Горизонтальная Россия
Выбрать регион
Ульяновская область
Собирается ежемесячно 27 919 из 50 000
Межрегиональный интернет-журнал «7x7» Новости, мнения, блоги
  1. Ульяновская область
  2. Мечта фермера. Как три брата из Ульяновской области решили спасти дело отца и почему у них получилось

Мечта фермера. Как три брата из Ульяновской области решили спасти дело отца и почему у них получилось

Марина Тимофеева
Иван, Александр и Максим Паркаевы
Фото Марины Тимофеевой

Жили-были в Ульяновской области, в селе Александровка три брата — Александр, Максим и Иван. Детство их проходило в полях и на току, с отцом-фермером. С утра до ночи двое старших помогали сортировать зерно, а маленький Иван тут же, при них, играл с зерном, как в песочнице. Старшему Александру было 10 лет, когда отец слег от болезни и уже редко поднимался с постели. Все хозяйство и многомиллионные долги легли на плечи матери и сыновей. Сегодня во владении Паркаевых более трех тысяч гектаров пахотной земли, импортная техника и два десятка работников из односельчан. Но чтобы прийти к этому, им понадобилось почти 20 лет. Как им это удалось — в материале «7x7».

Не как все

Еще во времена СССР Александр Паркаев-старший мечтал создать новый городок недалеко от села Бирля Мелекесского района Ульяновской области со своей инфраструктурой, гостиницей для туристов и фонтаном. Но проект так и остался фантазией: после развала Союза Александр Иванович остался без работы, нужно было выживать. Занялся фермерством: взял 55 гектаров земли у администрации в безвозмездное пользование, еще 90 гектаров арендовал у пайщиков и начал выращивать пшеницу, ячмень и горох.

Создал ассоциацию из шести фермеров, но мало кто в этом видел развитие, через два года ассоциация развалилась, каждый пошел своей дорогой. Александр продолжал упорно развивать свое хозяйство, сеял элитное зерно и ухаживал за ним. Всей семьей ездили в поле, брали по ведру и вырезали сорняки. И так на всех 60 гектарах, всю неделю.

 
 
 

— Именно он научил нас, как правильно сортировать семена, что землю надо уважать и ухаживать за ней. Говорил, на каком поле что сеять, определял норму высева, какую технику использовать. Он первый, кто ввел севооборот, — говорит Александр-младший. 

В 1990-е пришлось купить домой ружье для защиты: тогда люди воровали все, что плохо лежит — зерно, технику, сливали солярку. Отношения с односельчанами разладились — одни от зависти, мол, нужно работать со всеми в колхозе, другие по иным причинам перестали с Паркаевыми здороваться, в сельсовете всерьез обсуждали, пускать ли паркаевских коров в общее стадо, раз фермеры пользуются совхозными землями. 

Но отец не сдавался, даже когда заболел. Он восстановил в пристрое школы детский сад, которого в Александровке не было семь лет. Вечерами дома устраивал с сыновьями чтения русской классики (особенно любил рассказы Шукшина), играл с ними в шахматы и хоккей, следил, чтобы уроки делали вовремя. Иван вспоминает, что именно отец его научил: “Если начал сегодня, то надо закончить, на завтра не откладывать”. 

Иван

Старшему Александру было десять, Максиму семь, а Ивану только два года, когда отец слег. Детство закончилось. Их мама Валентина Павловна изо всех сил старалась сохранить хозяйство, которое создал муж. Опустить руки не дали дети — надо было хоть как-то продержаться.

— Деньги были только на хлеб, питались тем, что сами выращивали, плюс держали коров, кур, свиней. Кредиты тогда были под большие проценты, поэтому их не брали. Помощи просили у всех, но помочь никто не мог, в сельском хозяйстве тогда был застой, — вспоминает Александр. Он, когда немного подрос, стал в семье за старшего и главной опорой матери.

