Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 46 244 из 250 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. Шелтер в помощь. Как петербургский фонд «Птицы» спасает подвергшихся насилию в семье

Шелтер в помощь. Как петербургский фонд «Птицы» спасает подвергшихся насилию в семье

Александра Яшаркина
Коллаж Марии Старцевой, фото и видео Александры Яшаркиной

Людям, которые переживают насилие в семье, часто некуда обратиться за помощью. Есть телефоны доверия (доверять которым можно не всегда), психологи (с высокими ставками за сеанс), полиция (которая в большинстве случаев не может или не хочет помочь жертве насилия). Куда пойти после побоев, где переночевать, если агрессор отнял последние деньги, где спрятаться с ребенком и вернуться к нормальной жизни? Этими вопросами в 2018 году задались две подруги из Петербурга Тамара Дедикова и Наталия Никифорова. Они начали искать юристов и психологов для пострадавших и вскоре создали фонд помощи жертвам насилия «Птицы» и шелтер в Петербурге. Как им это удалось — в репортаже корреспондента «7х7» Александры Яшаркиной.

Место, чтобы спрятаться

С Наталией мне не удалось встретиться с первого раза. В назначенный день ее вызвали в Следственный комитет по делу одной из подопечных. Утром второго дня Наталия написала, что снова уезжает к следователям, предложила мне осмотреть шелтер без нее и подождать ее там. 

Василеостровский район, одна из старых пятиэтажек с огромной парадной. В квартирах таких домов — высокие потолки, большие окна и странная планировка «трамвайчиком» с узкими прямоугольными комнатами. Найти нужную квартиру нелегко: на старой деревянной двери нет никаких опознавательных знаков. Дверь открыла девушка с копной фиолетовых афрокосичек. Это Лика Александриди, администратор шелтера. Первым делом мы идем пить чай с бутербродами на кухню, где все заставлено пакетами с вещами и документами, а потом Лика показывает мне квартиру.

Помещение для шелтера предоставила одна из подписчиц паблика «Птицы», мама троих детей. Сейчас она не живет в Петербурге, поэтому передала квартиру в пользование фонду на льготных условиях — нужно оплачивать только коммунальные услуги.

Квартира долго пустовала — в ванной разрослась плесень, потолки на кухне несколько раз заливали соседи, гостиная заставлена советскими сервантами. С февраля здесь кипит ремонт. Нужно поменять истлевшую проводку, переклеить обои, заказать натяжные потолки, купить мебель. Тогда сюда можно будет поселить четырех мам с детьми. В одной комнате будет спальня с двухэтажными кроватями для взрослых и маленькими кроватями для детей, в другой — игровая и помещение для лекций, в третьей — админская, где будет жить Лика. С ремонтом помогают волонтеры, люди делятся контактами мастеров, приносят в будущий шелтер продукты и вещи, подарили раковину, мультиварку, микроволновку.

Лика Александриди

Лика Александриди

Лика заказывает продукты на обед. Рассказывает, что, когда у нее в жизни была сложная ситуация, она пыталась дозвониться хоть на какой-нибудь телефон доверия, но не дозвонилась ни на один: 

— Позвонила в обычную больницу, в которой какая-то обычная медсестра со мной поговорила и этим, наверное, спасла мне жизнь. А в Питер я приехала с дочкой из Москвы отпраздновать этот Новый год с Наташей (наши дети дружат, и моя затребовала праздники в Питере). Девчонки давно хотели позвать меня в помощь проекту, мы думали о филиале «Птиц» в столице, но вдруг мы стоим у дверей этой квартиры с ключами и начинаем что-то делать. Я могу построить примерно что угодно дендрофекальным способом, я делаю фестиваль памяти Вени Д’ркина, ставлю сцену на фестивале «Платформа» и организую свой фест «Малая толика». Дочке здесь тоже хорошо: у нее синдром Марфана, я нашла ей хорошего врача, здесь у нее друзья, по большей части она живет у Наташи. 

