Горизонтальная Россия
Собирается ежемесячно 35 015 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Горизонтальная Россия
  2. «Судьба демократии зависит не от президента». Помощник Бориса Ельцина – о том, почему тот не хотел для России авторитарного режима, но выбрал такого преемника

«Судьба демократии зависит не от президента». Помощник Бориса Ельцина – о том, почему тот не хотел для России авторитарного режима, но выбрал такого преемника

Евгения Сибирцева
Рабочая поездка президента РФ Бориса Ельцина в Красноярский край, 1994 год
Фото Дмитрия Соколова | Архив Президентского центра Б.Н. Ельцина

Первая в 2021 году онлайн-встреча «Школы гражданского просвещения» была приурочена к 90-летию со дня рождения первого президента России Бориса Ельцина. На вопросы участников встречи и слушателей ответил аналитик, публицист, помощник Ельцина в 1994–1997 гг. Георгий Сатаров. О том, как Борис Ельцин пришел во власть из сферы строительства, почему он не пользовался возможностью построить авторитарный режим, но выбрал в преемники Владимира Путина, и что он думал о происходящем в стране после своей отставки - в обзоре «7x7», который собран из воспоминаний Георгия Сатарова и его ответов на вопросы слушателей.

Ельцин как руководитель

- Дистанция между Ельциным, который манифестировал в себя, и Ельциным реальным, совершенно гигантская. Главная часть карьеры Ельцина – это успешный строитель. Причем, чтобы было понятно, он заканчивает институт, он приходит в строительный трест на стройку к руководителю этой стройки, и тот должен его назначить на должность мастера на некий участок, это стартовая должность. Ельцин говорит: «Можно мне сначала по месяцу поработать во всех бригадах. А потом уж я пойду на мастера». Это строитель, который прошел все. Можете ли вы себе представить строителя, который не ругается матом? Органически. Нет, это просто нереально. Но он не ругался, и в его присутствии невозможно было ругаться. Да и большого желания не было.

Для ясности: все политики делятся на две неравные категории. Самая большая категория – это политики, которые не терпят рядом с собой людей, которые хоть в чем-то выше их: будь то рост, будь то знания, будь то, я не знаю, ораторский талант или успех у женщин, или что бы там ни было. А есть политики, которые окружают себя людьми, которые в чем-то превосходят их, потому что в этом разбираются лучше, вот здесь прочитали больше, и так далее, и так далее. Это маленькая категория, и Ельцин относился к ней. При этом он как-то не стеснялся, что эти люди его превосходят.

Мифы о Ельцине

Миф № 1

– Традиционный миф о Ельцине – это человек власти, это политический бог, для него самое главное – власть. Давайте разбираться, я три эпизода разберу про этого человека власти.

В семидесятые годы у КПСС были проблемы с кадрами. Было решено сделать огромную такую «инъекцию» со стороны каких-то замечательных специалистов, производственников, строителей, инженеров и так далее. И в партию их, чтобы они так же талантливо двигали партийные дела. И вот Ельцин попал под эту историю. Хотя у него была бешеная карьера как замечательного строителя, он согласился. Стал секретарем обкома одного из ведущих в стране [регионов]. Это Свердловская область – оружие, гигантские производства и так далее. Потом его выдернули в Москву. И потом предложили самый главный региональный пост – это секретарь московского городского комитета партии. А Ельцин... То, что тогда происходило, то, что называлось «перестройка», он это переживал как свое дело. Где-то что-то не вязалось, это было для него очень серьезно. Он начал переписку и разговоры с Горбачевым по поводу того, что тут тормозится, тут тормозится.

Закончилось это серьезно - конфликтом с секретариатом ЦК и конфликтом с Горбачевым, и Ельцина выкинули из Политбюро, выкинули с поста главного партийного босса Москвы. Дали какую-то боковую должность в строительном комитете. В общем, это называется конец карьеры, потому что это 1987 год.

И никому в тот момент не могло прийти в голову, что в 1989 году будут свободные выборы. И Ельцину это тоже не могло прийти в голову. Расчет на эту карьеру, на этот возврат как лидера недовольных был невозможен. И тем не менее он пошел против спокойной конформистской позиции движения дальше наверх. Это пример один.

Пример номер два. 1993 год, осень, когда Ельцин разогнал Съезд народных депутатов, Верховный совет. Сейчас говорят: ой, Ельцин разогнал парламент. К хренам собачьим такой парламент. Это был обычный орган советской власти и больше ничего. То есть Ельцин похоронил КПСС, Советский Союз и советскую власть в 1993 году. И чтобы это произошло, все шишки и все проблемы он взял на себя. Но при этом он остался фактически единственным верховным источником власти в стране. А если ты человек власти, то все, ты этого достиг, теперь надо просто подольше продлить эту ситуацию. Но выборы, голосование по Конституции – без промедления.