Подготовить семена, засеять, собрать урожай, загрузить, отвезти, выгрузить… Сами себе бухгалтеры, механики, хлеборобы, разнорабочие. И в такой круговерти каждый год. В 13 лет Александр уже водил трактор с прицепом, по пять рейсов в день — это норма. Иван в этом же возрасте заведовал зерновым складом. Их сверстники в это время купались в речке, ездили гулять в город. Как только старший еще успел в музыкальной школе выучиться и освоить баян — загадка.

Испытания на прочность

К 2002 году у Паркаевых накопились миллионные долги. Их постепенно гасили, продавая большую часть урожая, остатки продавали в соседние деревни. За сезон удавалось заработать около 700 тысяч рублей, и все утекало как сквозь пальцы: на ремонт техники, на зарплату рабочим. При лучшем раскладе оставались в минусе на 200 тысяч рублей. Зерно в то время стоило копейки, Паркаевы работали себе в убыток. Чтобы свести концы с концами, братья брались за любую дополнительную работу: пахали соседям огороды, собирали металлолом, иногда в груде жестянок находили запчасти для своих тракторов.

— В самые неподходящие моменты ломалась техника, могла встать посреди уборки, в самый разгар работ. Порой не было масла, чтобы залить в двигатель. Однажды на тракторе у меня полетел выжимной подшипник, сам не понимал, да и боялся разобрать трактор пополам, позвал друзей постарше. Так и чинили трактор вместе. Но это легко сейчас рассказывать, а вот тогда это было в минус 20, в холодном гараже при одной лампочке: ключ уронил, и найти не можешь, — рассказывает Александр.

Александр

Был случай, когда он убирал урожай на старом, разбитом комбайне 40 гектаров, осталось убрать четверть поля, но от машины оторвалась жатка — главный механизм комбайна. Пришлось все оставить и ехать домой за трактором, а когда вернулся — ахнул: с горы Талагайской начался пожар, огонь уже зашел на поле. 

— Что тогда я только не испытал! Комбайн угнал на траву, жатку волоком пытался утащить с поля, но она как неваляшка нагрудила столько земли, что было уже без вариантов. Если сгорит четверть поля с урожаем и жатка, — это будет крах. Нашли в кустах железобетонную плиту, прицепили ее к трактору и тракторист гонял по краю пламени и сбивал его этой плитой, а мы с мамой тушили огнетушителями. Поле мы отстояли, эта история научила не отступать от своего, — вспоминает Александр.

Однажды зимой 2010 года он чудом не замерз. Мороз 38 градусов, солярка замерзла и грузовик ЗИЛ встал посреди поля. Вокруг ни души. Оторвал рукава у куртки, попробовал их разжечь и прогреть топливный насос с баком — бесполезно. Так и пошел семь километров до дома в порванной куртке.

Иногда накатывало отчаяние. Бывало, плакали, все хотели бросить. По словам Александра, некоторые не понимали, почему братья до сих пор не уехали из села, но вопрос в семье так никогда не стоял: совесть бы не позволила бросить дело. И понимали, что долги смогут выплатить только при одном раскладе — продолжая работать. 

Болезнь отца многое расставила по своим местам. 11 лет назад ему стало хуже, повезли его лечиться в Москву, и те, у кого семья брала в долг, вдруг испугались, что Александр-старший умрет и не вернет долги. Начали просить свое назад. 

— Никто не посмотрел, что нам тяжело, в тот момент все показали свое истинное лицо, — вспоминает Александр.

Засуха 2010 года едва не подкосила семью. Зерна собрали в три раза меньше обычного — 120 тонн. На семейном совете решили: если продавать урожай, будут убытки. Решили молоть фураж. Мололи на мельнице по очереди круглые сутки: Александр, Максим, мама Валентина оставалась в ночную смену. 