Правила

— В нашем первом шелтере живут бездетные девушки, а здесь будут жить мамы с детьми. Для мальчиков у нас пока, к сожалению, квартиры нет, но было бы здорово, если б она когда-нибудь появилась. Здесь будет место, чтобы спать, чтобы есть и играть. Никаких особых изысков, но мы очень хотим проводить здесь лекции для девочек, показывать обучающие фильмы, для этого нужен экран. Сейчас у нас уходит много денег на ремонт, уже вложили больше 100 тысяч и много сил. Из средств фонда мы оплачиваем коммунальные счета и еду для подопечных. Иногда из собственного кармана оплачиваем такси, когда нужно срочно кого-то вывезти, — говорит Лика.

Подопечные шелтера подписывают договор, в котором оговаривается, в течение какого времени можно жить здесь бесплатно (обычно — месяц). После этого человек должен найти себе работу, жилье, устроить свою жизнь. В этом ему помогает фонд. 

Есть несколько правил, самое важное из которых — никому не рассказывать о шелтере, иначе родственники жертвы и агрессоры могут приехать по адресу и попытаться силой вернуть пострадавшую домой. На этот случай в шелтере будет тревожная кнопка для вызова частной охранной службы.

Еще здесь запрещено употреблять алкоголь и наркотики, курить, шуметь по вечерам, мешать другим, возвращаться в шелтер после 22:00 (ключи всегда находятся у администратора, подопечным их не дают).

Команда и волонтеры

В команде фонда у всех свои обязанности, но они часто пересекаются, потому что рук не хватает. Например, Лика занимается ремонтом и затем будет следить за порядком в шелтере, принимает звонки и иногда «выезжает на спасение» — помогает жертве уехать в шелтер. Тамара пишет о работе фонда в свой блог и помогает собирать пожертвования, на ее авторский паблик «Тамара, какого хрена?» и другие соцсети подписаны 150 тыс. человек. Наталия выполняет организаторскую работу, ездит с пострадавшими в больницы и правоохранительные органы. Ирина Ярощук пишет научные работы и занимается сбором пожертвований, Катя координирует работу сотрудников, а на Украине живет Лида (Лиса), которая обзванивает различные инстанции, добиваясь выдачи документов, работает с местными кейсами и пишет отчетные посты в соцсети в неповторимом стиле.

В фонде работают команды психологов и юристов. Часть из них консультируют бесплатно, часть получают зарплату по договору. И еще есть большая команда волонтеров — самые разные люди: дизайнеры, ремонтники, няни, учителя. Они звонят в инстанции, сопровождают пострадавших, помогают усмирить агрессора, привозят продукты, собирают вещи. 

Наталия Никифорова

Наталия Никифорова

Генерального директора Наталию Никифорову все называют просто Птица. Прозвище осталось с тех времен, когда у нее в соцсетях был ник Птица Говорун, — так сама Наталия иронично характеризовала себя за «болтовню и занудство». Телефон в ее руке звонит почти непрерывно, и, пока мы общаемся, она успевает договориться о разгрузке фуры с памперсами, разработать расширенную анкету для обращений пострадавших и решить, что нужно готовить на обед. Ее энергичность заразительна, так что вместо формального интервью я начинаю замешивать тесто, а Птица параллельно с другими делами рассказывает истории из жизни подопечных.

— Когда я развелась со своим мужем, потому что он начал меня бить, я искала ответ на вопрос, что я делала не так, — рассказывает Птица. — Я полезла в науку и в разные кризисные центры как волонтер. Я стала писать об этом, изучать тему и постепенно набиралась опыта. Однажды в 2018 году я взяла вискарик и поехала в гости к своей подруге Тамаре, мы сели обсуждать нашу жизнь. С жизнью все было не так, а с обсуждения наших личных проблем мы перешли на то, что у девчонок в этом мире тоже все не так, все кругом страдают. Мы начали мечтать: вот бы пришел кто-то, дал нам три чемодана денег, и мы бы сразу создали очень крутую организацию и всех бы спасли. У нас были бы юристы, психологи, волонтеры, операторы на телефоне. Где-то к концу бутылки виски мы поняли, что никто не придет и не даст нам три чемодана денег. Да и кто мы вообще такие, Наташа и Тамара?

Но ведь хоть что-то мы можем сами. Даже если мы поможем одному человеку, единица — это больше нуля.

Подруги стали собирать знакомых. Спрашивали юристов, психологов, могут ли они проводить бесплатные консультации. В 2019 году попытались снять квартиру для подопечных, вложили собственные средства и деньги, которые приносила реклама в паблике Тамары, для аренды на несколько месяцев, но потом деньги закончились. Без статуса НКО подруги не могли принимать пожертвования официально.

Так постепенно небольшая инициатива выросла до волонтерского центра. Название придумала Тамара — «Птицы», то есть Наташины подопечные, которым нужно гнездо. Наталия и Тамара не ожидали, что все примет такой размах, что на них в таком количестве посыпятся заявки. Особенно сложной была осень 2019 года, когда в центр начали обращаться люди со странными идеями. Одна женщина считала, что ее сосед пытался совершить с ней «харассмент у мусоропровода», и это словосочетание в фонде стало мемом. Другая сказала, что она — герцогиня талибов и ей во все розетки в квартире талибы вмонтировали камеры. Теперь, шутит Наталия, у фонда есть единица измерения неадеквата — 1 ГТ (одна герцогиня талибов): 

— Это звучит смешно, но на самом деле это очень страшно. Страшно оттого, что люди в поисках помощи не знают, куда обратиться.

Специалисты откликнулись, работа начала налаживаться, а структура помощи проясняться, но денег и уверенности по-прежнему не было. Как раз в этот момент случилась пандемия. Девушки решили сделать паузу и открыться позже, но выяснилось, что, кроме «Птиц», по этому профилю в Петербурге никто не работает и людям некуда идти. Так Наталия собрала в шелтер шесть подопечных и прожила с ними весну и лето 2020 года. Это был трудный опыт, но он убедил Наталию, что она не имеет права сдаваться. 

В том же 2020 году команда зарегистрировала НКО. 

 

За все услуги фирма получила около 30 тыс. руб. Когда Минюст зарегистрирует ваш фонд, можно работать и официально платить налоги.

— Это очень грустная история, потому что примерно 46% белой зарплаты наших сотрудников — это налоги, — говорит Наталия. — Мы делаем работу, которую вообще-то должно делать государство. Мы не наживаемся на этом, и, когда у нас сотрудник получает 30 тысяч рублей и еще 12 тысяч мы должны отдать государству налогами, это очень обидно. Стало больше отчетов, больше расходов.

Пожертвования к нам идут через онлайн-кассу, и, если нам человек жертвует 100 рублей, доходит из них примерно 70. Зато благодаря регистрации можно получить хороший грант. Но в этом тоже есть опасность: например, я не могу принять помощь коллег из Италии — просто не знаю, что мне надо сделать, чтобы не стать иностранным агентом.

Ноу-хау

По словам Ирины, которая заведует сбором пожертвований и ведет научную работу по социальной поддержке, изначально «Птицам» донатили друзья и сочувствующие, потом аудитория начала расширяться. Сейчас у «Птиц» около 5 тыс. подписчиков, они помогают очень активно. Появляются компании-жертвователи: Proctor&Gamble Russia, некоторые сети магазинов. Фонд в свою очередь предлагает организациям лекции о насилии на рабочем месте, тренинги, мастер-классы, вебинары, чтобы жертвователи получали пользу, а не просто удовольствие от помощи. Фонд проводит музыкальные концерты, на которых тоже собирает средства. 

Ирина Ярощук

Ирина Ярощук

Кому не стоит открывать фонд

— Тому, кто хочет заниматься не помощью, а спасательством, — уверена Птица. — Мы не можем никого спасти. В первую очередь ответственность за свою жизнь лежит на том человеке, который эту жизнь живет. Мы можем помочь, но мы не можем никого вытащить насильно, не можем заставить человека жить так, как мы считаем правильным: в конце концов, каждый из нас имеет право сам копать себе могилу. Еще надо помнить, что люди бывают разные. Быть жертвой, чувствовать себя жертвой и позиционировать себя жертвой — это три разных состояния. Бывает, к нам приходят девушки, после которых хочется скинуться на вискарь и отправить его мужу, этому страшному абьюзеру. Одна девушка просила защитить ее от экономического абьюза мужа. Она семь лет не могла устроиться на работу, потому что вокруг был жестокий мир, а ее злой муж купил ее маме квартиру, но отказался спонсировать издание книги жены о ее нелегком жизненном пути. Такой вот абьюз. Были случаи, когда девушки врали, чтобы получить возможность пожить в шелтере на халяву. Не все понимают, что это совершенно некоролевские условия. Например, рассталась с молодым человеком, ей очень хочется отомстить и просится в шелтер. Поэтому, люди, которые считают, что жертва ни в чем не виновата и проверять ее не надо, пожалуйста, не открывайте фонд. Вы очень быстро разобьете розовые очки, это очень больно и грустно.

По словам Лики, идеальный шелтер выглядит так: 

— Нужна большая территория, в идеале — частный дом с высоким забором и видеонаблюдением. Нужны отдельные комнаты, хоть даже и маленькие, чтобы не все вместе жили. Человеку нужно личное пространство. Там должны быть воспитатели для детей, чтобы могли присмотреть, домашняя мини-школа, зал для лекций и фильмов, игровая. Двор с детской площадкой, чтобы можно было гулять, сад.

Пока мы общались, из приготовленного мной теста Лика испекла блины на новой, купленной на деньги фонда плите — у старой плиты огонь извергался из отверстий для ручек. К готовке присоединялись все по очереди, так что и блины получились разными. Птица постоянно отвлекается от еды, чтобы проверить сообщения, записать голосовое или отправить документы. Иронично жалуется на загруженное расписание: в череде дел нужно выделить время для стоматолога.
— В какой-то момент клиника становится самым спокойным местом в городе, а установка импланта — очень расслабляющим процессом, — шутит она. — Здесь тебя уже точно никто не достанет и команды простые: откройте рот, закройте рот. 

Дело на паузу не поставить. В марте фонд подписал договор с московской организацией «Детские деревни СОС», чтобы размещать своих подопечных с детьми в Москве и Московской области. Лиса продолжает атаковать чиновников, требуя поймать скрывающегося на Украине российского педофила. Волонтеры зашпаклевали стены в будущей спальне питерского шелтера, теперь ищут туда полотенца, детские кровати, письменный стол, зеркало, краски и помощников.


Где получить помощь на Украине и в Беларуси

Украина

Украинское представительство Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА)
Телефон: +380-44-281-3231

Бахмутское бюро правовой помощи Краматорского местного центра по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи 
Телефоны: 06274-98-44, 050-654-76-61
Адрес: г. Бахмут, ул. Василия Першина, 11/11

Центр по делам семьи и женщин Деснянского района города Киева
Адрес: г. Киев, ул. Курчатова, 14а
Телефоны: + (38) 044-518-73-72
+ (38) 044-518-96-00

Киевский городской центр гендерного равенства, предотвращения и противодействия насилию
Адрес: г. Киев, ул. Ильенко, 20
Телефоны доверия: 15-00 (со стационарного), 044-272-15-00 (с мобильного)

Киевский городской центр социальных служб
Адрес: ул. Александра Довженко, д. 2, каб. 27
Телефон: (044) 456-85-54

Министерство социальной политики Украины
Телефон: 0-800-502-757 (горячая линия) 

Национальная горячая линия по предупреждению домашнего насилия, торговли людьми и гендерной дискриминации
Телефоны: 0-800-500-335 (бесплатно со стационарного или мобильного телефонов, уличных таксофонов в г. Киеве), 116-123 (с мобильного) 

Беларусь
Общественное объединение «Радислава»
Адрес: г. Минск, ул. Лещинского, 7 
Телефон: 215-53-98
Телефон для размещения в убежище: +375-29-610-83-55

SOS-дом (приют) для временного проживания женщин с несовершеннолетними детьми (частное социально-педагогическое учреждение образования «SOS - Детская деревня Боровляны»)
Телефон: +375-17-511-32-12, +375-29-155-32-07

Социальный центр «Счастливый малыш» (для женщин с детьми до трех лет)
Телефон: +375-17-222-05-65

SOS-дом (приют) для временного проживания женщин с несовершеннолетними детьми (частное социально-педагогическое учреждение образования «SOS - Детская деревня Могилёв»)
Телефоны: +375-222-23-40-89, +375-44-561-82-57

SOS-дом (приют) для временного проживания женщин с несовершеннолетними детьми (частное социально-педагогическое учреждение образования «SOS - Детская деревня Марьина Горка»)
Телефоны: +375-1713-64-4-13, +375-44-555-76-65

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
ОткрытияБлаготворительностьФеминизмОбщество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Отправить сообщение об ошибке/опечатке
× Закрыть
Ваше сообщение было отправлено администратору. Спасибо за вашу внимательность!