Пример номер три всем очевиден - выступление Бориса Николаевича по телевизору. Это 31 декабря 1999 года, когда он ушел в отставку. Даже Путин недавно признал, что это был первый в истории нашей древней родины случай добровольного ухода человека от власти.

Остальные уходили либо недобровольно, либо в результате летального исхода. Ельцин был первый. Это что, человек, для которого власть – это главное?

Миф № 2

– Ельцин – это танк, разрушитель, который крушит все, для него нет никаких преград. Столь же далеко от реальности. На Бориса Николаевича с разных сторон по разным поводам сыпалось много всего в речах политических конкурентов, в речах близких политических людей, по телевизору, от журналистов, и так далее, и так далее. А мы, когда готовили его тексты, иногда туда вставляли какие-нибудь инвективы – такие яркие, чтобы это было по-ельцински – против его политических противников. И дальше он, рвя бумагу своей ручкой с черными чернилами, вычеркивал все эти инвективы. Легко проверяется, это все доступно. Все его выступления, они все есть в архиве "Ельцин-центра", можно посмотреть. Вы не найдете ни одного выпада против его политических противников.

О Конституции

Есть мнение, что Конституция, принятая в 1993 году, и вся модель, которая выстроена в стране, - централизованная, вертикальная, где у президента очень много полномочий. И то, что Ельцин не пользовался этими полномочиями для подавления свобод и выстраивания авторитарной модели, было исключительно заслугой того, что он этого не хотел делать. Но можно было предполагать, что в какой-то момент это ружье, висящее на стене, может оказаться в руках человека, который захочет им воспользоваться для выстраивания авторитаризма. Важный ли это был критерий, например, при выборе преемника?

– Начнем с того, что поправки [в Конституцию] того, что Ельцин в последний момент вносил своей рукой, опубликованы. Тут ничего закрытого нет. Между моментом, когда Ельцину была передана эта Конституция, и когда начался новый этап работы над ней, был известный перерыв. Потом некая бригада юристов-конституционалистов снова над этим работала. Я не был участником этой работы или ее свидетелем, но я догадываюсь, что они получали некие наставления либо прямо от Ельцина, либо от Ельцина через Филатова и Батурина. Филатов – руководитель администрации, Батурин тогда был его помощником по правовым вопросам. И эти рекомендации могли выглядеть очень просто. Исходящие, конечно, от Ельцина напрямую - подстраховаться, чтобы не повторилась та же самая история. То, что пережили в сентябре и октябре 1993-го. Это было главное.

Если же говорить о полномочиях, я могу вам перечислить кучу полномочий, где президент был совершенно бессилен. И с этого началась история 94-го года – с амнистии. Амнистия – это прямое полномочие Думы, в которое президент не может вмешиваться. Это был один из вопросов, который мне был задан [Ельциным], когда я стал помощником: «Георгий Александрович, мы можем что-нибудь сделать?».

Я говорю, по Конституции это так-то и так-то. Президент [Ельцин]: «Значит, будем жить по Конституции».

Во многих конституциях федеративных стран есть так называемый институт федерального вмешательства. У нас этого не было и нет до сих пор. Вернее, он не существует как специальный институт, он появился как назначение, снятие губернаторов, что по ельцинской Конституции было невозможно. Началась антиконституционная практика, которая теперь поправлена еще некими поправками. Баланс был нарушен серьезно в двух вещах - резко уменьшено влияние парламента на исполнительную власть и урезан институт по парламентскому расследованию. И добавлена роль президента как судьи в случае конфликта между парламентом и правительством. Президент имеет право выбора - кого мне обидеть, объявить перевыборы или отправить правительство в отставку. Это тоже было добавлено как перевес чисто в президентскую сторону. Это основные вещи. И все.

У нас-то все началось со специального прочтения «два срока подряд» [для президента РФ]. Представьте себе дюжину конституционалистов, которые вылизывают этот текст перед тем, как передать президенту. Нигде никогда этот текст (а это аутентичный перевод из других конституций) не читается иначе.

О демократии сверху

– Очень многие, кто пережил этот период [1990-е годы], часто задают вопрос: а как так получилось то, что получилось сейчас?  Есть ли какая-то предопределенность российской судьбы, колея и прочая ерунда. Вопрос, вообще говоря, сложный, но я попробую дать сравнительно лаконичный ответ, и он, на мой взгляд, выглядит так. Судьба демократии зависит не от президентов и не от институтов. Как функционирует эта демократия, когда она демократия, да, это важно, эти институты. А зависит это от общества.

Проблема была в том, что мы получили свободу, мы получили демократию сверху. Конечно, был август 91-го года, была сравнительно небольшая группа людей – несколько десятков тысяч, которые стояли вокруг Белого дома и заблокировали возможность штурма Белого дома своими телами, но в целом мы получили ее сверху.

А то, что ты получаешь сверху, да к тому же еще не очень к этому готов, то не очень ценится. А проблема в том, что демократия – это постоянный труд общества и постоянная готовность ее защищать, в любой момент.