В 2012 году решили заняться животноводством. Закупили 13 бычков и коров. Молоко, сметану и творог поставляли в школу и детский сад, но дело пришлось закрыть: Валентина одна была за доярку, все ведра заняты молоком, рабочих рук не хватало.

В 16 лет Александр закончил школу с отличием, поступил в Димитровградский университетский многопрофильный лицей, там отучился два года, каждый день ездил на учебу за 40 километров. К ЕГЭ готовился параллельно с посевной. Потом поступил на очное отделение Самарского государственного технического университета по специальности “Бурение нефтяных и газовых скважин”, уже на втором курсе начал читать лекции по сельскому хозяйству. Три раза в неделю ездил домой, где оставались мама, два младших брата, прикованный к постели отец, 140 гектаров земли. 

Александровка сегодня

На въезде в Александровку первое, что бросается в глаза, — высокий, массивный склад-площадка для обработки зерна, по области подобных заброшенных строений сотни, но этот работает. По левую сторону, куда ведет первая развилка, — одноэтажные кирпичные строения с разбитыми окнами и проваленными крышами — это то, что осталось от коровников совхоза. Раньше здесь было “сердце” села, работа кипела почти круглосуточно. Сейчас на каждом коровнике — амбарный замок. 

 

Часть асфальтированной дороги ведет к центру села, главный ориентир здесь — дом культуры и построенная два года назад деревянная часовня. От них в разные стороны, как лучи, расходятся семь основных улиц с опрятными домиками. Есть фельдшерско-акушерский пункт, школа, детский сад, три продуктовых магазина. Жителей — меньше тысячи, летом население увеличивается на четверть за счет дачников из Самарской области — оттуда в Александровку ближе, чем из Ульяновска. 

 

На окраине села — дом с новой крышей и с пластиковыми окнами, с фасадом, закрытым утеплителем. Это дом Паркаевых. Во дворе — пять тракторов, зерноуборочный комбайн, грузовик, их видно издали.

 
 
 

Еще несколько лет назад в этом доме жили всей семьей: родители Александр и Валентина и три их сына — Александр, Максим и Иван. Александр, съехал шесть лет назад, женился. Сейчас ему 29 лет, живет с семьей в Димитровграде, но каждый день приезжает в Александровку за 40 километров. Максим два года назад тоже отделился со своей семьей. 

Младшему Ивану 21 год, по данным регионального Министерства сельского хозяйства, он — один из самых молодых фермеров Ульяновской области. Братья очень похожи друг на друга: крепкие, широкоплечие, на слова сдержанные, но искренние.

Иван, Александр, Максим

Как вернуть людей в село

Восемь лет семья Паркаевых отдавала долги и спасала хозяйство от банкротства. В 2012 году Александр решил участвовать в программе «Начинающий фермер»: зарегистрировал крестьянско-фермерское хозяйство, подал заявку. Бизнес-план молодого, но опытного фермера без проблем прошел отбор. На развитие хозяйства Александру выделили более миллиона рублей, эти деньги помогли встать на ноги.

Пример старшего брата вдохновил и младших. В 2018 году грант по программе «Агростартап» получил Максим, в 2019 — Иван. У каждого сегодня свое крестьянско-фермерское хозяйство. Втроем они дали работу 20 сельчанам, но рабочих рук по-прежнему не хватает. 

Максим

— Если бы я знал, как вернуть людей на село — уже бы сделал, — говорит Максим. — Говорят, в деревне с кадрами плохо, это правда. Нет ни механизаторов, ни трактористов, все рвутся в город. Мы стараемся обеспечить хорошие условия для каждого, даже оплачиваем ежедневно бензин для тех, кто приезжает из соседних сел, но этого недостаточно, молодежь все равно стремится в город. Раньше все говорили: нет школ, нет детских садов, нет зарплат, сейчас со всем все как надо, а продолжения на деревне нет: потребности у людей новые, хочется и сходить куда-нибудь, и досуг на выбор.

Паркаевы предлагают ввести в российских школах дополнительные часы, рассказывать детям, что такое потребительский кооператив, давать основы предпринимательской деятельности, чтобы сломать стереотип о фермерах как о «замученных трудягах без шансов на самостоятельную и достойную жизнь». Паркаевых жизнь учила жестко, сейчас больше шансов получить помощь и быстрее встать на ноги. Свою инициативу они уже выдвинули на одном из съездов Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России.

Хозяев на селе осталось мало. Из тех, кто все-таки не уехал в город, работать хотят немногие, а некоторые, по словам Максима, занимаются откровенным вредительством:

— Бывает, инвентарь воруют, сейчас даже приехать на одно из полей — вы увидите, как мы посадили озимую, а их уже испортили: сделали десятки кругов (пятачков) на машине, результат — урожая на том месте не будет.

Вперед, к новой ферме

20 лет семья боролась не только за хозяйство, но и за отца. Дорогостоящее лечение в Самаре и постоянные операции в Москве продлевали его жизнь, но не побеждали болезнь Александра-старшего. 31 октября 2020 года он ушел из жизни. 

— “Хлеб всему голова”, говорил он. Своим упорством он показал, как работать, что такое труд. Я с малых лет был везде с ним: на поле, на току, на сенокосе, в администрации. Он всегда был сдержанным, добрым и честным. Папа дал мне запас знаний, чтобы я смог самостоятельно вести хозяйство, и самое главное — это уметь слышать людей. Отец мне дал все, — говорит Александр. 

Валентина Павловна передала все дела сыновьям: сейчас она заведующая в детском саду и бабушка — дома. У братьев крепкие хозяйства, сейчас они могут себе позволить съездить в отпуск на море и уже не просят помощи — помогают сами: выделяют деньги на косметический ремонт садика и школы, помогли построить ту самую часовню в центре села, зимой чистят дороги на шесть деревень, начали восстанавливать местный пляж — летом завезли песок, в следующем году планируют поставить забор и благоустроить. 

В 2021 году братья хотят строить новую ферму — автоматизированную, на 150 голов. Рабочих уже наняли. Вложили свои 8 миллионов рублей, а 12 миллионов на строительство снова привлекли “головой”, участвуя в грантовом конкурсе “Семейная ферма”. Может быть, не в Бирле, как когда-то мечтал их отец, а в Александровке они создадут деревню будущего.

В деревнях и селах Ульяновской области живут 290 тысяч человек, ежегодно, по данным Росстата, в город стремится переехать более двух тысяч человек. По прогнозам, при благоприятном раскладе до 2036 года сельское население сократится на 52 тысячи человек.

Марина Тимофеева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (4)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Саша
16 дек 2020 16:00

Интересный рассказ

Антон
16 дек 2020 16:10

Да ладно, наворавали полюбому

Алексей Якушев
20 дек 2020 11:43

Саша с братьями молодуы!👍👍👍

Нина
22 дек 2020 21:02

Я не знала , что Александру и его семье пришлось пройти через такие тернии. Ещё больше возрос он в моих глазах. К сожалению с отцом не была знакома лично, царствие ему небесного. Хороших сыновей вырастили и воспитали. Если в каждой деревне будут такие парни, наши сёла возродятся.

Стать блогером
Свежие материалы
Рубрики по теме
Ульяновская областьИсторииСельское хозяйство

Хватит читать Москву!

Подпишись на рассылку о настоящей жизни в российских регионах

Заполняя эту форму, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных
Нам нужна ваша поддержка
Мы хотим и дальше давать голос тем, кто прямо сейчас меняет свои города к лучшему: волонтерам, предпринимателям, активистам. Нас поддерживают благотворители и спонсоры, но гарантировать развитие и независимость могут только деньги читателей.
Ежемесячно
Разово
Сумма
100
200
500
1000
2000
Нажимая на кнопку «Поддержать» вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности