать. 

 

Материалы по теме
Мнение
4 авг
Григорий Мельконьянц
Григорий Мельконьянц
«Голос» подвел итоги мониторинга федеральных телеканалов за шестую неделю выборов
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Игорь
1 сен 17:57

У вас в первой главе в слове Спасение буква с пропущена

Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ЭкологияЗоозащитаВолгоградИстории
Хватит читать
Москву!
Хватит читать Москву!
Подпишись на рассылку
о настоящей жизни в российских
регионах
Подпишись на рассылку о жизни в регионах
Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ,
ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
ПРОДОЛЖАЯ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ САЙТОМ, ВЫ ПОДТВЕРЖДАЕТЕ, ЧТО ВАМ УЖЕ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!