Как в Париже – раз, проблема – и два миллиона на площади, и вот тогда все нормально. Является ли это колеей? Я считаю, что нет. Потому что я сейчас вижу тех, кому от 15 до 35, которые выходят на улицы под дубинки, и они завоюют и демократию, и свободу. Но это уже будет завоеванная демократия и свобода, это совершенно другая ситуация. И они ее не отдадут.

На самом деле, во всей это ситуации: девяностые, вот эти два десятка потерянных лет, то, что будет после этого – это, в общем, все проходили. Как пишут историки: «Революции не ходят в одиночку». Вспомните Великую французскую революцию и еще как минимум две штуки после этого, и так далее… Англия, Россия сто лет назад, даже больше чем сто лет назад. То, что не получилось с первой попытки, даже если эта попытка длилась целых десять лет, это, с исторической точки зрения, не трагедия, а лишь попытка. Проблема только одна – лишь бы не развалиться. А так, в общем, все впереди, я считаю. 

О том, почему в декабре 1993 года Ельцин не пошел одновременно на выборы в Госдуму и президента

– Этот вариант был частью так называемого «нулевого варианта», который рассматривался в Свято-Даниловском монастыре. Он там был парафирован, принесен в думу, а там Макашов сказал: «Да вы что, охренели что ли? Опились там к чертям собачьим?». И потом началось – штурм Останкино и так далее, и ответ Ельцину. Поэтому он счел себя не должным перед ними выполнять те обязательства, которые были достигнуты в Свято-Даниловском монастыре по понятным причинам (прим. ред. - переговоры сторонников Верховного Совета РФ и президента РФ при посредничестве РПЦ в октябре 1993 года).

О преемнике

– Ельцин к 1996 году не подготовил в демократических рядах достойного кандидата для участия в президентских выборах вместо него. На самом деле это было его страданием. Его спросила Людмила Григорьевна Пихоя в начале 95-го года: «Борис Николаевич, Вы пойдете на президентские выборы?». На что он ответил: «Если не будет сильного кандидата, готового победить коммунистов, то придется идти». Он, в общем, был прав, что был вынужден идти. Но он был не прав, что не озаботился тем, чтобы такая фигура появилась.

Преемственность политической власти, подчеркиваю, политической, не власти одной семьи, это нормальное дело. Противостоит этому только одно – это мнение избирателей. А что касается Путина, решение о том, что нужен другой типаж преемника, Ельцин принял после дефолта. Для него дефолт был совершенно жутким шоком. Если до этого он полагал, что это должен был быть кто-то вроде Немцова, Кириенко, как бы второй Гайдар, продолжатель либерального прорыва, то после дефолта ему важен был охранитель - он должен сохранить достигнутое. Он начал перебирать среди служивых людей. Это легко вспомнить и восстановить. Путин был просто один из них. 

Об алкоголизме Ельцина

– Да, была такая проблема. Сейчас объясню масштаб и исток этой проблемы. Дело в том, что Борис Николаевич – интроверт. Это трудно себе представить: как это, политик и интроверт? Но это действительно так. Это значит, что он все проблемы пережигал в себе. Интроверт не делится тем, что у него болит и так далее. Алкоголизма, конечно, там никакого не было, споить его было невозможно просто практически. Это не значит, что он не позволял себе, когда действительно было тяжело, устал и так далее. Он перестал пить в 1995 году. В конце 1995-го у него был очень сильный инфаркт.  

Об отношении Ельцина к начавшимся в 2000-е разгонам оппозиционных митингов

– Четвертый год [после отставки], Беслан. Потом одиннадцатое, по-моему, сентября, когда меры свои огласил Путин антитеррористические. Вот в таких кавычках: «Антитеррористические». Мне звонит Борис Ефимович Немцов и говорит: «Юра, приезжай скорее! Я тебе расскажу одну вещь». Я лечу к нему. А он в такой стекляшке напротив Сахаровского центра через Садовое кольцо, там какая-то нефтяная компания, где он работал в то время. Он мне рассказывает: «Один наш общий знакомый мне только что рассказал – извини, не буду его называть, но ему можно верить – сказал, что утром…  а это двенадцатое, по-моему… Ельцин рванул в Останкино требовать эфира». Правда, Таня с Валей его догнали, отговорили и увезли. Но он рванул. [Хотел выступить по телевидению, обратиться к народу, сказать, что что-то пошло не так?] Позже мы с ним это не обсуждали, потому что любой вопрос звучал бы слишком обвинительно. А ответ был бы довольно очевиден, потому что он признал бы, что ошибся. А признавать ошибки он умел.

Фото из архива Президентского центра Бориса Ельцина.

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Oleg-sg
10 фев 11:11

Не хотеть авторитарного режима, чтобы создать тоталитарный? Это о чем?

Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Конституция РоссииЛицаПутинГражданское просвещениеВластьВыборыПолитикаОбщество

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности